Сор из избы не принято выносить

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Доктор экономических наук прокомментировал попытки Меркель купить Турцию, жилищный кризис в России и планы по новым провокациям против нашей страны

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, я бы хотел попросить вас поддержать наш проект «Губернатор», мы в предыдущем часе с Александром Яковлевым подводили промежуточные итоги рейтингов всевозможных губернаторских. На ваш взгляд, чьи позиции на посту главы региона сейчас наиболее крепки? А чьи позиции шатаются?

Делягин:

— Ну, Рамзана Ахматовича не трогаем, как я понимаю?

Челышев:

— Он на седьмом месте в рейтинге. Кстати, Сергей Семенович позади.

Делягин:

— На мой взгляд, лучший это Артамонов, калужский, он где-то, наверное, третий. Первый – это липецкий Королев. В том числе, что он нигде не светится, а отрасль построил очень диверсифицированную. Савченко – белгородский. Первое-второе они делят с Королевым. Артамонов – третий. Что касается худшего губернатора, то, как москвич, я, естественно, самым худшим поставил бы Сергея Семеновича Собянина, который перекопал Москву, как будто бы приближаются орды татаро-монголов и нужно какие-то засеки срочно возводить.

Но поскольку это московский эгоизм, я думаю, что все-таки на самом последнем месте стоит губернатор Псковской области господин Турчак. В свое время господин Кашин придумал совершенно гениальную формулу, как правильно называть господина Турчака, после чего господина Кашина чуть-чуть не убили, и вроде бы все сообщения в СМИ сводятся к тому, что чуть-чуть не убили его по недоразумению по прямому указанию господина Турчака.

Челышев:

— По всей вероятности, не хватает улик, для того, чтобы господина Турчака привлечь к ответственности, ибо не привлечен до сих пор.

Делягин:

— А я думаю, что нет до сих пор его личного согласия.

Челышев:

— Вы полагаете, господин Бастрыкин советуется с господином Турчаком, привлекать его к ответственности или нет?

Делягин:

— А чем еще можно объяснить ситуацию, когда товарищ даже не под следствием? Здесь ситуация как бы очень прозрачная, но вместе с тем все по старому. На предпоследнем месте, думаю, господин Воробьев. В связи с красногорским стрелком. Я должен сказать, что то, что я говорил прошлый раз, оказалось ошибкой. Дело в том, что тело Георгадзе отправили хоронить в Грузию и это означает, что он действительно покончил жизнь самоубийством. Если его захватил какой-то спецназ и нашпиговал, чтобы он не давал показания, тело нельзя было бы выдавать. Значит, это не было хладнокровное продуманное преступление. То есть, можно предположить, что он поехал отлавливать этого Рассказова, сел в засаду недалеко от его дома, потом понял, что Рассказов туда не приедет, а время уже прошло и убежать уже не удастся, потому что дороги начали перекрывать. И если бы у него были пути отхода, то все, он был бы сейчас на Украине или в Грузии, но этого не случилось…

Значит, это более искреннее это все было, чем мы предполагали. А дальше возникает вопрос – как же устроено хозяйство Московской области, между прочим, одного из богатейших регионов России, если такое происходит? Понятно, что произошел экономический кризис, сужается кормовая база чиновничества и тесно связанного с ними бизнеса, чиновник говорит – я больше не могу вам помогать в прежних объемах, на что ему говорят – тогда убирайся, мы найдем другого, вместо тебя… раз вы меня выгоняете из бизнеса, тогда заплатите отступные за мой бизнес. И дальше наступает непонимание взаимное, которое ведет к тому, что в кабинет заносят калькулятор для окончательных расчетов, как говорили в 1990-х годах. Но мы-же все понимаем, что это не может быть шизофренией на уровне района, что правила на уровне района, те правила, которые действуют в области. По-другому не бывает.

Челышев:

— Вот сейчас Общероссийский народный фронт предложил провести такую масштабную проверку Красногорского района. Никто пока из чиновников крупных этот почин не поддержал, проверки никакой нет, как вы думаете, она вообще состоится?

Делягин:

— Я думаю, что она не состоится, потому что произойдет две вещи. Во-первых, кто-то что-нибудь расскажет, как это устроено на самом деле – ну, такие преступления в местах, где все в порядке, не происходят. С другой стороны, если бы это стало оглаской, то нельзя исключить того, что в районах Подмосковья поднялся бы вой, а чего здесь такого особенного, у нас — то же самое. Ведь вряд ли, что в одном районе, пусть даже Красногорском, все совсем плохо, а во всех остальных все нормально. В Пушкинском районе, например, мои знакомые адвокаты дошли до того самого Бастрыкина, и не только до Бастрыкина, и все это было абсолютно безысходно и безнадежно. Люди кончили тем, что пикетировали администрацию президента. И опять-таки это ничем не помогло. Так что, я думаю, что здесь прямой конкретный интерес, связанный с тем, чтобы не выносить сор из избы.

Челышев:

— Вопрос – вас не смущает, что в этом селе, Тимошкино, оно было нашпиговано сотрудниками полиции, его искали, его охраняли, дом главы Красногорска охраняли, а находящееся в доме неподалеку тело господина Георгадзе полицейские не нашли?

Делягин:

— То, что поселок был нашпигован сотрудниками полиции, не означает, что эти сотрудники что-то делали. У нас же не только в здравоохранении вся работа сводится к бумаге. Я подозреваю, что реформы правоохранительных систем привели к тому, что полицейские тоже занимаются в основном бумажной работой. Если человек там ночью тихо прошел огородами, например, никто ж не будет лазить по домам? Для того, чтобы начать искать по домам, я думаю, что надо сначала хотя бы мобильный отследить. У господина Георгадзе мобильный был с собой или он его выкинул в ближайшую урну? Если он был с собой, его должны были отследить…

Челышев:

— Ну, мы сейчас можем сколько угодно об этом говорить, наверное, особого смысла уже нет.

Делягин:

— Огромное количество людей прячется в ближнем Подмосковье и в советское время пряталось. И найти их сложно. Когда зима – тогда понятно. А так, если дом не охраняется, скрытно зайти поздно вечером в дом – это можно себе представить.

Ну, раз уж мы занялись грузинской темой, то тут появилось в Грузинформ со ссылкой на украинские источники сообщение о том, что расшифровка разговоров Саакашвили в Одессе, которая начинается со слов «сейчас, подождите, я тут антипрослушку включу». То есть, слушали, судя по всему, люди профессиональные. Смысл прослушки. Господин Саакашвили по команде сенатора Маккейна …. Значит, они перебросили уже через Панкийское ущелье, через боевиков, через бывшего главу финансовой полиции министра обороны Грузии некоего Кезарашвили, который находится в розыске за хищение госсредств, перебросили при поддержке украинских некоторых политиканов ПЗРК.

План очень простой – сбить из ПЗРК американский самолет – причем, там уже есть люди, которые сообщат, когда и какой самолет по какому маршруту полетит, чтобы его сбить со стопроцентной вероятностью, списать это потом на российские вооруженные силы, предоставить свидетелей, которые, якобы, все видели своими глазами и расскажут любую легенду, какую нужно. Ну а после осуществить провокацию в отношении курдских поселков – расстрелять их системами залпового огня и сказать, что это опять-таки были наши. И таким образом столкнуть Россию и США в небе Сирии.

Очень красноречивый разговор, по интонациям вполне правдоподобно, так что вот это та перспектива, к которой нам сейчас нужно готовиться. Очень нелицеприятные высказывания в отношении господина Обамы, которого нужно подвигнуть к тому, чтобы защищать интересы Саакашвили в Сирии и в Грузии, который сейчас занят выборами и не занимается противодействием РФ.

Челышев:

— О возможных провокациях самолетов наших и американских начали говорить практически сразу, как только мы туда полетели.

Делягин:

— Вот это некоторые материалы, которые касаются уже практической подготовки. Там называется большое количество фамилий, называются маршруты, люди, которые профессионально обращаются с ПЗРК, и сами ПЗРК, и наиболее серьезные средства ПВО уже туда переброшены, так что остается ждать неприятностей и на самом деле, я думаю, что российское Минобороны должны было бы уже вступить в тесное взаимодействие со своими американскими коллегами. В той степени, в какой американские коллеги захотят разговаривать.

Челышев:

— Давайте надеяться, что здравый смысл все-таки победит… Летчики-то понимают, что они будут своей шкурой рисковать.

Делягин:

— Летчики понимают, но летчиками командуют генералы, которым хочется пробраться в тепленький кабинетик. А учитывая, что, если сейчас демократы подставятся и будут дискредитированы, придут республиканцы, там будет больше теплых кабинетиков, чем при администрации Обамы. Так что ситуация достаточно неприятная и люди, которые говорили, что Саакашвили теперь в Одессе и он больше не сможет нам гадить, потому что он будет заниматься Одессой, практика показывает, что это предельно наивные люди. Если бешеная собака бегает по улице, она все равно представляет для вас опасность.

Челышев:

— Сегодня у нас, по-моему, официально приказала долго жить компания Трансаэро?

Делягин:

— Светлая память. А новость-то в чем?

Челышев:

— Ну, констатация факта, так скажем.

Делягин:

— Если я правильно интерпретирую ситуацию, Трансаэро проводила чрезмерно рискованную кредитную политику, не расширяясь на кредиты. У нас есть еще одна такая авиакомпания средняя, но они все-таки более рациональные и даже кредиторы из Сбербанка говорят, что это бизнес-модель, примерно понятно, как они будут выкручиваться и они, наверное, выкрутятся. А Трансаэро считалось, что они вторые, они слишком большие, чтобы умереть, у них все будет замечательно и, я боюсь, что они верили официальным прогнозам министерства экономического развития. Помните про то, что у нас вот сейчас уже должен быть выход из кризиса. И все эти разговоры, с одной стороны, ни имеют никакого отношения к реальности, а с другой стороны они ведь не просто вводят в заблуждение людей, они вводят в заблуждение и бизнес.

Бизнес думает, что через полгодика будем восстанавливаться, через полгода все будет нормально и нам нужно просто продержаться эти полгода. Я подозреваю, что Трансаэро раз за разом приходило в правительство и говорило – вы ж сами говорите, что скоро все будет хорошо, давайте мы чуть-чуть продержимся до того времени, когда все будет хорошо и рынок восстановится. И они говорили – дайте нам перекредитоваться до этого времени, это же ваш прогноз, это ж не наш прогноз, и правительство не могло не помогать им. И Сбербанк не мог не помогать им. Ну и вот рассказывание друг другу сказок закончилось гибелью второй авиакомпании. Будем надеяться, что S7 подберет самолетный парк, будем надеяться, что все это не окажется бесхозным.

Челышев:

— Какую-то часть самолетов планировал выкупить Аэрофлот, но, насколько я понимаю, у Аэрофлота самолеты поновее, нежели у Трансаэро, их побольше и, возможно, в них особой необходимости нет.

Делягин:

— Совсем не факт, что эти самолеты нужны. То есть, какая-то часть нужна, но, понятно, что сейчас кризис, сейчас сокращаются все перевозки. И на самом деле украинские власти сделали огромный подарок России, потому что, закрыв авиасообщение между двумя странами, они высвободили самолеты с маршрутов. В тот самый момент, когда у нас мог возникнуть дефицит самолетов из-за неурегулированности судьбы Трансаэро. Потому что пока судьба Трансаэро не будет решена, самолеты будут где-то стоять, в данном случае, в Испании и, наверное, это дешевле, чем в России, хотя это крайне обидно, можно было бы у нас ввести подобную услугу, и, соответственно, эти самолеты не будут перевозить пассажиров. А сейчас у нас высвободилось довольно приличное количество самолетов, которые летали на Украину.

Челышев:

— Компания Финэкспертиза сравнила среднюю стоимость жилья и среднюю зарплату во всех регионах страны и вывела такой индекс доступности, а точнее, индекс недоступности жилья в Российской Федерации. В среднем получается россиянину, чтобы купить квартиру, нужно копить пять лет. При этом ни есть, ни пить и ни одеваться.

Делягин:

— Это очень существенно. То есть, если россиянин не будет тратить ничего, то его текущих доходов хватит на то, чтобы купить себе жилье через пять лет. А если посмотреть на то, сколько он в реальности должен копить, чтобы купить себе жилье, тогда окажется, что средний россиянин вообще даже теоретически себе жилье купить не может. Даже с учетом того, что цены на жилье сильно упали. И это приговор всей государственной политике в этой сфере. У нас стоят кварталы, микрорайоны, не заселенные людьми, пустые в большинстве крупных городов.

Это инвестиционное жилье банковское, это инвестиционное жилье, в которое вложились обеспеченные люди, компании. Но острота жилищного кризиса вполне сопоставима с той остротой, которая была после смерти Сталина. Когда началось массовое строительство хрущевок, тогда люди жили в подвалах, в диких совершенно коммуналках, но сейчас просто семьи существенно меньше, но острота проблемы вполне себе сопоставима, на мой взгляд. Государство не хочет заниматься этой проблемой в принципе.

Челышев:

— Вообще страна уже которое десятилетие живет в этих условиях, когда жилье фактическим недоступно значительной части этого самого населения. К чему в итоге это может привести?

Делягин:

— На самом деле, при советской власти жилье давалось бесплатно, да, нужно было постоять в очередях, нужно было подождать, бумажки поносить, но его давали. Даже в Москве при Лужкове расселение сносимого жилья происходило по социальным нормам. То есть, люди, которые ютились вдесятером в двухкомнатной квартире, получали квартиры по социальным нормам, они получали квартиры, так, чтобы в них можно было нормально жить. Одна большая семья, в которой было несколько поколений, часто получала 3-4 квартиры. Но когда Лужкова убрали, то было зафиксировано, что хватит нам этого лужковского социализма и Москва была приведена к общей норме дикого капитализма, когда никогда, никому и ничего. И еще в конце 80-х годов квартиры раздавали довольно много, бесплатно. И люди накопили некоторый жирок, который потом там обменивали, продавали и т.д. Сейчас это заканчивается.

Вот острота жилищного кризиса нарастает, последние 10 лет, стремительно. И пока у людей были текущие доходы, пока была возможность зарабатывать, проблема решалась арендой. Сейчас люди теряют возможность нормального заработка в массовом порядке. Прибыль минус убыток российских организаций без малого бизнеса и без бюджетных организаций, и без банков и страховых компаний в августе был в 4,4 раза ниже, чем в августе прошлого года. То есть, у бизнеса нет денег, соответственно, нет денег и у людей. И мы видим даже розничный товарооборот сократился в сентябре более чем на 10% впервые за полгода. А это очень скверно, потому что это означает, что людям не на что будет снимать квартиру. То есть, мы сейчас, где-то через полгода, ну, в течение ближайшего полугода, получим резкое обострение жилищного кризиса, который будет игнорироваться государством, на мой взгляд.

Челышев:

— А эксперты говорят, что в связи с тем, что сейчас спрос на жилье резко упал, вслед за спросом, естественно, упадут и цены, и люди, которым удастся по-прежнему твердо стоять на ногах, несмотря на все эти кризисы, они получат больше возможностей удовлетворить эту потребность. Даже цифры выведены – 9%.

Делягин:

— Люди, которые твердо стоят на ногах в нашей стране, я думаю, это 15%, но не больше. У нас высокомонополизированная коррумпированная экономика и как бы эти деньги ни расходились, по друзьям, знакомым, обслуживающему персоналу, это максимум 15%. Остальные 85% будут в свободном падении. Вот люди, которые крепко стоят на ногах, да, у них появится масса возможностей, но, знаете, это не есть проблема для общества…

Начиная с определенного уровня квартиру сдавать в аренду невыгодно, потому что квартира амортизируется, пачкается, портится, там раз в десять лет нужно делать ремонт вслед за жильцами, а если этот ремонт будет по стоимости сопоставим с арендной платой за предшествующие годы, так зачем мне это вообще? И значительная часть людей скажет – извините, чем мне такие деньги от вас получать, освободите-ка квартиру, пусть она пустая постоит. У нас же огромный парк квартир стоят пустые. Инвестиционные, даже без отделки — по всей стране.

Челышев:

— Но ведь за них нужно будет платить налог. Причем, с кадастровой стоимости, которая приближена к рыночной.

Делягин:

— Во-первых, рыночная стоимость падает. Во-вторых, если вы бизнесмен, вы пойдете в суд и есть замечательная услуга по опусканию стоимости. По крайней мере, до разумной рыночной рациональной вашего кадастра. Но налоги будут когда еще, а потом, налоги платятся один раз в год, а арендная плата получается раз в месяц. И когда люди будут видеть, что эта арендная плата снижается, они будут сначала искать более выгодных жильцов, а потом будут просто плевать…

Челышев:

— Если квартиры теряют свою привлекательность, то рынок же в любом случае не должен садиться, рынок это очень важная отрасль строительства…

Делягин:

— Рынок монополизирован – это очень важная вещь.

Челышев:

— Тем не менее, на этом рынке работает огромное количество людей, он достаточно социально значим, если так можно сказать, и в правительстве уже говорили, и год назад, когда рубль начал падать, говорили о том, что нужно сделать все, чтобы строительная отрасль не просела.

Делягин:

— Это очень правильные слова вы сейчас сказали. Год назад в правительстве говорили, что это нужно сделать. За этот год что-то у нас сделали? Я думаю, что, если бы у нас за этот год что-то сделали, то господин Георгадзе был бы жив и убитые им люди тоже были бы живы. По-моему, там не сделали ничего, кроме заполнения очередных отчетов и рассказов о том, как мы стараемся.

Челышев:

— Так вот, если недвижимость, как инвестиционный объект, теряет привлекательность, то, может быть, чтобы рынок поддержать, будут делать из недвижимости объект, который будет доступен тем людям, которым он действительно нужен? Может быть, сделается что-то для того, чтобы цены чуть-чуть снизились, чтобы стоимость ипотеки слегка снизилась? Иначе квартиры никто продавать не будет, рынок встанет. Кому это надо?

Делягин:

— У нас проблема презумпции разумности. Вы относитесь к нашему правительству как к людям, которые заботятся о благе нашей страны. Да? Вот если вы относитесь к нашему правительству как к людям, которые заботятся о благе нашей страны, то вы не сможете никаким образом объяснить его социально-экономическую политику вообще, потому что вся эта политика направлена на благо глобальных монополий, которые так или иначе осваивают или надеются осваивать нашу страну. Вот смотрите, у нас в стране умирают дети. Каждый месяц, наверное, каждый день даже, с официальной формулировкой «нехватка бюджетных средств».

В то самое время, когда неиспользованные остатки средств на счетах федеральных бюджетов составляют 10,6 триллионов рублей. Десять месяцев можно не собирать налоги и таможенные пошлины в нашей стране и никто, кроме казначеев Минфина, этого не заметит. Я говорю не о дорогах, я говорю не о зарплатах чиновников, я говорю не о социальной помощи, даже не про индексацию пенсий пенсионеров, я говорю про жизнь детей. Мы с вами живем в Москве, где на ровном месте была уничтожена система здравоохранения, в результате чего медуслуги стали малодоступными. Не потому, что нет денег, а потому, что есть частный медицинский бизнес и нужно уничтожить государственную медицину, как его конкурента. Кто здесь думает о народе? Мне такие люди в органах государственной власти неизвестны.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, давайте в Европу съездим?

Делягин:

— Давайте. Тем более, я только что оттуда.

Челышев:

— Как старушка?

Делягин:

— Я был на конференции в Италии специалистов по ай-ти технологиям, очень мило.

Челышев:

— Санкционных продуктов, небось, напробовались?

Делягин:

— На расстоянии 5 километров отсюда есть один магазинчик санкционных продуктов. На расстоянии 10 километров второй магазинчик. Так что я их покупаю в Москве. Хотя, должен признаться, что это дороже.

Челышев:

— Давайте в Европу и вот почему. Ну, собственно, продолжается там мигрантский кризис. В последнее время особых таких сводок серьезных новостных оттуда нет – сколько людей пересекло границу и т.д. – все понимают, что их уже 350 тысяч приехало.

Делягин:

— Ну, это немного.

Челышев:

— Как мы знаем, неделю с гаком назад канцлер Германии Ангела Меркель нанесла неожиданный визит в предвыборную Турцию и, судя по всему, сделала там предложение, от которого Анкара то ли может отказаться, то ли не может – дескать, турки принимают участие в решении европейской проблемы беженцев, а проще говоря закрывают свои морские границы и не отправляют никого морем в сторону Греции и в обмен на это денежка – речь шла, по-моему, о 5 млрд. евро. И какое-то, дескать, ускорение в процессе вступления Турции в Евросоюз.

Делягин:

— Ускорение в процессе вступления Турции в Евросоюз – это наглый и циничный обмен в современном европейском стиле, потому что Евросоюз не может принять Турцию просто потому, что тогда он рассыплется. Нужно еще учесть, что Турция страна самостоятельная, это не Эстония и даже не Румыния, и она не позволит Брюсселю себе диктовать. Это, скорее, Великобритания по степени самостоятельности. У нее свои интересы, она их преследует, иногда противоречиво, и, если Турция войдет в Евросоюз, то Евросоюз на этом умрет сразу.

Госпожа Меркель это понимает лучше всех, поэтому, я думаю, что в данном случае она цинично обманывает. Она произносит слова, которые желательны для ее избирателей, которые изнемогают под грузом свалившихся на них мигрантов, а эти мигранты идут далеко не только через Турцию, но они идут и из Ливии, и из всей Северной Африки. А самое главное – она помогает Эрдогану в его избирательной кампании, потому что теперь за него могут с чистым сердцем голосовать не только патриотические, но и прозападные силы. Патриоты голосуют, потому что он бомбит курдов и сражается за Турцию, а западные силы смогут за него голосовать, потому что он договаривается о вступлении в Евросоюз, пусть даже и заведомо несбыточном.

В реальности это означает предложение, чтобы Турция закрыла свои границы за 5 млрд. евро, с моей точки зрения, правильно было бы 5 млрд. взять и приложить все усилия для закрытия границ, но вот не получится. Границы большие, береговая линия изрезанная и опять же – людей ловишь и что, стрелять их, что ли? У турок официально больше миллиона беженцев из Сирии и совершенно чудовищные связанные с этим социальные проблемы, которых никогда в Турции не было.

Например, проблема массовой проституции. Не было такой проблемы в Турции. Эта страна хоть и достаточно светская, но мусульманская. И они даже не знают, что с этим делать и как это регулировать. И отправить этих беженцев дальше, тем более, что я подозреваю, что их число увеличивается, я думаю, что это единственный способ существования нынешней Турции. Без вопросов. Так что визит хороший, может быть, туркам удастся облегчить немцев на 5 млрд., может быть, не удастся, но я не думаю, чтобы удалось остановить исход беженцев.

Челышев:

— В самой Европе, на ваш взгляд, как будет развиваться общественное мнение и удастся ли и дальше скрывать реальные мнения людей относительно вот этого притока беженцев?

Делягин:

— Их не скрывают, их просто подавляют. Очень жестко. В Португалии недавно принят закон, что, если вы евроскептик, вы не имеете право занимать государственную должность. Как вот у нас в 70-х была статья уголовного кодекса, вот это примерно то же самое, только пока помягче – пока не в тюрьму, а пока запрещено занимать государственную должность. Понятно, что там у власти сторонники Брюсселя, которые к населению Португалии относятся как и везде относятся сторонники Брюсселя к своему населению, но это звоночек, потому что это юридическое оформление того, что уже существует везде.

В Германии идет реальное выселение людей из квартир по социальному найму с уплотнением в худшие районы. Нельзя сказать, что это проблема, потому что люди терпят и людей запугивают, и они боятся быть неполиткорректными, но Германия потихоньку перестает быть той Германией, которой мы привыкли ее считать и, соответственно, Европа в целом тоже. Хотя в Восточной Европе появляются островки разума. Скажем, чехи начали работать с мигрантами и в результате этого среди мигрантов появилась массовая СМС-рассылка – не надо ходить в Чехию, там плохо. Очень забавно, что чешские политики считают это очень обидным для Чехии, потому что как же так, их не любят, но с точки зрения благополучия Чехии, как государства, это, скорее, большой плюс.

Челышев:

— Вот сегодня днем президент России принял мэра Москвы Сергея Собянина и в целом положительно оценил его работу на посту столичного градоначальника. Президент потребовал от градоначальника «в ближайшее и последующее время не снижать накала этой напряженной работы в интересах москвичей, в интересах людей, которые живут в Москве, любят ее и ждут от вас и от вашей команды эффективной работы».

Делягин:

— То есть, окончательно по Москве нельзя будет ни пройти, ни проехать, так это понимать? Или в Москве введут плату не только за парковки, но и за потребление воздуха?

Челышев:

— Думаю, до этого не дойдет…

Делягин:

— Сказал бы кто-нибудь десять лет назад про платные парковки. Сказал бы кто-нибудь десять лет назад про то, что все машины будут загнаны во дворы. Сказал бы кто-нибудь десять лет назад, что в час-пик нужно будет стоять дикую очередь в метро. Вот эти рамочки в метро видели? Представьте себе, что их включат? Представьте себе, что в метро будут пускать так же, как пускают в вокзалы. Вы проходите через рамку, она громко кричит благим матом, но сумочку извольте просветить. Когда в метро в результате этого нельзя будет войти, какой нужен еще майдан? Это может быть сделано в любой момент по свистку любого клоуна. И мы будем сильно завидовать киевлянам с их майданом.

Челышев:

— Давайте по другим новостям пробежимся. Версию самоубийства красногорского стрелка многие ставят под сомнение.

Делягин:

— Сразу фиксирую. Если тело отправляют в Грузию, где будет с высокой степенью вероятности независимая экспертиза, это значит, что пуля действительно прошла так, как будто это было самоубийство. Кому выгодно, чтобы все следы были заметены? Ну, не выше, чем губернатору Подмосковья. Извините, у губернатора Подмосковья теоретически не может быть такого спецназа, чтобы он так виртуозно сделал эту работу.

Челышев:

— Пилотам Трансаэро предложили новую работу с окладами в 6-7 тысяч рублей.

Делягин:

— Значит, там определенные компании предложили и 47, и 52 тысячи, и самое главное, что у пилотов схема зарплаты, как у госслужащих. Вам выплачивают оклад и много-много разных премий. И то, что вы получаете на руки, имеет весьма небольшое отношение к тому, какой у вас формально оклад. Это сделано для того, чтобы, когда вы вышли на пенсию, вам эту пенсию не платить. Ну, в оперативном плане это сделано для оптимизации социальных взносов. То есть, это очень жестоко по отношению к людям, потому что, когда они будут уходить на пенсию, им будет очень плохо, но не нужно думать, что они будут летать за 6 тысяч рублей. Я думаю, что интегральная система оплаты там вполне рациональна.

Челышев:

— Петр Порошенко заявил о провале попыток Москвы создать пятую колонну внутри Украины.

Делягин:

— Это еще одно доказательство того, что никакая политкорректность по отношению к этим государственным деятелям абсолютно недопустима. Я могу сказать, как человек, который выдвигал разного рода инициативы, что Россия делала все для того, чтобы никакая патриотическая, проукраинская колонна на Украине не возникла, чтобы Украина была полностью подконтрольна Соединенным Штатам Америки. Никакой работы по поддержке украинских патриотов Российской Федерацией, на мой взгляд, не велось.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...