ООН КАК ПОПЫТКА СОЗДАТЬ МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Фурсов Андрей ИльичАндрей Фурсов

"Это не была явная попытка создать мировое правительство, — рассказывает известный историк и публицист Андрей Фурсов, — потому что ООН объединила национальные мировые правительства, это совокупность правительств-государств. В целях, в перспективе было возможно создание мирового правительства. Предполагалось, что ООН будет контролировать все больше и больше суверенные государства, ну а саму ООН будут контролировать США, и не столько, как государство, а как кластер олигархических кланов. Но наличие Советского Союза все эти планы ломало".

Вхождение в ООН бывших пронацистски настроенных государств, послушно проследовавших под управление США, экс-колоний Великобритании, сохранивших зависимость от Лондона, создавало перекос в объективности решений ООН, что могло привести к следующей войне. А она могла начаться уже вскоре – война объединенного Запада против Советского Союза. Черчилль не скрывал своих намерений от друзей, а его враги не были дураками, чтобы не догадаться. Что касается Рузвельта, то он, в отличие от собственного окружения, не был сторонником конфронтации с Советским Союзом. Американский президент хотел, чтобы СССР естественно со временем вписался в общую капиталистическую систему, но его головорезы из Белого дома были за радикальные шаги (они-то приведут после смерти Рузвельта к власти недалекого Трумена, который сбросит показательные ядерные бомбы на мирные города под одобрительный шепот той самой финансово-военной шайки-лейки).

И если от войны горячей нас спасло только то, что Сталин успел создать ядерный щит до предполагаемого удара по СССР (наступление шло под кодовым названием "План Дропшот"), то холодная война была неизбежна, и это было ясно еще в Ялте (да и раньше теоретики не скрывали, что две разные системы экономик — социалистическая и капиталистическая — неизбежно должны столкнуться, не говоря о том, что войны между "империалистическими" странами также никто не отменял). Но в дипломатической игре Советский Союз, который занимал 1/6 часть обитаемой суши и был самой крупной по площади страной мира, мог не удержать баланс. Сталин как грамотный стратег придумал, как решить эту проблему, рассказывает Андрей Фурсов:

"Сталин сначала хотел, чтобы все советские республики вступили в ООН для того, чтобы повысить удельный вес. Это был хитрый ход, попытка увеличить количество голосов, потому что Сталин прекрасно понимал, что он столкнется в ООН с США и их сателлитами, но вот договориться он смог только на две республики. Таким образом, в ООН вошли — Украина, Белоруссия и Советский Союз, не РСФСР".

Заметим, что Рузвельт, когда услышал о желании Сталина ввести в ООН отдельные республики, пригрозил, что тогда Америка будет входить в ООН по отдельным штатам. Сталина это не испугало, он был готов принять несколько крупных штатов, но президент США все же не рискнул – не стоило кормить сепаратизм на юге, такие штаты как Техас давно хотели бы выйти из состава США, потому Рузвельт решил не будить лихо, пока тихо. В СССР же в послевоенное время не было речи о сепаратизме – показательно, что Сталин рискнул выделить республики, как отдельные государства. Таким образом, в ООН задолго до развала СССР вошли две сильные славянские республики – Украинская ССР и Белорусская ССР.

Во время Холодной войны ООН стала площадкой для горячих дискуссий и действительно играла большую роль в мировых переговорах, в противостоянии двух супердержав, двух идеологий. Запомнилась особо15-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в 1960 г., она была самой скандальной из-за выступления советского лидера Никиты Хрущева — он призвал страны Запада предоставить независимость колониям. После этого заседания и возник “третий мир”. И именно тогда появилась легенда о том, как наш лидер стучал ботинком по трибуне. Все, конечно, было не так. После знакового выступления Хрущева, где он пообещал показать "Кузькину мать", трибуну занял филиппинец, который посмел сравнить колониальную политику Запада с советскими зонами влияния. Никита Сергеевич назвал филиппинца "холуем американского империализма" и хотел взять слово, но слово ему не предоставили, тогда он в знак несогласия со всем, что говорит филиппинец, решил заняться своими делами – демонстративно стал "выбивать камешек" из своей сандалии. Американские СМИ же рассказали читателям всего мира, что сумасшедший тиран колотил по трибуне тапком.

Конечно, Хрущев совершил преступление после смерти Сталина – практически государственный переворот – не всегда вел умную и дальновидную политику, и все же мы видим, как в прошлом слова советского лидера на Генеральной ассамблее ООН имели реальные последствия в плане переустройства мира. Впрочем, Андрей Фурсов относится к роли Хрущева в вопросе освобождения колоний Запада совсем по-иному:

"Здесь два момента: во-первых, Хрущев был недалеким человеком, но он не мог не понимать, что просто так по доброте душевной Запад не предоставит колониям свободу. Во-вторых, не надо думать, что деколонизация — это огромное достижение. Деколонизация – это совершенно сознательная политика стран Запада по освобождению себя от колоний. А уж когда появились оффшоры, в конце 1950-х гг., когда стало понятно, что можно бывшие колонии эксплуатировать еще круче и при этом не нести никакой ответственности, не вкладывать ни человеческий капитал, ни ресурсный, что не надо будет церемониться с их элитами — то этот процесс пошел очень лихо".

Следующим поворотным для истории выступлением советского лидера стала речь от 7 декабря 1988 г. на 43-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, тогда Михаил Горбачев заявил, что в "рамках политики нового мышления" СССР пойдет на 50% сокращения стратегических вооружений и уменьшит армию на 500 тыс. человек и 10 тыс. танков. Горбачев с трибуны ООН впервые призвал к построению "нового мирового порядка", к отказу от идеологических подходов, предлагал покончить с гонкой вооружений.

"Выступление Горбачева, в котором он говорил о новом мировом порядке, заставляет вспомнить, что "новый мировой порядок" – это любимая комбинация слов, любимая формулировка мировой верхушки. Когда Горбачев провозглашал отказ от идеологии — тем самым он подавал сигнал хозяевам мировой игры, что Советский Союз отказывается от своей идеологии, и я не думаю, что Горбачев был настолько наивен, чтобы предполагать, что Запад откажется от своей идеологии. Это была чисто капитулянтская речь, — говорит Андрей Фурсов. — У Путина не было поворотной речи в ООН, у него была поворотная речь в Мюнхене, посмотрим, что он скажет здесь, на этой сессии ООН".

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Фурсов
Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...