ВЫХОД ИЗ АФГАНИСТАНA: ПОТЕРЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ДВЕ ЧЕЧЕНСКИЕ ВОЙНЫ

Александр ПрохановАлександр Проханов

М. АНДРЕЕВА: Александр Андреевич, мы совсем не поговорили про встречу с премьером Израиля, который сегодня приехал, они встречались и обсуждали Сирию. Тревожные новости оттуда приходят. А вот сирийские повстанцы пообещали Москве новый Афганистан. Говорят: «Рискуете получить солдат уже в гробах». Корректно ли с вашей точки зрения сравнение с Афганистаном, и как по Сирии обстоят дела сейчас?

А. ПРОХАНОВ: Идет информационная война, и это хороший ход со стороны ИГ – устрашать Афганистаном, потому что эта травма до сих пор не зажила. И, тем более что эту травму всё время расчесывают либералы, и считают, что Афган – это величайшее преступление. Но есть разные точки зрения. Мы вышли из Афганистана и в результате потеряли всю Среднюю Азию и получили две чеченские войны. По Сирии: там происходит несколько очень важных и интересных процессов. Первый процесс – американцы, кажется, отказались от идеи изолировать Россию в своей борьбе с ИГ. Потому что они считали, что коалиция, которую они создали, самодостаточна, она будет управляться американцами, и они смогут что-то сделать и остановить ИГ. Но совсем недавно разразился огромный скандал в Штатах.

Выяснилось, что деньги, которые выделили на подготовку армейцев, были растрачены, а на фронтах воюет 4 человека после этих миллиардных трат. Это коррупционная схема, и американцы не в состоянии вести наземные операции в Сирии с ИГ, и поэтому они пошли на попятную. Они готовы договариваться с Россией о каких-то совместных действиях. Второй момент – очень похоже (хотя я не был в Сирии, а наши официальные лица на этот счёт не очень-то распространяются), очень похоже, что на севере Сирии, в Латакии и в Тартусе, идёт накопление наших военных самолетов. Если там чистят аэродромы, если там опустились уже наши «Сушки», если там готовят бомбу штурмовым ударом, то, конечно, эти самолеты и эти базы должны охраняться. Но есть контингент наших действующих частей, не только инструкторы, но и армейцы. И это очень важный момент.

В связи с этим возникает тема прямых столкновений наших наземных военных с ИГ. Такое возможно. Если наши авиаторы будут наносить удары, конечно, эти самолеты могут быть сбиты, это война. Если будут сбиты самолеты, то летчики будут пленены, это тоже нужно рассматривать. Ели они будут пленены, это будет чудовищное театральное действие ИГ: опять их нарядят в балахоны оранжевые, будут махать над головами ножами, либо заколют, как агнцов, либо начнут возить в клетках, показывать, что русские пленены. Это тоже реальность. На вызволение своих, конечно, будут брошены подразделения спецназа, ведь как можно оставить своих в плену? Будут потери этого спецназа.

То есть, есть алгоритм войны. Но мы же согласились с тем, что борьба в Дамаске является борьбой за Москву. Мы же согласились с тем, что рубежи обороны Дамаска совпадают с рубежами обороны Москвы. ИГ уже здесь, он еще не проявил себя, но здесь такое количество иммигрантов. Есть районы, где вообще нет русских людей, они не контролируются. Поэтому он здесь, он рвется в Среднюю Азию, рвется на Северный Кавказ. Рамзан Кадыров постоянно говорит об этом. Мы что, должны ждать, когда ИГ придет на Садовое кольцо? Мы что, хотим взрывов? Мы должны сражаться с ИГ. Какая бы зловещая рифма ни была с Афганистаном.

М. АНДРЕЕВА: Слушатели спрашивают: «А готовы ли мы получать сейчас цинковые гробы?»

А. ПРОХАНОВ: В Афганистане мы получали цинковые гробы срочников. Это были молодые люди, которые 2–3 года служили в армии, это были как бы мальчики, их недаром назвали «цинковые мальчики». А сейчас армия контрактная. Она состоят из контрактников, они взрослые люди. Они идут туда не для того, чтобы хлебать щи, а чтобы воевать. При заключении контракта им говорят, что они могут погибнуть. Это контрактная армия, готовая сражаться за деньги, это и есть смысл любой армии. Готовы ли мы получить цинковые гробы! А кто готов получит цинковые гробы? А готовы мы к террористическим актам в центре Москвы?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Вы сказали, что американцы не могут ничего поделать с ИГ, не считаете ли Вы, что они в принципе могут, но не делают это потому, что им это не нужно? Если уж они справились с армией Саддама за достаточно короткий срок.

А. ПРОХАНОВ: Да, вы правы. Есть разнотолки. В какой степени ИГ контролируется американцами, а в какой степени он становится уже прямой угрозой для Америки – это вопрос открытый. Но что касается Саддама и армии: Саддам – это регулярная армия, состоящая из гвардии. Генералы были куплены, они были предатели, они предали Саддама. Это не была победа на поле брани, это была тайная операция. ИГ – это нечто другое. Это не регулярная армия, это сетевая организациями.

С сетевыми организациями очень трудно бороться, ИГ есть в Сирии, в Ливии, в Ираке, есть уже и в Бангладеш, в Пакистане, и, скорее всего, в Таджикистане. Я не сомневаюсь, что его ячейки есть и здесь, в России, на Кавказе. С «сетевиками» бороться сложно, с ними борются спецслужбы. Можно, конечно, разгромить центры, базы. Но я с Вами согласен, что дело здесь нечисто. Потому что ИГ получает деньги за счет контрабандной торговли нефтью, а нефть покупает Европа. Таким образом, Европа, покупая эту нефть из рук ИГ, спонсирует этот страшный кровавый моллюск.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...