Я ПРОТИВ ТОГО, ЧТОБЫ ПУСКАТЬ В ЕВРОПУ МИГРАНТОВ

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Это не кризис, это катастрофа называется. Потому что по периметру Европейского Союза идет непрерывная гражданская война. Если, вот, посмотреть, пойдемте с Запада так вот. Марокко – относительно мирная страна.

Алжир – соседняя с Марокко страна, там террористические группы действуют, Алжир еще не так давно на протяжении длительного времени был ареной совершенно жутких событий, когда там вырезали целые деревни. Дальше Тунис – ну, относительно спокойный Тунис, вместе с тем на пляжах Туниса расстреливают туристов, и на территории Туниса действуют непонятные какие-то террористические боевые группировки. Дальше – Ливия, которая когда-то при Муаммаре Каддафи была просто таким буфером. Вся черная Африка ехала в Ливию, потому что Каддафи давал работу, абсолютно нищим и совершенно обездоленным народам, живущим южнее Сахары. Чад, Мали, Нигер, многие другие – в Ливии эти люди находили социальные условия жизни, которые в десятки раз отличались в лучшую сторону от того, что у них было на родине. И Каддафи сдерживал поток, который шел из черной Африки в Европу.

Не ливийцы же бежали в Европу – в Европу ливийцы ехали… Я знавал ливийцев с огромными деньгами в кармане. И учились в Германии, в Италии. Я, вот, во время войны ездил в Зинтан, один из центров оппозиции. Вот, я ехал с одним ливийцем. Такой, бородатый, такой, молодой парень говорит «Я учился в Италии сначала на инженера технических фирм, а сейчас у меня второе образование в Германии политологическое». Всё это ему оплачивало государство, то есть страшный тиран Каддафи.

Одновременно Каддафи сдерживал эти потоки. Нет Каддафи – бушующие банды на территории Ливии, ведущие между собой войну за нефтяные и газовые месторождения, и все эти ужасные обездоленные толпы людей через море плывут на Сицилию и в Европу.

Дальше Египет. Египет доведен до гражданской войны тираническим режимом генерала Сиси, понимаете, который вместо политики национального примирения начал приговаривать к смерти тысячи людей, принадлежащих к правительству Братьев-мусульман, бывшего президента, обвиняя их в том, что они сами себя расстреляли фактически.

Дальше Палестина и Израиль, дальше Сирия, дальше Ирак пылающий. Поднимаемся дальше на Север. Дальше Украина, где идет тяжелейшая гражданская война.

Европа по периметру с юга и с юго-востока вся окружена военными конфликтами. Поэтому люди, естественно, бегут в Европу, которую они видят каким-то островком стабильности.

Я тоже против того, чтобы этих людей пускать в Европу. И я считаю, что это приведет к коренному изменению человеческого и культурного ландшафта Европы, и эта неконтролируемая миграция спонтанная людей, которые совершенно не готовы к тому, чтобы находиться, жить в Европе, которые бегут в Европу для того, чтобы там, возможно, их дети или внуки станут европейцами. Я полагаю, что надо им обеспечивать нормальную жизнь в каких-то… Я, честно говоря, сейчас пока даже не могу понять, где. Ну, допустим, договариваются с Турцией. Хотя, Турция тоже, знаете ли, не так чтобы прямо мечтала принять все эти огромные массы людей на своей территории. Турки и так там приняли около 2 миллионов по некоторым оценкам сирийских и иракских беженцев у себя, и эти люди в Турции чувствовали себя вполне комфортно, ну, насколько может комфортно чувствовать себя беженец.

Есть масса репортажей из лагерей сирийских беженцев на территории Турции – они пользуются многими правами там социальными, дети ходят в школы, не голодают, армия занимается их обеспечением продовольствием. То есть там поставлено всё на военном таком, как бы, военно-гражданском высоком очень уровне. Там ликвидированы криминальные банды, которые могли бы взять под контроль лагеря беженцев.

Откуда взялись эти люди, понять, на самом деле, до конца никто не может. Как они накопились на этих островах, да? И как они с этих островов… почему они двигаются именно по этому маршруту?

Для меня тут еще одна возникает тема, которую я как российский гражданин, честно говоря, не могу не затронуть. Вот, долгое время мы обсуждаем тему сирийских черкесов, которые живут в Сирии. Это наши соотечественники, бывшие жители Северного Кавказа, которые в трагические годы гражданской войны (их предки) покинули территорию Российской империи и переселились на территорию Османской империи. Это переселение сопровождалось тяжелейшими явлениями, там, массовой гибелью людей.

На пляжах, на которых мы так любим сегодня купаться под Туапсе, под Сочи, лежали трупы умерших от голода и от болезней людей. Поэтому, допустим, черкесы Северо-Западного Кавказа до сих пор рыбу не едят морскую, потому что эта рыба съела такое количество их погибших предков… Вот эти дети там лежали в конце XIX века. Это описывают русские офицеры, которым было стыдно за то, что они делали тогда с адыгами.

Но сегодня, казалось бы, самое время для России принять из этого ужаса, где мы видим детишек мертвых, море выносит опять детей как в те годы, когда были вот эти вот страшные ужасы массовых смертей адыгского народа. Вот, опять море выносит детей, и по-прежнему Россия не принимает сирийских черкесов на своей территории. Установлены совершенно постыдные и преступные квоты. Я считаю, что это позор моего государства – я это говорю как член Совета по правам человека и член Президиума Совета по межнациональным отношениям. Этот вопрос мы обсуждали, в Майкопе, когда были.

Мне рассказали, просто идут чудовищные ограничения именно по сирийским черкесам. Дания и Норвегия принимают их (черкесов) – их уже туда уехало больше, чем попало в Россию. Но в России их не принимают.

Причем, я был в деревнях, там, в аулах, где живут сирийские, косовские черкесы. Это самое лучшее население, это образцовые люди, которые все имеют работу, нашли работу, дети ходят в школу. Там нет преступности.

Я считаю, что Россия тоже не права, я считаю, что Россия должна принять беженцев, по крайней мере, тех, которые происходят из коренных народов нашей страны, сирийцев, адыгов, чеченов. Там ингуши, там живут потомки, многие люди, которые бегут от этой жуткой войны. Конечно, Россия должна оказать потомкам тех кавказских народов, которые когда-то покинули помимо своей воли Кавказ, переселились туда, оказать им помощь в их желании спасти свои жизни и вернуться на родину.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...