ЛИБЕРАЛОВ НУЖНО ГНАТЬ

Михаил ХазинМихаил Хазин

У меня недавно спросили: «Что нам надо делать в нашей стране?» Я сказал, что надо развивать правильные либеральные принципы. Мне сказали: «Ну как же? Вы же против либералов!»

Да. И для того, чтобы развивать либеральные принципы в нашей стране, нам надо справиться с либералами. Я постараюсь объяснить, почему. Я с этой ситуацией сталкиваюсь уже больше 20 лет. Потому что слово «либерализм», которое встречается в книжках, и которое мы встречаем в повседневной жизни – это два разных понятия. В результате реформ 90-х годов в нашей стране образовался специфический слой людей, которым дали (бесплатно) очень большую собственность и активы. Эти люди никогда не занимались бизнесом, никогда не были предпринимателями в классическом смысле этого слова. Они не умеют, и не будут никогда уметь работать с этими активами, в их руках эти активы убыточны. А поскольку они не хотят терять ни свой статус, ни эти активы, то они вынуждены системно решать две задачи: первая – не допустить, чтобы у них появились конкуренты, и поэтому они давят и малый и средний бизнес, и систему образования, чтобы потенциальные конкуренты даже выучиться не могли. И они же коррумпируют чиновников. Потому что единственный способ сохранить свои убыточные активы – это получить из бюджета деньги на эти активы. Вот только эти две задачи они и решают, все остальное им неинтересно.

И в качестве политических партнеров они имеют некоторых людей на Западе, которые их поддерживают за то, что они все возможные активы, которые существуют в стране, «выбрасывают» туда. Последний пример, который произошел несколько дней назад: нам объяснили, что Минфин пишет бюджет, исходя из цены на нефть – $50 за баррель. А почему не $70? А очень просто: потому что, если цена на нефть – $70, то в бюджете есть плановые деньги, которые пойдут, в том числе на инвестиции и на поддержку региональных компаний, то неважно, будут деньги или нет – неважно, но их придется тратить внутри страны.

А если цена на нефть занижена, то, даже если деньги будут, то их можно объявить лишними, инвестиции в бюджете вообще не прописывать, а лишние деньги направить на покупку американских казначеев в целях поддержания экономики США. Вот это логика, которая заложена в действиях нашего правительства. Мне она не нравится. Но нужно при этом понимать, что в реальности те задачи, которые стояли в начале 90х и, может быть, даже в конце 80х – то есть поддержка тех, кто готов что-то делать – она нам все равно категорически необходима. Я до сих пор убежден, что разрушение СССР – это во многом следствие того, что выросло два поколения, которым практически закрыли возможности самореализоваться.

Я помню, что году к 1987 я уже понимал, что я, скорее всего, даже не стану старшим научным сотрудником в своей академии наук, просто потому, что вряд ли количество мест сильно вырастет, а люди, которые места уже заняли, старше меня на 10 лет, они же не будут массово вымирать. То есть для меня уже места не было, и таких, как я, были уже, наверное, десятки миллионов. И вот эту задачу нужно решать, и в этом смысле нужно поддерживать малый и средний бизнес, ведь нам нужны в реальности новые либералы, которые бы выполняли эту задачу по построению реального общества, в котором была бы возможность нормальным людям учиться и развиваться, и боролись бы при этом с теми коррумпированными чиновниками, которых вырастили.

В 90-е я был чиновником, и помню, как министерства целенаправленно ликвидировали людей, которые хотели работать на благо страны и не брали взятки.

Но нужно понимать: ожидать от нынешнего правительства этих самых людей, цель которых – сохранить нынешнюю ситуацию либеральных реформ – наивно и бессмысленно. Теперь – вопрос: а можно ли вообще что-то сделать? Теоретически, вариантов имеется много. Правительство уже научилось произносить слово «импортозамещение», оно, правда, не объясняет, какой смысл в него вкладывает, поэтому, произнося «импортозамещение», ничего не делает. Но у нас есть пример страны, которая уже 6 лет занимается импортозамещением – страны, которая не может в силу малости своего населения ориентироваться на внутренний рынок, она поэтому ориентируется на внешний; страны, которая сильнее зависит от нефти и газа, но, тем не менее, развивается. Это Казахстан.

Они реально двигают свою программу импортозамещения, уже сегодня. Да, им пришлось сделать девальвацию, потому что невозможно поддерживать валюту такой страны. А вот сколько у нас в стране можно развиваться за счет внутреннего рынка! Мы импортируем товаров примерно на 400 млрд долларов в год (сейчас чуть меньше, из-за девальвации). Из них 200 млрд мы можем легко заменить внутренним производством.

$200 млрд – это означает, что мы готовы сделать программу по привлечению двух триллионов долларов инвестиций с доходностью инвесторам до 10%. Два триллиона инвестиций нам обеспечат на 10 лет экономический рост к нынешнему +7%. Поскольку у нас стабильно было –2%, то, получается, 5% роста. Кстати, это рост Казахстана. Это абсолютно реально и достижимо. Но вместо этого у нас делают прямо противоположное. Это только по импортозамещению ресурс. А если взять монетизацию экономики?

В конце 90х я писал программу восстановления сбережений, уничтоженных нынешними либералами – никто не задумался над вопросом, зачем, в начале 90-х, Гайдар ликвидировал сбережения граждан. Это была целенаправленная акция. Потому что уже верховный совет принял законы, по которым можно было участвовать в приватизации этими сбережениями. И для того, чтобы не допустить российских граждан к приватизации, эти сбережения были ликвидированы. Мы написали программу восстановления сбережений, и в этой программе было написано, что сбережения восстанавливаются следующим образом: создаются институты развития, формальными владельцами которых являются владельцы сбережений, через эмиссию она наполняются деньгами, и эта эмиссия идет на создание работающих предприятий. При этом баланс движения капитала всех институтов развития является открытым. То есть, иными словами, купить какой-нибудь Роллс-Ройс директору завода не получится. Эта программа была забыта. Но этот механизм никуда не делся.

У нас монетизация экономики чуть более 30%, в США – 150%. В некоторых других странах еще больше…

Я хочу сказать, что программа «что делать» есть. Но в нашей стране, даже в рамках предвыборных кампаний, это не обсуждается. Нынешний форум – единственное место, где за последнее время мы смогли поговорить о том, что можно сделать. И удивительно, что инициатором стала политическая структура.

Я считаю, что пришло время говорить.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...