РОССИЯ МОЖЕТ ОСТАТЬСЯ С ИГ ОДИН НА ОДИН

Александр ПрохановАлександр Проханов

Штаты, втянув Россию в совместное противодействие террористической группировке, впоследствии могут нарушить свои обещания, уверен публицист

Я сравниваю речь Обамы с речью Путина – это две абсолютно разные речи. Обама говорил замшево, бархатно, старался снять какие-то острые формулировки, был миротворцем, осуждал силу, призывал к мирным инициативам и способам разрешения конфликтов. Он лукавил, говоря о Ближнем Востоке, он не сказал ни слова о причинах этого чудовищного взрыва. Хотя, мне кажется, у него был шанс и этическая возможность признать вину Америки, Запада в том, что там произошло. Он этого не сделал. Таким образом, он закрыл путь для реального исследования и взаимодействия в этой сфере.

Затем, говоря о кризисе на Украине, обвинил Россию в том, что она не пошла по пути эволюционного встраивания российских интересов в мировой европейский контекст. Это тоже было лукавством: о какой эволюции можно было говорить, когда совершился взрыв, государственный переворот и никакие русские интересы там вообще не учитывались. Этот майдановский переворот был глубинно антирусским, русофобия там присутствовала. Речь была бархатной и не совсем правдивой, под этой перчаткой всё ещё чувствовался невидимый кастет.

Речь Путина была резкой, мне казалось, что она должна быть более мягкой. Многие аналитики говорили, что Путин будет идти, откатываясь от мюнхенских преставлений, что наступила пора перезагрузки, нового братания – ничего подобного. Путин очень жёстко, не называя имён, сказал, что Ближний Восток – результат чудовищного насилия, знаем кого, что Украина – результат распространения геополитических амбиций Запада на весь мир и на ближние России территории.

Он упрекнул Запад и Америку в том, что после распада Советского Союза они давят на Россию. Речь Путина находится в противоречии с речью Обамы

Смысл речи Обамы и речи Путина в том, чтобы потом, за кулисами ООН, встретиться, и предполагаемая 45-минутная встреча важна. Эти выступления – преамбула этой встречи. Встреча будет посвящена, в основном, Сирии и Украине. Я всё время думаю, в каких условиях, на каком фоне происходит эта встреча: не на фоне этих двух речей, на более сложном и несколько законспирированном фоне. Дамаск находится в чудовищной осаде, по существу, он близится к падению. У Башара Асада не хватает армии, она утомлена, у боевиков всё больше сил, у них огромное числовое преимущество, они могут двигаться на Дамаск с четырёх направлений. Дни Дамаска сочтены, дни Башара в Дамаске сочтены, и ИГ придёт в Дамаск, устроит резню, и освободившаяся армия хлынет на просторы Средней Азии и на Северный Кавказ. Это один момент. И это чувствует Обама. В этих условиях ему приходится выбирать между ИГ и Башаром. Из того, что он говорил, похоже, что мучительно, скрепя сердцем, он сделал выбор в пользу Башара. Он по-прежнему называет его преступником, террористом, но не требует его свержения, говорит, что это результат эволюционного пути, переходного периода.

Второй момент, не менее важный: совсем недавно Обама заявлял, что у мира есть три врага: ИГ, лихорадка Эбола и Россия. И теперь ему предстоит встретиться с Путиным по вопросу Сирии. Может ли он встречаться с человеком, которого сделал исчадием зла? Нет. Поэтому и здесь ему приходится делать выбор между ИГ и Россией. И из его речи видно, что он опять сделал выбор в пользу России, он отказался от своих жёстких формулировок.

Третий момент: Европа переживает чудовищный натиск мигрантов, беженцев. Они все растеряны. И Меркель, которая понимает, откуда взялись эти беженцы, – они понимают, что это результат американского насилия, удара – говорит, что без России эту проблему не решить.

И консолидированный Запад, который был мощным воздействием на Россию, перестал быть таким консолидированным, ослабел в своём давлении на Россию.

Наконец, четвёртый момент: за эти последние недели была создана новая коалиция. Не та, американская, где Америка вокруг себя соединила десяток арабских карликовых государств, а коалиция Сирии, Ирака, Ирана и России, а за ними стоит и Китай, который посылает свои корабли в Средиземное море. По существу, Обаме приходится выбирать: либо взаимодействовать с Россией в этих коалиционных усилиях, либо позволить России доминировать в сирийском пространстве со своей коалицией. Это тоже ослабляет позиции Обамы и делает его растерянным политиком.

Что касается речи Путина, повторяю, она была чрезвычайно энергична, очень резка, не носила характер компромисса, он расставлял точки над i везде, и по ближневосточным проблемам, повторил свой тезис о трагедии мира, который лишился советского полюса и получил однополярный, жестокий, безумный, эгоистический вариант управления миром, объяснил, что такое Украина – это результат экспансии НАТО, Запада на Россию и был абсолютно спокоен и трезв.

У него не было идеи компромисса, многие наши демократы говорили, что мы увидим нового Путина, что Путин никчёмный, сердобольный – ничего подобного. Крепкий, сильный, энергичный, знающий свои стратегические цели лидер. На встречи Путина и Обамы столкнуться эти две психологии: психология мучительно уступающего Обамы и психология энергичного и наступающего Путина.

В путинской речи меня поразило, что он начал свою речь с апологии ООН, которая хочет реформировать Штаты. Сказал, что ООН в результате этих усилий может распасться, потому что это был великий проект. Я тоже занят своей родиной, я такой же эгоист, мне важны национальные интересы, я слабо чувствую глобальный мир, глобальные ситуации, хотя объехал весь мир, особенно воюющий, но я не чувствую всечеловеческого единства. А здесь, глядя на ООН, я подумал: боже, посмотрите, какой поразительный инструмент выработало человечество. Эти люди, чиновники, чёрные, белые, желтолицые, говорят ото всего человечества, человечество проинтегрировано в ООН, они говорят о потеплении климата, об экологии. Господь сотворил мир, получив людям управлять животными, тварями, дал людям право управлять тварями и возложил на них ответственность за тварную природу. Поэтому в ООН представлены не только Китай, Россия, Зимбабве, Южная Африка, там представлены жирафы, слоны, божьи коровки, альпийские цветы, ручьи, реки, текущие по небу облака, птицы. ООН – это гигантский организм всей планеты, всей земли, всей её биосферы, ноосферы, а может быть, всей геосферы, потому что присутствует проблема камней, ледников, гор. И с этой организацией надо обходиться очень бережно, это великий организм.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...