Марьинская мясорубка

Владислав Шурыгин

Из Донецка приходят крайне противоречивые сообщение о столкновениях, идущих здесь с начала июня. Основная фаза боёв прошла 3-4 июня в пригороде Донецка посёлке Марьинка и его окрестностях. Обе стороны отчитались о победе. При этом украинская сторона заявляет о стратегической победе и срыве целого «наступления ВСН», Донецк же подчёркивает, что бои носили локальный характер и ВСН лишь отражали попытки ВСУ выбить ополченцев с их позиций под посёлком. Попробуем разобраться, что же за сражение разыгралось под Марьинкой на прошлой неделе?

Для начала, оценим силы сторон.

Со стороны ДНР в бою приняли участие подразделения бригады «Восток» силами до батальона, подразделения бригады «Пятнашки», а так же подразделения подкреплений (танки, "спецназ", артилерия) общей численностью до 1500 бойцов и до батальона танков.

Со стороны ВСУ воевали батальон 28 отдельной мотострелковой бригады, батальон нацгвардии «Киев» оборонявшиеся в Марьинке, а так же выдвинувшиеся к ним на усиление БТГ 30 мотострелковой бригады и несколько неустановленных подразделений ВСУ общей численностью до 1500 – 1800 человек. Их поддерживало до 60 орудий и РСЗО и до 20 танков.

То есть, по всем параметрам это было серьёзное боестолкновение, именуемое на военном языке «встречным боем», в котором обе стороны постарались максимально использовать имеющиеся в этом районе силы и средства, для нанесения как можно большего урона противнику, но никак не «стратегическое наступление», о котором трубит украинская пропаганда. При этом, украинская сторона сразу же начала по всей линиии фронта массированный обстрел городов Донбасса из гаубиц и РСЗО, которые по минским соглашениям должны были находиться на базах хранения, отведёнными от фронта. Что бы как-то объяснить их появление в запрещённой полосе, Киев сделал заявление, что якобы был «вынужден» их вывести с баз хранения в район боевых действий, чтобы «блокировать» атаки ополченцев. Но даже далёкие от военного дела люди понимают, что за час, прошедший от начала перестрелки до начала массированных артударов ВСУ, невозможно вывести артиллерию из района контроля ОБСЕ, развернуть её на позициях, получить данные для стрельбы и открыть прицельный огонь. Очевидно, что артиллерийские батареи были скрытно развёрнуты здесь заранее и открыли огонь по заранее разведанным целям, что даёт однозначный ответ на вопрос, насколько Киев придерживается минских соглашений.

Ход боя изобиловал трагическими поворотами: после неожиданного первоначального успеха, когда ополчению удалось выбить с передовых позиций подразделения батальона МВД «Киев», командование ополчения начало спешно перебрасывать сюда подкрепление, надеясь развить и закрепить успех, но уже к полудню, наткнувшись на хорошо оборудованную оборону 28 ОМСР ВСУ продвижение штурмовых групп ВСН остановилось, а вскоре командование ВСУ подтянуло резервы и, используя превосходство в численности и артиллерии, энергично контратаковало ополченцев и, фактически, начало окружать ополченцев в Марьинке и «захлопывать» здесь локальный «котёл». Тут уже пришлось срочно вводить в бой резервы командованию ополченцев, чтобы блокировать украинское наступление и обеспечить выход своих подразделений из посёлка. В ходе десятичасового боя подразделения ВСН понесли потери – до сорока убитых и до ста раненных без какого-либо серьёзного успеха. ВСУ потеряли до пятидесяти человек убитыми и до ста пятидесяти раненными, удержав за собой Марьинку. Это самые большие единоразовые потери сторон после январьско-февральского окружения ВСУ под Дебальцево.

При этом, трудно установить цели, которые ставило перед собой командование ДНР, ввязываясь в бессмысленный бой в хорошо укреплённом населённом пункте. Возможно, оно просто хотело прощупать оборону этой стратегического пункта, и, достигнув неожиданного успеха, решило «экспромтом» развить его, но в итоге втянулось в тяжёлые уличные бои и оказалось в затруднительном положении без какой-либо перспективы на победу.

Несмотря на стратегическую важность Марьинки, прикрывающей южный фланг дуги Марьинка – Пески – Спартак — основного района ВСУ, с которого противник ведёт артиллерийские обстрелы Донецка и нависает над городом, очевидно, что взять столь мощно укреплённый опорный пункт кавалерийским наскоком невозможно и последующий бой только подтвердил это.

У боя за Марьинку есть лишь один положительный момент – возможно, командование ВСН сделает правильные выводы из произошедшего.

Очевидно, что противник – ВСУ в основном восстановил боеспособность своих частей, хорошо закрепился и подготовился к длительной обороне.

Очевидно, что командование ВСУ накопило серьёзный опыт ведения оборонительных боёв и готово к активным боевым действиям «от обороны».

Очевидно, что усиление артиллерийских обстрелов городов и населённых пунктов, при полном невмешательстве наблюдателей ОБСЕ, является продуманной тактикой ВСУ, направленной на провоцирование ВСН на необдуманные атаки и вылазки, в которых будет проводиться «утилизация сепаратистов» в тщательно подготовленных ловушках и огневых мешках.

Очевидно, что локальные бои и операции с ограниченными целями не принесут какого-либо положительного результата и приведут лишь к неоправданным тяжёлым потерям и деморализации личного состава ВСН.

При этом, бой показал возросшую обученность и слаженность подразделений ВСН, которые, несмотря на численное превосходство противника и настойчивые попытки его окружить силы ВСН, смогли сохранить инициативу и даже закрепиться в посёлке.

Всё сказанное со всей логичностью позволяет сделать вывод, что дни «Минска 2» сочтены. В сложившихся обстоятельствах неизбежна эскалация войны. В ближайшие недели следует ожидать резкого роста артиллерийских обстрелов, постепенного вывода тяжёлой артиллерии на позиции и нарастания локальных стычек, которые с неизбежностью закончатся очередной фазой войны. Начало этой фазы, при существующей экспоненте, можно ожидать во второй половине июля – начале августа…

Блог Шурыгина 09.06.2015