Контроль над обществом: опыт Главного управления имперской безопасности Третьего рейха

Александр Борисович Рудаков, историк, ветеран спецслужб, член-корреспондент Академии изучения проблем национальной безопасности РФ, автор книги «Секретные генетические, финансовые и разведывательные программы Третьего рейха», представил в ИДК свой доклад и ответил на вопросы аудитории. Стенограмму этой встречи мы предлагаем Вашему вниманию.

Я построю свой доклад вокруг структуры Главного управления имперской безопасности (РСХА). Давайте постараемся мыслить неординарно. Сначала ответим на вопрос, что такое структура? Структура — это система управления обществом, бизнесом, политикой, различными угрозами. Если структура многофункциональна и адаптирована под определенную ситуацию, то она будет работать, и общество будет жить в гармонии, будет расти валовой национальный продукт, этому государству ничто не будет угрожать, потому что эта система будет в состоянии парировать все вызовы и угрозы. Я хотел бы начать именно с того, как формировалась эта структура, как работала, из кого состояла, по каким признакам производились подбор и расстановка кадров. Я расскажу об уровне интеллекта сотрудников, целях и задачах этой структуры с 1933 по 1945 год, когда пал Третий рейх. Я не буду заострять свое внимание на больших фигурах, потому что они нам сегодня не интересны. Нам интересен сам предмет и подход к реализации названной темы.

После того как Гитлер пришел к власти в Германии, ему необходима была сильная система, способная контролировать общество. А германское общество в тот период было неоднородным. Как и в Советском Союзе все делились на «бывших» и людей, приближенных к власти. В Германии существовала структура, с которой работал Коминтерн. Она жаждала изменений, жаждала революции. Но была и другая часть, которая имела какие-то доходы, средства. В нее входили крупные крестьяне, помещики, фабриканты, которым не нужна была революция. Гитлер очень умело играл на этих противоречиях и очень легко, практически без борьбы, взошел на Олимп власти. С этого момента он начал собирать вокруг себя людей, способных мыслить неординарно и в короткий промежуток времени создать структуру, равной которой на тот период в мире не было.

Первые структуры спецслужб Третьего рейха формировались на базе криминальной полиции. Прежде всего, баварской криминальной полиции и криминальной полиции Восточной Пруссии. Дело в том, что соратник Гитлера Герман Геринг имел там, близ Кенигсберга, охотничьи угодья и близких друзей, способных создать что-то новое. Так, на базе криминальной полиции Восточной Пруссии первым было создано гестапо.

Полная структура Главного управления имперской безопасности появилась только в сентябре 1939 года. Она состояла из семи управлений. Их можно обозначить и как семь направлений, так как каждое управление отвечало за свою конкретную задачу. Но просто спецслужба, без идеологии, сами понимаете, будет пробуксовывать, потому что должна быть идеология, должны быть ясные принципы подбора и расстановки кадров. Гитлер обратил внимание на тщедушного, невзрачного человека, которого звали Генрих Гиммлер. Он имел неплохое университетское образование и только казался неволевым, неспособным человеком. Именно на базе охранных отрядов, которые возглавил Генрих Гиммлер, начали разворачивать структуру Главного управления имперской безопасности.

Основным поставщиком кадров для этой структуры являлся военно-морской флот. Дело в том, что кайзеровский флот имел определенные традиции. Моряки — по своей сути очень сильные, мужественные, умные и грамотные люди — выгодно отличались прекрасной технической подготовкой. Это были технари — связисты, мотористы, специалисты по кораблестроению, оружию, вооружению, то есть люди, которые имели инженерную подготовку, могли мыслить логически.

Волею судеб, первым начальником РСХА был назначен не менее интересный человек, чем Гиммлер, — Рейнхард Гейдрих. Фигура весьма неординарная: выходец из интеллигентной семьи, отец и мать его были людьми небедными, отец — оперный певец, мать – актриса. По генетическому признаку Гейдрих не подходил под концепцию Третьего рейха: его бабушка была еврейкой. Он умел играть на музыкальных инструментах, быстро соображал, физически был очень крепок. Так случилось, что он потерял работу: служил на корабле, но затем с флота его списали. Его будущая жена составила ему протекцию и познакомила его с Гиммлером. Ну, чем не воля судьбы? Они встретились, и Гиммлер дал Гейдриху листок бумаги, карандаш и попросил его за 20 минут концептуально описать, как он видит структуру безопасности Германии в тот период. Время пошло. Через 20 минут Гейдрих очень качественно изложил, как он видит структуру Главного управления имперской безопасности. Прочитав документ, Гиммлер сказал: да, вы мыслите неординарно и мне подходите. А затем своей властью дал Гейдриху полномочия возглавить РСХА. Следует уточнить, что у Гейдриха для этого была очень серьезная подготовка. Он только по документам являлся офицером военно-морского флота, а на самом деле закончил годичную разведшколу, куда его направили, подобрав по определенным качествам. Он долгое время служил под началом Канариса. Канарис, в свою очередь, дал скрытую рекомендацию на молодого офицера. Так в 1939 году, в Берлине начала развертываться структура РСХА.

Мой доклад будет неполным, если я ничего не скажу о Черном ордене СС, который был образован «12 рыцарями» — молодыми генералами, обергруппенфюрерами СС. Всех их установить до сих пор не удалось, орден был серьезно засекречен. У каждого рыцаря был свой герб, свое место в замке Вевельсбург, который сам по себе являлся эзотерически очень сильным генератором. До конца понять структуру оккультного влияния на дальнейшее развитие структуры РСХА, тем не менее, не представляется возможным, но ядром ее формирования была принадлежность к ордену. Каждый сотрудник-офицер, должен был быть не только членом Национал-социалистической партии, но и членом ордена. Иначе он не подходил под критерии отбора.

Система была построена очень не просто. Чтобы пройти отбор и работать в главке, молодой офицер должен был иметь очень серьезную базовую подготовку: обязательно закончить «Гитлерюгенд», всем известную молодежную организацию, где молодые немцы получали свое первичное образование. Подготовка взрослого контингента велась в замках. В каждом замке готовили конкретную группу лиц для конкретной работы. Один замок предназначался для политики, другой для разведки, третий для армии и флота, и т.д. На сегодняшний день известно 5 основных замков, 5 направлений, но я думаю, что их было больше: скорее всего, 12. Материалы на эту тему до сих пор имеют гриф секретности. Мы не можем ими пользоваться по ряду причин. Часть этой информации после победы над Третьим рейхом досталась США, часть — Советскому Союзу. То, что досталось Америке, к нам, естественно, просачивается по крупицам, а те документы, которые остались у нас, до сих пор не структурированы, не разобраны и не проанализированы.

Я не берусь в полной мере комментировать, почему так произошло, но могу вспомнить один исторический эпизод, который, может быть, подскажет ответ на этот вопрос. Дело в том, что в 1945 году американские и английские разведчики, работавшие под видом корреспондентов, задали Жукову ряд вопросов. Речь шла о находке трупов Гитлера, Евы Браун, Геббельса, Магды Геббельс и их детей. Они просили Жукова подтвердить или опровергнуть подлинность этих находок. Ошибка Жукова была в его прямолинейности. Он был солдат, не привыкший к иезуитским маневрам, и он прямо сказал, что нет, этот труп не принадлежит Гитлеру, его надо искать, мы его найдем и накажем. Так началось падение маршала Победы. После этих слов его отозвали из Германии. Ведь до сих пор так и не выстроили достоверную легенду, почему так случилось, но Жукова отозвали из Германии и через некоторое время направили в Одессу. Заслуженного человека, награжденного орденом Победы, вдруг отсылают в заштатную губернию возглавлять военный округ. Но он и после этого не угомонился, снова дал несколько репортажей на тему: Гитлер жив, и мы будем его искать. И уже после этого его отправили за Урал.

В свое время я разговаривал с нашим разведчиком, который был внедрен в Главное управление имперской безопасности. Это был тот самый Штирлиц. Как я его называю, дважды генерал: там генерал и здесь генерал. На мой вопрос о том, как Гитлер готовился к уходу из Германии, он рассказал, что еще в 1940-м году, сразу после нападения на Польшу VI управление РСХА (разведка), о котором речь пойдет ниже, лично от Гитлера получило прямое задание готовить его отход на запасные базы. Что оно и начало делать. А РСХА, подчеркну это еще раз, это был очень закрытый и мощный аппарат.

Характерной и, можно сказать, главной особенностью РСХА было то, что это был единый субъект оперативно-розыскной деятельности. У нас же, ни в Советском Союзе, ни в современной России, единого субъекта оперативно-розыскной деятельности не было и нет. У нас несколько субъектов борются друг с другом, а немцы сконцентрировали всю мощь оперативно-поисковой деятельности в одних руках. Ведь что такое единый субъект? Единый субъект — это единое финансирование, единые цели и задачи, это единая форма одежды, то есть опознавание по принципу «свой – чужой», это единый агентурный аппарат, это единая система оперативно-справочных учетов, чего на сегодняшний день очень не хватает в России. В результате РСХА любую задачу решало в режиме реального времени, хотя по численности эту службу нельзя назвать очень раздутой. Ее центральный аппарат был весьма немногочислен.

Самой интересной фигурой после Гиммлера, пожалуй, являлся Герман Геринг. Он создал свою собственную спецслужбу. В 1944 году Главное управление имперской безопасности подмяло ее под себя. Геринг был единственным политиком, понимавшим, что без своей спецслужбы во власти находиться невозможно. Во всяком случае, такое пребывание будет недолгим. Эту службу называли службой коричневых, или желтых, листов (дешифровки и радиоэлектронной разведки). Разрабатывал ее концепцию опять же военно-морской флот. В режиме реального времени она осуществляла перехват телефонных переговоров дипкорпуса и атташатов, съем информации на тактическом и стратегическом уровне. Информация снималась с переговоров как первых лиц, так и разрабатываемых объектов, то есть тех, кто представлял оперативный интерес. Слушали и конкурентов Геринга. Он вызывал начальников своей службы и говорил: не нравится мне такой-то гауляйтер, и тот сразу же попадал под прослушку.

Добавлю, что у войск СС была своя разведка. Все в этой системе было продумано до мелочей снизу вверх.

Немцы – большие изобретатели, и подход к сбору информации у них был творческим. Сбор агентурной информации был построен четко и качественно. У нас, и не только у нас, этого нет до сих пор. Если мы, допустим, делили спецаппарат, или негласный аппарат, на агента, доверенное лицо, и так далее, то у них категорий было гораздо больше. Каждый добывающий информацию источник получал отдельную категорию, и на его личном деле стоял определенный шифр, в котором было зашифровано все: заслуживает он или не заслуживает доверия, либо он двойной агент и его специально держали, чтобы сбрасывать через него дезинформацию противнику и т.д.

Свой агентурный аппарат они делили согласно номенклатуре. Главная ячейка – главный агент-резидент. На него замыкалась вся агентура. Были безымянные, «спящие источники». Такой источник сидит в какой-то точке и спит, ничем не занимается, ничего не собирает, ничем не интересуется. А в час «Ч» оказывается, что он сидит именно там, где надо. А он ничем себя не скомпрометировал, не спалил. Он ходит на работу, с кем-то общается, его проверяют, перепроверяют, а он ни с каких сторон не засветился, ни с кем не связан, ни от кого не зависим. И, когда наступает час «Ч», он мгновенно становится не спящим агентом, а рабочим. Была категория «надежных секретных агентов». Это те, кто находится на связи много лет, вся их информация заслуживает доверия, так как многократно проверялась и не вызывала нареканий, была на 100% верной. Это были те люди, которые за много лет не попадали ни в какие неприятные ситуации, требовавшие вмешательства. Были «добывающие агенты», то есть те, кто сидел в тени. Добывал, таскал, приносил. Например, секретарша в каком-нибудь посольстве. Она тащит все подряд и может даже не знать, кому тащит. Некоторые агенты попадали в категорию «ненадежных». Вроде он и нужен, но может вести себя по принципу «и нашим, и вашим». Он дает информацию, но и его информацию, и самого этого агента надо постоянно проверять. Была такая категория, как «технический агент», то есть человек, который может выполнять только техническую работу — сфотографировать, снять чертеж, переписать одну бумажку на другую. Были так называемые «маршрутники». Такой агент садиться в поезд и едет с бутылкой коньяка, скажем, из Берлина в Ганновер. И пока он едет, он находит два окна контрабандистов, фиксирует перевозчиков листовок, зацепляет еще кого-то. Существовала категория «проникающих агентов». Проникающим агентом становился обычно такой человек, который мог попасть куда угодно. Например, ему поставили задачу внедриться в рейхсканцелярию и стать секретаршей Гитлера. Для этого нужна многоходовая операция и год-полтора работы. Но нужно, чтобы задача была выполнена. Этим людям необходима способность к неординарному мышлению, особая воля и целеустремленность. Ему мало проникнуть куда-то, ему надо там уцелеть.

Такой агентурной многогранности в Советском Союзе не было. Кстати, в ГДР «Штази» пошла по такому же пути. При создании «Штази» гэдээровцы использовали агентурные данные V управления РСХА – криминальной полиции. Пока существовала ГДР, «Штази» была самой сильной разведкой в мире. Центральный агентурный аппарат у них был набран из высших должностных лиц Главного управления имперской безопасности. А те использовали свой агентурный аппарат, и работали очень эффективно. До сих пор на условном «рынке труда» сотрудников спецслужб больше всех котируются сотрудники «Штази». Потом идут сотрудники спецслужб Советского Союза; классно, на уровне «Штази», работали чехи, а уже потом идут американцы и англичанине.

Не могу не упомянуть еще об одном аспекте деятельности спецслужб Германии — службе безопасности первых лиц. Ни 9 управление КГБ СССР, ни ФСО, даже имея соответствующие архивные документы, не смогли создать ничего подобного. Чтобы попасть в личную охрану первого лица, офицер должен был прослужить только в криминальной полиции 10 лет. Личная охрана первых лиц Третьего рейха владела в совершенстве личным сыском. Такой сотрудник мог, не поворачивая головы, определить объект в толпе: имеет ли он оружие, имеет ли он намерение, насколько он вписывается в эту общую толпу. Он был способен считывать мысли предполагаемого противника. В том, чтобы читать мысли человека, нет ничего сложного. Надо только настроить свой приемник. Можно сегодня проехать в метро и в течение часа выявить столько, сколько не выявит милицейский главк за пять лет. Можно по человеку увидеть, есть ли у него оружие, находится ли он в розыске, кто он по окраске: квартирный вор или мошенник — все у него написано на лице. И как бы он ни оделся, спрятаться невозможно. Так вот, эти баварские полицейские после 10 лет службы, попадая в личную охрану головки Третьего рейха, занимались прикрытием. Они шли по трассе и могли в толпе увидеть угрозу. Точно так же они могли увидеть угрозу в ближнем окружении вождя. Им верили – настолько у них было сильно настроено восприятие информации. Они практически не ошибались. Они использовали такой элемент, как биолокация, которая позволяет считывать любую угрозу для себя и окружения.

Перейдем непосредственно к структуре Главного управления имперской безопасности. I управление РСХА занималось специфическими вопросами: подбором и расстановкой кадров. С чего начинается любая спецслужба? С кадров. Если в любую спецслужбу – а в России сегодня их несколько – изначально пришли кадры корыстные, негативные, неадекватно воспринимающие окружающую информацию, то с них никакого толку не будет. Их можно учить, красиво одевать, поить, кормить, купить машину, дом и т.д., но он пустой человек, он просто не нужен. Немцы имели специальные вербовочные центры во всех германских университетах. За это у них отвечал один интересный персонаж, который прожил почти 100 лет и после войны создавал новую разведку Германии — БНД. В каждом университете у него был представитель, искавший неординарных людей — склонных к науке, умеющих мыслить, способных что-то создавать. Не разрушать, а создавать. В Советском Союзе бытовало мнение, что в Третьем рейхе все были неучами и «мясниками». Это ложь. В Главном управлении имперской безопасности работали люди, имевшие университетское образование, и не одно. Многие из них были докторами наук, преподавателями ведущих университетов, разработчиками, концептуальщиками.

Итак, I управление РСХА отвечало за кадры и правовые вопросы. Они отвечали за обучение и составление программ. Если правильно обучить сотрудника, дать ему интересную программу, потом можно с него и спросить, и что-то получить. Они задавали нужный уровень интеллекта, и если у сотрудника не было какого-то образования, посылали учиться по теме.

Мы все живем программами. Вот и Третий рейх можно назвать очень успешным бизнес-проектом, который продолжался 12 лет. Он завершился, и деньги были перевезены в другое место, а нам сказали, что война закончилась. Идеологический фактор был закрыт, деньги были заработаны, поделены между субъектами, участниками акционерного общества, после чего они все разошлись по своим домам. Мы сейчас не будет уточнять, что это были за субъекты или объекты. Главное, что любая война — это скрытая система зарабатывания больших денег и управления глобальными финансовыми потоками. Все остальное — прикрытие. Идеологии нет. Это только прикрытие, когда человека нужно заставить работать даром. Вспомните, у нас тоже это было: сначала мы должны были любой ценой построить Беломорско-Балтийский канал, потом Гагарина в космос запустить, затем вооружаться надо было, ведь мир в опасности, поэтому надо туже пояса затянуть и терпеть.

Нам создают виртуальную реальность, и мы в ней живем. Чтобы не быть заложником этой реальности, нужно помнить про базовые ценности, семью. Тогда не страшны никакие программы. Все программы начинаются и заканчиваются. Советский Союз тоже был программой, которая закончилась в свое время. Началась новая. Программа «семьи Ельцина». Она тоже скоро «сложится», и все члены этой «семьи» уйдут, потому что они уже не нужны тем, кто стоит за этой программой. Только неординарное, более широкое мышление поможет нам с вами правильно воспринимать новые вызовы и угрозы. Ведь к чему мы сейчас пришли: стираются границы, убираются флаги, все это делается медленно и тихо, нам заявляют, что не надо готовиться к войне, ее быть не может, потому что есть общие финансовые потоки, общие коммерческие интересы и общий раздел прибыли.

Завершая рассказ о I управлении РСХА, несколько слов скажу о его первом руководителе. Им был Карл Вернер Бест – уникальный человек с хорошим образованием и интересными разработками. Он построил всю агентурную работу, написал учебные пособия, обучал и работал со стратегической агентурой. В 1940-м году его лично Гиммлер послал в Скандинавию для того, чтобы формировать «арктический кулак». Это как раз то, о чем в последние годы говорит российская власть. Этот «арктический кулак» формировался еще в 1940-м году. На острове Александры, на Земле Франца-Иосифа, есть бывшая немецкая особая подскальная база. Подводные лодки базировались снизу, а сверху, замаскированный, находился отряд ученых, который занимался метео- и гидроизучением. Но и это было прикрытием. На самом деле, они готовили площадку под летающие диски. Это была точка для посадки летающих дисков, которых во время войны у немцев уже было 17. Они летали со скоростью 6 тысяч километров в час с Северного полюса на Южный, совершили 89 полетов. Это не домыслы. Есть реальные документы, подтверждающие подлинность этих экспериментов. А резидентом в Скандинавии был тот самый Бест. У немцев к 1944 году было и плазменное оружие. Есть раскрытые к настоящему моменту американские документы, подтверждающие это. В 1944 году плазменные шары были применены против американской авиации, но почти сразу Гитлер дал указание Герингу не демонстрировать все, чем располагал к тому моменту Третий рейх – мол, еще не время.

Только на Атлантическом побережье у немцев находились 72 площадки для баллистических ракет, которые обслуживали 3500 человек. Они обстреливали Великобританию. Позже эти ракеты были использованы Королевым.

Здесь надо отметить, что Денниц в свое время сказал Гитлеру, что достаточно 300 подводных лодок, чтобы полностью блокировать Великобританию. А у немцев за период с 1939 по 1945 год их, по документам, было 1174. На самом же деле, их было 3000. То есть существовала «двойная бухгалтерия»: они одни и те же номера перекидывали на разные лодки, чтобы никто ничего не понимал. По одним документам, одна лодка погибла в Арктике, а на самом деле она в этот момент везла золото в Оман. Это были люди, которые очень хорошо умели маскировать свой основной замысел.

II управление РСХА — это управление административно-хозяйственное, финансовое. Это начисление зарплат, формирование пенсий, получение аттестата, автотранспорт, горюче-смазочные материалы, вооружение, авиация. Понятное управление, мы на нем останавливаться не будем .

III управление РСХА я бы назвал ключевым. Оно было даже сильнее, чем гестапо, просто конкурирующие элементы утопили его как представляющее угрозу для Бормана. III управление — это управление внутренней разведки и внутренней партийной контрразведки. Они разрабатывали партийных бонз, тех, кто входил в различные структуры партийных формирований НСДАП. Чем интересно это управление? Во-первых, у него был серьезный центральный аппарат, состоявший из 400 офицеров. Как они работали? Германия всегда делилась на земли. Там, в этих землях, располагались отделы этого управления, которые собирали всю низовую информацию. В каждой деревне были доверенные лица. Например, увидел этот человек что-то подозрительное, отправился на почту, набрал телефонный номер и доложил: у нас в деревне, скажем, появился какой-то оборванец и сказал два слова по-польски, подъезжайте. И туда уже едут. Тотальный сыск. Это управление разрабатывало всех. В оперативной разработке, например, находился Борман в качестве агента Кремля. Когда Борман об этом узнал, он начал очень активно заниматься тем, чтобы это управление всеми правдами и неправдами было расформировано. Своего он добился, и III управление было расформировано. Часть офицерского состава и вся агентура перешла в IV управление РСХА – гестапо.

IV управление РСХА, или гестапо, можно назвать самым главным управлением. Как я уже говорил, оно было сформировано на базе криминальной полиции Восточной Пруссии. 26 апреля 1933 года Герман Геринг создал в Восточной Пруссии гестапо как структуру для охраны своих имений, то есть лично себя. У него там был большой бизнес. Вообще, Герман Геринг был самый богатый человек в Германии. У него было больше 170 крупных предприятий. Сталью владел, занимался алмазами, нефтью, морскими перевозками. Все морские перевозки были под его контролем. Годом позже Гиммлер уговорил Гитлера принять решение, что служба Геринга передается в единую структуру политической полиции, и в 1939 году гестапо вошло в РСХА в качестве его IV управления.

Вообще, надо сказать, что Восточная Пруссия — это и сегодня загадка. Дело в том, что вся агентура, которая осталась после той войны на глубоком залегании, осталась именно там. Второй такой точкой была Одесса. Оттуда они все и пришли в Советский Союз и теперь в Россию — дети их, внуки продолжают рулить и делать большие деньги. Как только есть деньги, значит они оттуда. У Аллаха, как говорится, нет своих баранов. Если их надо кому-то дать, то их надо у кого-то взять. Деньги заработать нельзя. Тот человек, который говорит, что он заработает много денег, — больной. Их могут дать только подержать, ненадолго, как Абрамовичу, Прохорову, у них только есть на две бутылки, буханки, все остальное чужое. И не дай Бог, он истратит лишнюю копейку. Куда он поедет? К Ходорковскому, тапочки шить. Это чтобы у вас не было иллюзий. Я своим детям всегда говорю: уберите иллюзии, живите жизнью такой – зарплата и семья, а все остальное тебя не касается. Тогда ты будешь в этой жизни более или менее непотопляем. Как ты только начинаешь думать о чем-то типа больших денег, тебе могут дать, но потом заберут все.

Итак, IV управление РСХА, или гестапо, было мощнейшим управлением. Гестапо возглавил Генрих Мюллер. Всем спецслужбам мира известны только 9 его фотографий. У нас есть 3. Одна из них, как мне представляется, с его кремлевского личного дела. Скажу о Мюллере несколько слов. Уникальная личность в плане системного анализа, увлекающийся человек, хороший шахматист, спортсмен, любил охоту. В личной жизни ему не везло. С семьей у него все сложилось уже победы Советской Армии над Третьим рейхом, он жил своей жизнью, продолжал работать. Его никто не тронул, ни мы, ни англичане, ни американцы, потому что это был информированнейший человек, в его руках были ключи к финансовым средствам рейха в швейцарских, гонконгских банках, в банках Арабских Эмиратов, в других хранилищах. Ведь каким был итог войны? Немцы всех обобрали и все награбленное свезли в хранилища. Одна лодка могла взять 150 тонн золота, вдумайтесь, а их ходило до тридцати двух. Огромными партиями возили алмазы. Лувр обчистили, почти все музеи Европы, я уже не говорю о Советском Союзе. На этой войне были заработаны огромные деньги.

Обязательно надо сказать еще об одном субъекте, который нам крайне интересен. Это Вилли Леман. Он входил в «военно-морской пул», работал в криминальной полиции. Его завербовала советская военная разведка. Потом с использованием его собственных связей за взятки его перевели в Берлин. Там он стал начальником одного из основных отделов гестапо, контролировавшего научно-техническую часть, разработку новых вооружений и крупные производства, где эти образцы нового оружия выпускались. Потом почему-то Главное разведывательное управление передало этого агента политической разведке, где он какое-то время функционировал. От Лемана мы получили полный расклад по началу войны: по времени, силам и средствам. Будучи руководителем оперативного подразделения, Леман также передал советской разведке много оперативной информации по кандидатам на вербовку. Через него мы существенно расширили сеть наших агентов в Берлине. Но люди, завербованные по инициативе Лемана, уже не входили в структуру ни ГРУ, ни политической разведки — эта резидентура подчинялась напрямую Сталину. Как мы знаем из истории, к началу войны практически вся наша сеть политической разведки в Берлине была разгромлена. Резидент, госпожа Зарубина, уехала в Турцию, и последнюю информацию от Лемана получал молодой офицер Борис Журавлев. Сейчас он еще жив. Если проследить логику передачи на связь особо ценного агента молодому сотруднику, то на какие мысли это наводит? Сдали Лемана, чтобы не расшифровывать главный источник – Мюллера, хотя при нормальном раскладе, если бы с ним нормально работать, он мог бы стать и замом Мюллера, и даже сесть на его место. Это был один из самых выдающихся источников. Лемана казнили, осталась его жена, Маргарита, ее не тронули. Ей сказали, что он погиб при исполнении задания, потому что по нему продолжали разрабатывать всю сеть дальше, до упора.

Хочу еще добавить, что гестапо занималось и церковью, и сепаратистами, и инакомыслящими, коммунистами, иностранцами и прочим. Не было такой сферы деятельности, какой бы не занималось гестапо. В 1943 году гестапо стали подчиняться даже таможня и пограничники. Мышь не могла выскочить из Германии! Четко, ясно, все в одних руках.

V управление РСХА — это криминальный сыск. Это вообще основа любого государства. Если грамотный руководитель сделает ставку на криминальный сыск, — я подчеркиваю, не на контрразведку, не на разведку, а на криминальный сыск — это 100% успеха. Дело в том, что вся оперативная информация идет с улицы — из пивных, ресторанов, кафе, магазинов и т.д. В высшем свете она сочится, а на улице она льется, и надо только ведра подставлять. Немецкий криминальный сыск умел подставлять ведра. Естественно, они работали по направлениям: тяжкие преступления, мошенники, гомосексуалисты, насильники, квартирные воры. У каждого подразделения было свое направление. Это, кстати говоря, не самое эффективное решение, потому что работа по направлениям, или окраскам, затрудняет обмен информацией. В СССР, однако, была такая же система. Тем не менее, в Советском Союзе был лучший по тому времени в мире сыск. Сегодня нет ни этих сыщиков, ни школы.

Главное, что все сотрудники V управления не имели офицерских званий и были госчиновниками. 11 категорий. Уникальная находка, нам тоже сейчас нужно было бы на такую систему перейти. Уход от погон в спецслужбах и криминальном сыске — это будущее. Погоны не нужны, это фетишизм. Когда возрастной ценз у человека подходит к определенному моменту, ему надо уходить. А если бы он был в структуре, где были бы не воинские звания, а госчины, как это было в V управлении, то он мог спокойно работать до 65 лет. У него не стоит задача бегать по улицам с пистолетом за преступниками. Основная задача – работать головой.

Сегодня в Москве число сотрудников уголовного розыска многократно превышает потребность. Структура так построена, что все друг за другом ходят. И очень мало сотрудников с опытом. Кроме того, нет единого банка данных, заявления пишут на территорию, хотя должна быть единая система сыска. Совершено преступление, идешь и подаешь заявление в единую учетную систему, а не на землю, где его подложат под одно место, чтобы показать свою раскрываемость. Коррупции не будет, потому что в единой системе сыска никто не знает, в каком месте он будет заниматься раскрытием преступления завтра. Надо также иметь в виду, что работа по территориям повышает уязвимость семей сотрудников. А когда человек сидит в системе, его достать невозможно. Сегодня нужна зарплата и профессионалы. Вернуть надо тех стариков, которые сейчас сидят по кухням, посадить к молодежи, чтобы она у них научилась хоть чему-нибудь, платить им приличные деньги, чтобы не было соблазна. То есть взять и убрать их подальше от кормушек, чтобы они не соприкасались с группировками. Есть два момента раскрытия преступления: когда мы разрабатываем объект совершенного преступления, от него идем и приходим к преступнику, и когда мы идем от преступника к преступлению. Так вот, нужны два управления в главке: одно будет нюхать от преступления к преступнику, а другое – от преступника к преступлению. Они будут идти друг другу навстречу. Не буду останавливаться на этих нюансах, любое преступление можно раскрыть очень быстро. В Германии так и было. Первичный источник информации, который сидит в подъезде дома, видит что-то подозрительное, сразу набирает номер и говорит: герр такой-то только что внес в дом две большие коробки, а все знают, что этот герр безработный. Ниточка уже потянулась. Вот такое было там тотальное получение информации и способность ее реально абсорбировать.

VI управление РСХА это внешняя политическая разведка, суперинструмент геополитики. Покажу ее значимость на нашем, российском, примере. Что такое разведка и почему мы имеем сегодня провалы во внешней политике России? Потому, что у нас нет субъекта, который правильно сопровождает внешнюю политику. Все работают в разрыве. Одни сидят в Ясенево, а другие — на Смоленской площади, и они тол

comments powered by HyperComments