Новая перестройка призвана разрушить Россию

Андрей Фурсов

Горбачев-фонд и Комитет гражданских инициатив к "30-летию начала демократических реформ в СССР" подготовили доклад о "ценностях перестройки в контексте современной России". То есть, по мнению авторов, нам нужна новая эдакая Перестройка-2. Так что же это? Намеренное движение на старые грабли? Или непонимание реалий? Что сулит Перестройка-2 нынешней России, и чем была горбачевская перестройка — в беседе с Накануне.RU рассказал историк и публицист Андрей Фурсов.

Вопрос: Горбачев-фонд и Комитет гражданских инициатив подготовили доклад "Ценности перестройки в контексте современной России", в котором заявляют, что стране необходима и — даже неизбежна — новая перестройка. Чем была перестройка в СССР, и чем это может быть сегодня?

Андрей Фурсов: Если давать определение перестройке, то, на мой взгляд, это сознательное превращение структурного кризиса в системный, который окончился разрушением Советского Союза и советской системы.

Сам Горбачев говорил, что главной задачей своей жизни он всегда считал разрушение коммунизма. Хотя это, конечно, ложь, потому что ему, когда он был советским чиновником, в голову такое не могло бы прийти. Это называется "хорошая мина при плохой игре". Можно предположить, что те, кто говорит о новой перестройке, они предполагают, что это должно быть разрушение России, так как та перестройка разрушила СССР.

Вопрос: Авторы отмечают, что стимулом для новой реформы станут те же проблемы, которые привели к перестройке конца 1980-х — начала 90-х годов: "неэффективность и отсталость политической системы, экономическая и технологическая отсталость, архаические способы взаимодействия государства и общества" и прочее – как вам такие "стимулы"?

Андрей Фурсов: Проблема тех людей, которые работали с Горбачевым в 80-е, и их наследников в фонде Горбачева в нынешние годы – что они очень плохо представляют, как устроен современный мир. Поэтому все, что они рассказывают, не стоит воспринимать всерьез. Просто, видимо, те люди, которые писали доклад – они в интеллектуальном плане тоже недалеко ушли.

Вопрос: А у самой перестройки были какие-то "официальные" причины?

Андрей Фурсов: В 85-м году о перестройке никто не говорил, о ней заговорили чуть позже. Но вообще, если говорить о перестройке – это серьезный разговор о базовых противоречиях советского общества, о том, что возник структурный кризис, который горбачевщина превратила в системный.

Кстати, показательно, что в конце 80-х годов горбачевская команда пригласила в Советский Союз нобелевского лауреата русского происхождения Василия Леонтьева, который должен был, по мнению горбачевцев, подтвердить необходимость серьезных системных изменений в Советском Союзе именно из-за экономических проблем.

Леонтьев здесь работал несколько недель и пришел к выводу – да, у Советского Союза есть серьезные структурные проблемы в экономике, но нет ни одной проблемы, которая требует системных изменений. То есть, на самом деле, горбачевская позиция была неадекватна.

В этом смысле показательными являются высказывания Александра Николаевича Яковлева – другого "прораба" перестройки – его слова полностью опровергают то, что говорил Горбачев тогда, и то, что говорит его команда сегодня. В одном из его последних интервью Яковлев откровенно признавал, что объективных экономических причин для перестройки не было, что горбачевская команда просто хотела уничтожить коммунизм.

И у него еще есть два замечательных высказывания, которые вышли отдельной книгой уже после его смерти. В одном из интервью он сказал, что они стремились разрушить КПСС, используя тоталитарную дисциплину партии – то есть они сознательно разрушали КПСС, стержень советской системы.

И есть другое потрясающее высказывание – Яковлев говорил, что перестройкой они разрушали не только Советский Союз, но и тысячелетнюю модель всей русской истории. И в этом контексте то, что говорится о необходимости Перестройки-2, — это прямое указание на то, что русскую модель все-таки не доразрушили. И новые перестройщики пытаются сегодня доделать то, что не доделала перестройка тогда.

Вопрос: В то время было провозглашено еще и так называемое "новое мышление", которое по факту оказалось политикой уступок Западу – в наше время о "новом мышлении" возможно говорить?

Андрей Фурсов: "Новое мышление" было сдачей позиций советской системы, это было прямое предательство. И в нынешней ситуации об этом говорить невозможно, потому что мы заняли четкую позицию по сирийскому вопросу, по украинскому кризису, по многим другим вопросам. Это движение в противоположную сторону от того, что было сделано в перестройку.

И очень странно – сам же Горбачев говорил, что в нынешнем кризисе виноваты американцы, а в документе "новых перестройщиков" говорится о том, что обострение отношений с Западом – это угроза. Так кто угрожает? Запад угрожает.

Вопрос: Как раз об угрозе Запада — по мнению авторов доклада, России необходимо отказаться от опасной конфронтации с Западом, возродить демократические институты и политическую конкуренцию, избавиться от чрезмерной централизации власти…

Андрей Фурсов: То, о чем говорится в концепте – это, по сути, подготовка России к полной капитуляции перед Западом, к сдаче позиций, которая на этот раз обернется расчленением страны и установлением здесь власти транснациональных корпораций. Собственно, горбачевская перестройка и работала на это, но она не доработала.

После 91-го года у Запада была эйфория, и Клинтон сформулировал ее таким образом в 95 году, выступая перед американскими военными: "Мы позволим России быть. Но мы не позволим ей быть великой державой".

И в 90-е годы Россию от окончательного распада совпали несколько факторов: эта американская эйфория, то, что у нас оставалось ядерное оружие, китайский фактор, и, наконец, еще одна деталь – американцы полагали, что сохранение централизованной России позволит им более эффективно выкачивать из страны средства и ресурсы. Затем американцы отвлеклись на Ближний Восток после событий 11 сентября, и Россия получила время, чтобы вдохнуть. И то, что мы имеем сейчас – результат того, что мы успели вдохнуть.

Кстати, Киссинджер во время сирийского кризиса предупреждал западную верхушку, что не надо давить на Россию в сирийском вопросе, потому что США могут выиграть в вопросе по Сирии, но потеряют все, что было наработано за 20 лет в России. Сегодня они это потеряли, поэтому этот доклад о новой перестройке – это попытка помочь Западу отыграть все проигранное за последние несколько лет.

Вопрос: Если сравнивать перестройку и другие пути развития, например, те же пятилетки – то какой путь нам нужен?

Андрей Фурсов: В истории ничего нельзя реставрировать – ни перестройки, ни пятилетки, но ответ очень простой: что получил Советский Союз в результате пятилеток? Он получил мощнейший военно-промышленный комплекс, на основе которого мы сначала сломали хребет фашизму, а потом восстановились и послали человека в космос. Что мы получили в результате перестройки? Пустые полки и прилавки магазинов, унижение 91-ого года и развал Советского Союза.

Главная проблема перестройщиков даже не в том, что они были предателями, они были – неудачниками. Горбачев – это классический неудачник. Наверное, если бы его наследникам удалось разрушить Россию сейчас – они бы кичились тем, что им удалось это сделать. Но я думаю, что на этот раз у них ничего не получится.

Накануне 29.05.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Фурсов
Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...