Доверять ли ДНК и душу компьютеру

Георгий МалинецкийГеоргий Малинецкий

У человечества появляются инструменты, которые, в общем-то, делают людей в каком-то смысле близкими к богам. ДНК-технологии, создание роботов — все это в нашей власти. Но какова будет цена? Не дар ли это Люцифера? Об этом в эфире Pravda.Ru рассказывает завотделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики Георгий Малинецкий.

— Георгий Геннадьевич, проведите ликбез — что такое синергетика? Ведь в представлении обывателя это смесь теории хаоса и управляемого хаоса, диссипативных структур, эффекта бабочки и много еще чего. Причем, эта терминология, сейчас из науки переходит в политику, но часто употребляется не совсем правильно. Что действительно называется синергетикой? И чем она занимается?

— Начнем с самого простого: откуда взялась синергетика? Вспомним четвертый век — наш Вселенский собор, на котором шла дискуссия, как спасти душу. Боролись две точки зрения. Одни считали, что Бог уже составил списочек праведников, и соответственно, если вы в списке — что бы ни делали, вы в раю. А если вы в списке грешников — то вам уже определено другое место, чтобы вы ни делали.

— То есть предопределение.

— Конечно. Вторая точка зрения — это личное усердие. То есть нужно заслужить, заслуги нужны. Эти позиции были непримиримы. Но возникла третья позиция, так называемая синергетическая — от двух греческих слов "син энерджи" — совместное действие. То есть победила точка зрения, в соответствии с которой, конечно же, есть некая доля предопределенности, стартовые условия, но они сработают только, если есть свои личные достижения.

В другом смысле слово синергетика возникло, видимо, уже в двадцатом веке. Есть притча: когда сороконожку спросили, какой ногой она сейчас будет ходить, она задумалась и не смогла пойти ни одной. Но ведь это же про нас с вами! Потому что если мы посмотрим — пальцы, плечи, и все остальное — у нас четыреста двигательных степеней свободы. Спрашивается, а как же мы всем этим управляем?

Когда наш институт начал заниматься шагающими машинами, то выяснилось, что для управления шестиногим аппаратом уже нужен суперкомпьютер, потому что это очень хитрая задача.

А как же мы-то решаем эту задачу? И тогда физиологи поняли, что, вероятно, возникают синергии — между разными степенями свободы возникают взаимосвязи, и когда вы хотите что-то сказать, вы не думаете, как языком пошевелить, как губы открыть и так далее.

А почему младенец не сразу идет? А потому что у него только вырабатываются синергии. Как прыгают прыгуны с трамплинов или с вышки? Они делают это настолько быстро, что человек не может это просчитать. В ходе тренировок он вырабатывает связи между различными степенями свободы. Поэтому в физиологию вошел этот же термин.

— В религии же тоже есть понятие синергии — сочетание человеческой и божественной энергии.

— Конечно, конечно. А третье пришествие слова синергетика связано с немецким теоретиком Германом Хакеном. В свое время было как у Бориса Заходера: есть академик по китам, академик по котам — век специализации. И новые науки возникают на стыке разных дисциплин, в результате появляются специалисты, который знает все ни о чем. Чтобы разобраться в проблеме, например, по Арктике, требуется участие массы специалистов.

Аналогично — космический полет — здесь нужны и химики, и физики, а главное, надо понять, а нужно ли это? Вначале полагали, что философия будет междисциплинарным подходом, но она не оправдала надежд. Потому что философия похожа на костюм. Если молодой человек ощущает себя сверхчеловеком, ему ближе Ницше. Если прекрасная девушка понимает, что любовь — главное, то ей, конечно, Фейербах — "Бог есть любовь". Ну, а серьезным администраторам, конечно же, нужен материализм.

Философы каждый раз, если им какая-то игра не нравится, сбрасывают фигуры и начинают заново. Основной вопрос философии всегда был: что первично — духовное или материальное? Приходит следующий человек и говорит, что это все не существенно, философия вообще этим не должна заниматься. Но есть — очень важна преемственность.

А во-вторых, если вы что-то предсказали, то как проверить? Естественно, науки на этом стоят. Все должно быть проверяемое, а здесь — огромная возможность жульничества.

Герман Хакен высказал мысль, что должен быть новый междисциплинарный подход. Второй попыткой сделать такое — это была кибернетика. Ее пафос в том, что инструменты для управления понятия, понятия обратной связи, понятия гомеостаза — они одни и те же. — Управляем ли мы запусками ракет, управляет ли организм нервной системой, мозг нашим организмом, управляет ли наше правительство обществом. Везде можно найти механизм обратной связи.

Если запаздывание слишком велико, то мы находимся в том же положении, как дурак, который когда хоронят — желал: таскать вам и не перетаскать, а когда свадьба, причитал: горе-то какое. А все потому, что он запаздывает, обратная связь запаздывает, и механизмы массы аутоиммунных заболеваний именно таковы, что организм борется не с тем, что сейчас есть, а с тем, что было раньше. В результате все идет враскорячку.

Черный ящик — что в этой системе — нас не интересует, нам важно, что мы играем на вход, а нам дают нечто на выход. В кибернетике были достигнуты значительные успехи.

Но Герман Хакен обозначил свой подход, как вопрос возникновения новых свойств у сложных систем, таких качеств, элементы которых этими свойствами не обладают.

В системе каждый объект простой, а вместе все достаточно сложно. Одна песчинка — не куча, две — не куча, а миллион — куча. Где кончаются отдельные песчинки и начинается куча? Где могут быть лавины — сложность, где возникают у системы новые качества? Вот синергетика и занимается возникновением новых качеств и самоорганизацией.

Если мы не рассматриваем Вселенную как такое упражнение Господа Бога, то мы должны объяснить, а как же все произошло, как возникла жизнь, общество? Почему наша планета такая странная? Почему вещество во Вселенной есть, а антивещества почти нет. Если не касаться Божьего промысла, мы должны эту огромную возникшую сложность объяснять.

Возникает огромная мировоззренческая задача, о которой мечтают философы, но у них не было инструмента, аппарата того уровня, на котором на эти вопросы можно отвечать. Сейчас в огромной степени синергетика отвечает на вопросы, которые раньше относились к компетенции философии.

— То есть синергетика — это не биофизика с биохимией, потому что это — достаточно близкие науки, а в одном букете математика, философия, история, литература, лингвистика и много чего еще. Это попытка найти связи между ними всеми?

— Да, пожалуй, вы очень точно обозначили. Есть три главных проблемных поля, на пересечении которых находится синергетика. Первое, это предметное знание. Чтобы говорить о биологии, надо знать, как это все устроено, что такое ДНК, какие есть возможности оперировать всем этим. То есть первая функция — это предметное знание.

Второе, конечно, математическое моделирование. Потому что понимание ясности и простоты появляется тогда, когда можно отбросить несущественное, а главное отобразить в модели. Мы говорим о ньютоновской механике и декартовой системе координат.

Декарт полагал, что все связано со всем. Пришел Ньютон — нет, говорит, все не связано со всем, с помощью одной схемы мы должны все это объяснять. А дальше математика позволяет нам из очень простых предположений предложить эксперименты, которые должны подтвердить либо опровергнуть некое описание. Поэтому, второй очень мощный блок — это математическое моделирование.

Часть третья — это философская рефлексия, очень важный момент. Вопрос, который лежит между биологией и математикой, хотим ли мы, чтобы у нас были новые типы живого на Земле? Если мы можем это сделать, мы хотим этого или не хотим? Это очень непростой вопрос.

— Это, наверное, вопрос этики, а не науки.

— Это очень сложный вопрос именно междисциплинарного подхода. У нас появляются инструменты, которые, в общем-то, делают нас в каком-то смысле близкими к богам. Может быть, ДНК лучше бы заменить на другое?

— Чем сейчас как раз пытаются заниматься.

— Ну конечно, берем трансгеном. И тогда возникает другой вопрос: играть ли в эти игры? С одной стороны, успехи-то фантастичны, по ряду культур производительность в сельском хозяйстве стала выше.

Но ведь есть такая штука, которая называется проклятье Люцифера. Он дарит некий дар, но вместе с тем о чем-то умалчивает. Причем любопытно следующее: наше ДНК — это миллиарды букв, мы живем примерно те же миллиарды секунд. Мы не можем даже свое основание просмотреть. Поэтому нам придется обращаться к роботам.

То есть самое сокровенное мы будем так или иначе доверять компьютерным сущностям, которые будут вникать в нашу ДНК. Возникла масса вещей, которые не укладываются в рамки науки и которые для нас крайне важны.

Можно ли отодвинуть мировоззренческие вещи в вечность? Давайте, мы отложим это назад. Есть вещи, о которых нельзя подумать завтра, например, о программе создания нового оружия. А вообще говоря, хорошо это или нет? Мир-то станет от этого безопасней? И как на него ответят? То есть возникают вопросы не мировоззренческие, а совершенно ясные и практические.

— То есть, синергетический подход позволяет пытаться как-то вычислить эти дальние последствия?

— Конечно, он ставит эти проблемы, и дает на них очень содержательные ответы. Вот сейчас Европа захлебывается от потока беженцев. В 1992 Сергей Петрович Капица, выдающийся российский просветитель, в одном из своих докладов на основе некой математической модели, которая связана с синергетикой, с теорией самоорганизации — так называемый "глобальный демографический императив", предсказал, что мы находимся на пороге глобального переселения.

Численность людей на Земле росла по гиперболическому закону, стремилась к бесконечности, поэтому к 2025 году должен произойти демографический переход. И вот действительно, наступает время, когда жизнь, эта траектория ломается. Как у Тютчева:

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые.

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

На нас, на нашем поколении ломается траектория жизни. Такого крутого поворота никогда не было.

— Но похоже, ускоряются события, их несет, их закручивает, как будто по спирали в какую-то трубу. Возникает ощущение не лирические, а что эта труба идет куда-то на слив или в нечто неизвестное.

— Действительно, нужны философы, демографы, математики, инженеры и многие другие специалисты, чтобы понять, в какой реальности мы будем жить.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Георгий Малинецкий
Малинецкий Георгий Геннадьевич (р. 1956 г.) ― российский математик, заведующий отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша. Профессор, доктор физико-математических наук. Лауреат премии Ленинского комсомола (1985) и премии Правительства Российской Федерации в области образования (2002). Вице-президент Нанотехнологического общества России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...