Впечатления от поездки на Донбасс

Николай Стариков

Поездка в Донецк и Луганск принесла массу впечатлений, мыслей, знакомств. Их так много, что просто невозможно рассказать все за пару публикаций. Продолжая публикации на эту важнейшую тему, хочу предложить вашему вниманию ещё один материал о моей поездке на Донбасс.

На третий день нашего пребывания в Донбассе мы отправились из Донецка в Луганск.

Дорога лежала через теперь уже ставший знаменитым город Дебальцево. Он лежит как-раз посередине между ДНР и ЛНР, что и послужило основой желания украинских силовиков «разрезать» между собой Донецк и Луганск. Далее котел, тяжелые бои и масса трофеев, взятых ополченцами. Особенно много танков, БМП и артиллерийских орудий всех систем.

Основной эпицентр боев в Дебальцево находился в центре города, мы же проезжали по дороге, которая идет по окраинам. Там тотальных разрушений, как в других частях Дебальцево нет, но каждый дом посечен осколками, изрешечен пулями и несет на себе другие следы боевых действий.

Несколько слов о потерях украинской стороны. Об этом больно слышать. Для меня каждый солдат украинской армии – это часть моего, единого народа. Поэтому рассказы о том, как относятся к павшим солдатам «на той стороне» украинской гражданской войны, слышать действительно больно. Способ похорон таков: танк совершает определенные движения, выкапывая яму. После чего тела сваливаются туда. Далее – опять танк эту яму заравнивает.

Откуда это взялось, такое отношение к своим солдатам? Ополченцы, теперь уже солдаты армии и народной милиции ДНР и ЛНР, всегда стараются вынести тела погибших с поля боя. Забрать с собой. Так всегда поступали русские солдаты, солдаты Русской армии, как бы она ни называлась: Красная армия, Добровольческая, Русская императорская.

При таком отношении к своим погибшим товарищам, что удивляться жестокости, с которой киевские власти начали эту гражданскую войну.

На Донбассе совершены массовые преступления, свидетелями которых стали МИЛЛИОНЫ людей. А ОБСЕ, ООН и другие структуры никак не могут «понять», что происходит и кто виноват. Двойные стандарты. Куриная слепота Запад, которая поражала его каждый раз, когда кто-то начинал геноцид населения Русского мира.

В Луганске и его окрестностях свидетельства боев на каждом шагу. В селе Новосветловке, где мы были разрушено около 90% домов. Это было год назад. Во время летних боев. Сейчас идет процесс восстановления и возвращения людей. Почти полностью восстановлена больница, которая была сильно разрушена артиллерией.

У этой войны есть уже свои памятники. И это не руины и не разрушения. Это самые настоящие памятники. Таких на луганщине я видел три.

Первый это Свято-Покровский храм в Новосветловке. Украинский снаряд попал в храм. Осколок повредил фреску Вера, Надежда, Любовь. И что поразительно – он попал в Веру. Надежда и Любовь остались нетронутыми.

Второй памятник – это подбитый и сгоревший танк. Эта захваченная у противника машина сгорела недалеко от Новосветловки, экипаж ополченцев погиб. Танк стоит на том месте, где нашел свою героическую гибель в бою. Теперь он стал памятником. Его обугленный остов покрасили черной краской. На нем все время лежат цветы, иконы. Люди приходят и приезжают сюда.

Как и к третьему памятнику этой еще неоконченной братоубийственной войны – месту гибели журналистов канала Россия. Игорю Корнелюку и Артёму Волошину.

Это развилка дороги недалеко от окраины Луганска. До города ехать несколько минут. Рядом разбитый пост ГАИ.

На пригорке стоял батальон Айдар, наводила его минометы та самая Савченко, что сегодня ждет приговора в ростовском СИЗО. Куда стреляли прекрасно видели — убивали сознательно. Прошлым летом Луганск подвергался страшным обстрелам – только за один день 18 июля 2014 года было убито от артиллерийского огня 44 человека. Это в одном Луганске и за один день. В той же Новосветловке число убитых исчислялось сотнями! Общее количество жертв еще до конца не подсчитано – счет вместе с Донецкой областью и военнослужащими идет на десятки тысяч…

Страшная ирония судьбы – место гибели журналистов очень близко от города с названием счастье…

Сейчас позиции народной милиции ЛНР (так теперь называется армия республики) отодвинуты вперед на несколько километров в сторону Счастья. Туда мы и едем на самый дальний блок-пост. После него 300 метров и передовые позиции противника. Обстрелы почти каждый день. Через неделю после нашего посещения была обстреляна группа ОБСЕ, так, что спряталась в сточной трубе. Уверен, что они все равно «не поняли» , «не заметили», кто несет ответственность за это.

На блок-посту нас встречают хлебом-солью. Каравай держит очаровательная девушка. После знакомства с бойцами и командирами спрашиваю её, кем она была в «той» жизни. «Работала в банке» — отвечает…

При подъезде к блок-посту сопровождавшие нас офицеры просили выключить телефоны. Прямо в разгар общения с бойцами вдруг звонит телефон А.А. Проханова. Забыл выключить. Офицеры начинают заметно нервничать и просят нас уехать. Велика вероятность «прилета» мины. Жмем руки, Александр Андреевич дарит свои книги об этой войне солдатам и мы уезжаем. Стрельбы не было.

Сам Луганск до войны имел 350-400 тыс . населения. Сейчас на треть меньше. На улицах очень много людей. Много разбитых зданий, которые большей частью восстановлены. Пустыми стоят гипермаркеты, автосалоны и некоторые крупные магазины. Много свеже вставленных окон.

Подходим к зданию Луганской областной администрации. Именно оно подверглось тому страшному обстрелу с самолета, который стал «точкой невозврата». После того, как украинский самолет выпустил по зданию и парку перед ним (где всегда гуляли люди с детьми!) неуправляемые ракеты, в Луганске поняли – только сила оружия остановит убийц. Тогда было убито 12 человек. Некоторых просто разорвало на куски. При этом в Луганске показывали украинское телевидение. К вечеру весь город, знавший что произошло на самом деле, увидел, что» взорвался кондиционер» и «сами себя обстреляли».

Визит в Луганск был коротким. Кроме поездки по блок-постам и местам боев: пресс-конференция и общение с общественностью.

В тот же день мы вернулись в Донецк, на следующий день нас пригласили в гости бойцы блок-поста в Горловке. Это город с 150 тыс. населением, который постоянно обстреливается. Бьют по инфраструктуре, по больнице, по жилым домам.

Бойцы на блок-посту в Горловке, в отличии от Луганска, попросили нас не фотографировать. Что ж – им виднее. Проханов дарит книги, беседуем. Как обстановка? Каждый день обстрелы. Два дня назад был настоящий бой. К сожалению, с потерями. На блок-посту все местные – жители Горловки. Дом совсем рядом. Поэтому они будут стоять до конца…

После Горловки едем обратно в Донецк. Нас ждут в бригаде «Кальмиус». Тут Партию Великое Отечество (ПВО) прекрасно знают. Один из наших партийных коллег месяц в ней служил, привез с собой большое количество моих книг. Солдаты и офицеры много читают, а потому им очень интересно побеседовать со мной и А.А. Прохановым, которого тоже знают и любят.

Бригада «Кальмиус» — это артиллерийская часть. Трофейная артиллерия попадает в основном сюда. Достались им и пропагандистские снаряды украинской армии. Эти живые свидетельства войны. Листовки, которые распространяли и собирались распространять. Их я опубликую в отдельном материале. – спасибо офицерам «Кальмиуса» за подарок.

На Донбассе создана настоящая армия. Выправка, дисциплина, но главное – боевой дух.

В завершение хотелось опубликовать несколько фото из центра Донецка. До недавнего времени туда вообще не стреляли. Подсвеченные памятники, газоны, фонтан, кафе и рестораны. Абсолютно мирная картинка. Но она обманчива. Звуки артиллерийской стрельбы…

Последнее, что хотелось сказать. По Донецку мы ходили без какой-либо охраны. Иногда вместе с А.А. Прохановым, иногда я был вместе с коллегой по партии, который воевал на Донбассе, а теперь нашел там личное счастье.

Люди узнают на улицах. Очень часто. Подходят, жмут руки, благодарят за приезд и за статьи. Фотографируются. Ни разу не было НИКАКОЙ агрессии, никаких ругательных слов. Те, кто пишет гадости в интернете http://nstarikov.ru/blog/53271, бесконечно далеки от реального положения дел, от народа Донбасса.

Обратная дорога в Ростов показалась короткой.

На границе очень большие очереди. Стоит масса грузовых фур. Если необходимость строгости при въезде в Россию мне понятна, то почему не уменьшить их при въезде на Донбасс не совсем ясно.

Как последнее или первое впечатление (смотря куда едешь) на стороне ДНР, табличка на украинском языке «Донецкая область» и… противотанковые надолбы, которые свез к границе еще губернатор «старой» власти. Теперь они живописное украшение таможни.

Первое, что видишь на российской стороне – бесконечное поле подсолнечников. Мирная идиллия. Но пока в Донбассе льется кровь и стреляют орудия, долг всех граждан Русского мира сделать так, чтобы все это прекратилось как можно скорее…

Блог Старикова 29.07.2015
ПОДЕЛИТЬСЯ
Николай Стариков
Николай Викторович Стариков (р. 1970) – известный писатель, публицист. Основатель и идейный лидер общественной организации «Профсоюз граждан России». Коммерческий директор петербургского филиала «Первый канала» российского телевидения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...