Нападение на Европу радикального ислама породит фашистский ответ

Александр ПрохановАлександр Проханов

Публицист уверен в необходимости морального обновления народа перед лицом новых угроз

М. АНДРЕЕВА: У микрофона Мария Андреева, в студии также Александр Проханов, писатель, наш постоянный гость. Александр Андреевич, приветствую Вас.

А. ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

М. АНДРЕЕВА: Полагаю, что у нас сегодня будет монотема, одна и обширная. Серия терактов произошла в пятницу, 13 числа, в Париже, в нескольких районах города неизвестные, теперь уже частично известные, открыли стрельбу в ресторане, раздались взрывы рядом со стадионом «Стад де Франс», захватили заложников в театре «Батаклан». Сейчас ещё делаются заявления, проходит саммит «Большой двадцатки». В связи с произошедшим в Париже вспоминают слова Владимира Путина, которые он произнёс на Генассамблее: «Вы сами понимаете, чего вы натворили?» – вопрошал тогда наш президент. Как думаете, понимают они, чего натворили?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, не понимают, тем более что появилась реакция на случившееся. Снизился уровень конфронтационной риторики, связанной с Россией, они ушли от этого. Идёт стремительное переосмысление сирийских проблем. Даже радикальная Франция не требует немедленного смещения Башара Асада, не видит в нём тотального врага. Осмысление будет продолжаться, не только в политическом, военном, геостратегичесоком, но и стратегическом смысле, потому что, как мне кажется, началась война абсолютно нового типа. Все войны неповторимы, конечно, в том числе и террористические атаки на Беслан или «Норд Ост». Но эта атака, которая была нанесена в солнечное сплетение Европы, Париж, – там сходится множество вен, кровеносных сосудов, жил европейских, и удар в этот центр должен изменить всю Европу.

Эти войны сегодня направлены на изменение национальных генотипов, на изменение характера государственных устройств, союзов крупных государственных агломераций, на изменение великих проектов. Такое ощущение, что либеральный проект, в котором родился либеральный Евросоюз, себя исчерпал. Еврозона и Шенгенская зона распалась на множество зон, окружённых колючей проволокой, это главный удар, кончается интегрированное пространство, идёт дисперсия. Мультикультура, на которой строилась новая европейская культура, бита последними событиями, и вместо синтеза культур начинается разговор о расовой войне, войне цивилизаций.

Толерантность, которая являлась завоеванием новой Европы после нетерпимости XX века, опять бита, потому что в недрах этой толерантности и возникла непонимание глубинных расхождений между этносами, национальными группами, верами и культурами – это тоже крах Европы. Эта война направлена на перекодирование Европы в целом. Может, это излишняя радикальная аналитика, но мне кажется, что крах либеральной композиции в Европе приведёт не просто к усилению европейского национализма, усилению националистов, Австрии или Франции, он приведёт к фашизации Европы. Эта мысль казалось странной ещё пять лет назад, но Украина стала носителем фашистского гена. А Европа, где фашизм был, скажем, в Германии, и после Нюрнбергского процесса его вычерпывали совком, а также бульдозером холокоста.

Казалось бы, с национализмом германским покончено – но нет, этот ген глубоко живёт, коды фашистские присутствуют в сознании немцев, уязвлённых произошедшим после 1945 года. И есть опасения, что нападение на Европу радиального ислама породит фашистский ответ, не просто гуманитарную консолидацию, националистический сдвиг в общественном мнении, а фашизм, расовое неприятие, ненависть. Вот какая это война.

М. АНДРЕЕВА: Как залатать трещину, которая, возможно, сейчас между религиями, между народами пролегла? Сегодня в Москве разгромили кафе узбекское, люди, которые не имеют отношения, – как не допустить этого в будущем, что нужно сказать, кому выступить?

А. ПРОХАНОВ: Тут нет волшебной палки, кудесника и звездочёта, который бы мог это сделать. Что касается России, мне очевидно, что мы демобилизованный народ. Эти акты лупили нас страшно, всё взрывалось. Когда возник волгоградский взрыв, все продолжали веселиться, журналисты куда-то делись, один информационный канал откликнулся на него. Мы склонны к развлечениям, к потреблению, к гедонизму. Те из нас, кто занят поиском пропитания, хлеба насущного, настолько погружён в земное, что не видит небес, в этих людях погасли глубинные коды. А в ответ на это необходима духовная мобилизация, не та, которая выстраивает очереди перед военкоматом с вещами, а духовная: мы должны стать жёстче, внимательнее, осмотрительнее, глубже, повернуться лицом к нашему прошлому, давнему или нет.

Безумно бросать в общество сегодня идею красных и белых, раскалывать его разговорами о сталинских лагерях, о сталинизме, о царских мучениках. Мы должны это заморозить, оставить на будущее, сейчас мы должны быть едины: нет ни красных, ни белых, ни русских, ни чеченцев, есть Россия, которая подверглась атакам. Я убеждён, что наш Airbus 321 – это взрыв, мы не хотим это признать.

М. АНДРЕЕВА: А почему мы тянем? Опять сегодня сообщили, что нет ничего, что говорило бы в пользу одной из версий.

А. ПРОХАНОВ: Это понятно. Ещё до французских взрывов, когда упал самолёт, все говорили – это ответ на наши бомбардировки. В адрес нашей власти, которая начала военную кампанию в Сирии, должны посыпаться упрёки, вы неосмотрительны, вы агрессивны, вы убили этих детей, этих женщин, и это обвинение страшное. Поэтому зачем власти сразу признавать это обвинение? Есть надежда, что всё будет не так. Или пусть улягутся страсти – это понятно, это, может быть, и аморально, но понятно.

М. АНДРЕЕВА: Но это же не скроешь.

А. ПРОХАНОВ: Когда узнают, кто сбил индонезийский Boeing над Донбассом – сегодня, в разгар кампании, или через три года, когда начнётся примирение между Россией и Украиной. Мне кажется, мобилизованный народ не пойдёт громить кафе, он поступит как-то иначе, потому что ответ на эти удары неизбежно последует на Россию, мы должны быть реалистами. Мы наносим удар по ИГИЛ, ИГИЛ ответит нам ударами, может, меньшими, а может, большими, чем парижские. И в ответ на эти удары законодатели пусть ужесточают законы против террористов, спецслужбы пусть работают, они и так работают из последних сил, а двери ФСБ жгут всевозможные кретины и проходимцы.

М. АНДРЕЕВА: Которые мнят себя художниками.

А. ПРОХАНОВ: Мы должны преодолеть эту расхлябанность. Россия на агрессию всегда отвечала военными способами, мы умели перелопатить даже самую страшную агрессию, положив на полях сражения 30 миллионов соотечественников. Но мы отвечали ещё и огромным внутренним стоицизмом блокадников, обороняющих Сталинград. Воля была более сильной, чем воля немцев, фашистов, – это в нашей власти. Мы с вами не занимаемся спецслужбами, занимаемся проповедью.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите про войну нового типа, тут есть ещё один аспект, сегодня интернет-среда взорвалась: это война с другими технологиями. Выяснили, что террористы используют Telegram, новые мессенджеры, активно пользуются сетью интернет, это всё не отследишь. Здесь должны подключиться наши учёные, программисты, чтобы придумать новые программы, способы вычисления, а мы знаем, что у нас учёные уезжают на Запад, ищут лучшей жизни, больших зарплат, возможностей. Они едут в США, в долину, где им помогают. У нас поддержка науки пока оставляет желать лучшего.

А. ПРОХАНОВ: Я больше Вам скажу, к тому, что я произнёс про мобилизацию, – ведь она возможна в условиях, когда власть, наконец, затеет долгожданный рывок, прорыв, когда мы соединимся не просто в сострадании, чтении поминальных молитв, а в огромной русской работе, которая нам всем предстоит, это работа по преображению. Это не только учёные, программисты, больше денег, лаборатории – это всё тривиально, а как сделать так, чтобы вся нация встряхнулась, чтобы мы соединились в огромной работе, в создании не просто новых технологий, самолётов, университетов, школ, а в создании нового человечества, нового народа. В 1945 году после Победы сложился новый народ.

М. АНДРЕЕВА: Надо цель чётко провозгласить, а её никто не формулирует.

А. ПРОХАНОВ: Цель – преображение, развитие. Смысл этого – справедливость. Мы должны вбросить в наше общество концепцию справедливости, потому что многих из нас разочаровывает отсутствие справедливости в нашем обществе. Бессмысленно говорить: давайте мобилизуемся, при этом будем смотреть, как олигархи в ресторанах Ниццы за бутылку шампанское платят 15 тысяч евро – это, наоборот, демобилизует.

Развитие, преображение, мобилизационный проект, который необязательно является гулаговским, сталинским, жестоким, но проект, через который прошёл Сингапур, Индонезия, Китай, Америка после Великой депрессии, Германия и Япония, оккупированные. Корея и теперь находится в состоянии мобилизации, и это неизбежно, это должно затеять власть. Как следствие будут и компьютеры, учёные будут здесь оставаться, мы создадим новое поколение технических интеллектуалов.

М. АНДРЕЕВА: Вы постоянно в нашем эфире говорите о справедливости, но её не наблюдается. Бюджет принимают, режут малый бизнес, средний класс, сверхбогатых не трогают, компании нефтяные тоже. Сейчас Валерий Рашкин подаёт запрос: говорит, выплаты топ-менеджерам «Газпрома» увеличиваются, люди не понимают, как это может происходить.

А. ПРОХАНОВ: Я и говорю, что мы демобилизованный народ. Но если не парижский опыт, то не дай бог, новомосковский опыт нас отрезвит. Спецслужбы, наземная операция против ИГИЛ или бомбардировка – это средство, но главное средство – это создание духовного отпора, русские всегда были сильны своим духовным мощным стоянием, мы выдержали блокаду не только благодаря нашим рабочим батальонам, а за счёт стоицизма, мы умирали, но не открыли ворота. Это стояние нам будет просто необходимо, а всё остальное приложится. Наша сучья элита, продажная, коррумпированная не сможет эту войну выиграть, она будет нас постоянно демобилизовывать, показывать своё распутство, богатство. При духовной мобилизации и элита должна сменить свой имидж.

Элита – это не те, кто живут в особняках, а те, кто аккумулирует в себе волю народа к историческому творчеству. Элита – это учителя, это передовой полк нации, народа. Элиты в час беды бросают свои особняки, свои роскошные посиделки и идут в войска. Английская элита периода войны за пролив садилась за штурвалы своих самолётов, торпедных катеров, сражалась с нацистами наряду с обычными людьми, там гибли аристократы. Или сталинская элита – они не отсиживались за кремлёвскими стенами, она воевала. Один ребёнок Сталина был убит в плену, другой сбил десяток самолётов. Вот это – элита. И где ты, элита на этой войне, покажись? Эту войну не выиграть без преображения.

М. АНДРЕЕВА: Мы отслеживаем заявления, которые делаются на саммите в Турции. Владимир Путин много говорит об объединении, о том, что в одиночку ни одной стране не справиться, только совместными усилиями. Отмечает, что на этом саммите другая атмосфера, не та, что была на прошлом, всё сплочённее, дружелюбнее – примирительные речи и заявления делает наш президент.

А. ПРОХАНОВ: А с кем воевать? С Парижем, с французами? Правильно делает, что эти речи произносит. Конечно, Россия в последние годы находилась под страшным давлением Запада, и военным давлением, начата была холодная война, воздействие на Россию были колоссальные – подрывная активность Запада против нас. А эта ситуация – уникальная, воспользуется ли ей Россия и Европа? Уникальность в том, что возникла солидарность – не солидарность генералов друг другу, спецназа друг другу, а солидарность народов, возникло общее дыхание, общее сострадание. Сработали архетипы, которые живут в нашем сознании, Нормандию – Неман все вспоминают, вспоминают русский легион, который пошёл спасать Париж в 1914 году и лёг там костьми, де Голля послевоенного, как его любили в России, какой он был герой не просто Франции, а всей Европы, России – это состояние солидарности благое, и в недрах этого состояния можно провести много закрытых форм соединения, спецслужбистских.

М. АНДРЕЕВА: Как только стали поступать страшные новости из Франции, большая часть сообщений была следующего содержания: «Интересно, а что теперь нарисует Charlie Hebdo?», «Будут ли они публиковать карикатуры на теракты, произошедшие в их собственной стране», «Ха-ха, так и надо» – и таких сообщений было много.

А. ПРОХАНОВ: Миллионов двадцать?

М. АНДРЕЕВА: Нет, конечно.

А. ПРОХАНОВ: Сообщения были, потому что травма была огромная нанесена нам. Сейчас мы нанесём травму, потом они нам, потом мы им – это эскалация неприязни, ненависти. Есть эти всплески негодования и злорадства – нормально, но не они главное. Главное не то, что к французскому посольству пришли со свечами и забросали цветами, а в среднем человеке, который не пошёл к французскому посольству, но не разродился злорадными комментариями, – солидарность есть. Вы же чувствуете, она висит в воздухе. Более того, в воздухе висит тревога, все нормальные люди ожидают повторения парижского апокалипсиса здесь, на улицах Москвы.

М. АНДРЕЕВА: Я ожидаю, например, что теперь Франция и другие страны Евросоюза должны понять, что нельзя одной рукой брать помощь России, сотрудничать в сфере борьбы с терроризмом, а другой рукой душить экономику Российской Федерации теми же санкциями. Заявлений о том, что они отменяют санкции, нет.

А. ПРОХАНОВ: Я говорю о возникших потенциальных возможностях. Солидарность народов, а не правительств и спецслужб – повод прекратить взаимную межнациональную русско-европейскую неприязнь, а в недрах солидарности прекратить и холодную войну, и наладить отношения в экономике. Если этой солидарности нет, можно грызться сколько угодно.

М. АНДРЕЕВА: «Простите, Александр Андреевич, но это всё красивые слова, а делать-то что?» – пишет слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Советую взять автомат Калашникова, ранец десантника, только камуфляж наденьте, бутсы – и вперёд, ИГИЛ уничтожать, это дело, а то, что я говорю, это безделье, красивые слова. Я отличаюсь от вас тем, что Вы – настоящий солдат, воин, наполнены деяниями, у Вас полная сумка патронов, а я художник, философ, и могу делать то, что мне под силу. И моя проповедь – то, что мне под силу. И в основе любой войны лежит ненависть, которая зарождается где-то далеко на небе, а в основе мира и благоденствия – любовь и благополучие, которые также в этих сферах зарождаются. Войны начинают философы, религиозные деятели. Что делать? Продолжать эти красивые слова, откликаться на них, если души открыты, а нет – ненавидеть, пить горькую и идти громить лотки.

М. АНДРЕЕВА: «Господин Проханов, заявление об отмене делать нельзя, а заявление, что отменят после выполнения «Минска-2», можно?». Заявление, которое час назад от Белого дома поступило, что всё равно санкции будут сняты только в случае выполнения Россией «Минска-2».

А. ПРОХАНОВ: Да, опять они считают, что только тогда. Будем с вами реалистами, идёт многоаспектная, многофронтальная война. На Украине, в Донбассе сейчас опять вспыхивает активная фаза военных действий, идут атаки, разведка боем. Украинцы переходят все эти демаркационные линии и вторгаются на территорию Луганска и Донецка, это поддержано крупными орудиями и танками, резервисты скапливаются по ту сторону. Не исключаю, что замороженный минский конфликт разморозится, и никакого соглашения быть не может.

Санкции, может, и не будут отменены. А если вдруг второй раз произойдёт 11 сентября в Америке, если то, что они построили на месте рухнувших близнецов, опять рухнет, всё равно они будут санкции отменять. А если грязная бомба появится у радикальных мусульман, чёрного американского населения, и они взорвут её в Вашингтоне, тоже не будем санкции изменять? Время учит дураков. Путин правильно сказал: неужели вы не видите, что вы натворили? Кое-кто не понимает, а кое-кто понимает.

М. АНДРЕЕВА: Александр из Германии просит прокомментировать начавшееся неделю назад обострение в Донбассе. «Вновь палят по Донецку, Горловке, готовят атаку на Луганск. Как объяснить, что Владимир Путин готов не брать в этом году с Украины долг в 3 миллиарда долларов?».

А. ПРОХАНОВ: Я этого не понимаю. Если бы я был Путиным, задушил бы Украину в экономической блокаде. Но я не знаю всех обстоятельств, там другие мотивации.

М. АНДРЕЕВА: Вы можете попытаться найти этому объяснение?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, объяснение есть. Оно связано с тем, что рано или поздно придётся налаживать мосты между Украиной и Россией, война не может длиться вечно. Я думаю, что за «Минском-2» последует «Минск-3», конфликт опять будет заморожен, не будет крупномасштабной войны. Если украинцы перейдут в наступление, им ответят русские гарнизоны, которые находятся в Ростовской области.

М. АНДРЕЕВА: Но тогда опять скажут, что Россия нарушила «Минск-2», обвинят ополчение.

А. ПРОХАНОВ: Пускай обвиняют. Путиным двигает эта мотивация, мной бы она не двигала. Я не президент, во мне очень много всяких страстей, у меня очень пылкий разум. Я бы не поставлял туда топливо, не давал бы им кредиты, и эти долги взыскал бы в полной мере, пускай у них будет дефолт, пускай им откажет Международный валютный фонд в помощи.

М. АНДРЕЕВА: Скажут – надавили, пошли навстречу западным партнёрам, мы пытаемся брататься, а они не хотят.

А. ПРОХАНОВ: Мы не хотим рвать с Европой, в этом есть мотивация. Мы с Европой за эти постсоветские годы связаны тысячами новых связей, их рвать очень болезненно, они рвутся на глазах, и в результате этих разрывов болеют и европейцы, и мы. Я вижу, как Путин не хочет этого делать, а что говорить о нашей прозападной элите, которая сидит в Европе и возмущается всеми патриотическими деяниями, связанными с конфронтацией и холодной войной.

М. АНДРЕЕВА: «Ваша оценка антитеррористических спецслужб на территории России?» – пишут слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Поскольку я управляю всеми антитеррористическими операциями и являюсь главным стратегом, считаю, что наши спецслужбы сейчас работают очень эффективно. Я не знаю, достаточна ли их численность, их эффективность, смогли ли они преодолеть то, что мы знаем о спецслужбах десятилетней давности, как они крышевали бизнес, трёх китов, – спецслужбы были расколоты, разобщены между собой. Есть представление, что и сегодня они недостаточно консолидированы. Но мне кажется, что они работают весьма эффективно, и то, что в Москве ничего не взрывается сейчас, – итог их работы.

М. АНДРЕЕВА: Иван пишет: «О нас не вытирает ноги только ленивый». Позиция у нас такая, не соответствующая ни положению, ни амбициям.

А. ПРОХАНОВ: Я не знаю, чем занимался Иван вчера. Если он включал телевидение, то он видел, какое количество ракет мы выпустили за последнее время. Мы запустили две «Булавы» с подводных лодок, новые крылатые ракеты, которые идут на сверхнизкой высоте над океаном, их вообще невозможно засечь радаром, это новый тип навигации, когда ракета идёт на уровне волн, огибает их. Пусть они вытирают ноги о наши ракеты и подводные лодки. Кто вытирает? Они в ужасе от нарастающей военной российской мощи.

М. АНДРЕЕВА: Странная история сегодня: появилось на ленте «Интерфакса» сообщение со ссылкой на заместителя главы Министерства иностранных дел, якобы Москва прорабатывает вопрос об ограничении поездок россиян за рубеж в связи с терактами. Чуть позже сообщение аннулировали. Получается, это есть, но вроде как и нет. Представить, что «Интерфакс» это всё придумал, сложно. С Вашей точки зрения, это было бы логичным шагом?

А. ПРОХАНОВ: Я не знаю, но такая версия должна прорабатываться.

М. АНДРЕЕВА: Чтобы никуда никто не выезжал из России?

А. ПРОХАНОВ: Генштаб прорабатывает версию третьей мировой войны, ядерной – это не значит, что она вот-вот произойдёт, но он обязан это делать. Поэтому МИД должен прорабатывать разные версии, даже радикальные, связанные с закрытием границ, выдачей выездных виз, которые наш вменяемый депутат предложил. Такая версия могла прорабатываться, и в этой связи могли быть утечки.

М. АНДРЕЕВА: Вопрос от слушателя: «Разве не через ГУЛАГи наша элита собирается трансформировать общество в России?».

А. ПРОХАНОВ: Нет. Наша элита наше общество уже трансформировала, достигла плачевного результата без концлагерей. После 1991 года наша элита спокойненько, очень часто с нашего согласия, захватила все национальные достояния, все богатства, сформировала целые институты, которые убаюкивают общественное сознание, не дают развиться протестным организациям. Это не ГУЛАГ, это манипулятивная технология, мягкая сила, оболванивание людей.

М. АНДРЕЕВА: Иван Вам отвечает: «Деньги, дети, жёны там, какой сумасшедший будет жать кнопку, кого пугают наши ракеты? Мы Украине деньги, капитализацию банков, кредит, уголь, электричество – а в ответ только грязь. Причина этому одна – элита».

А. ПРОХАНОВ: Пусть он так считает.

М. АНДРЕЕВА: Подключаем слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Не думаете ли Вы, что ЦРУ организовало теракт в Париже, потом столкнуло разгорячённую Францию в Сирию, которая начала там бомбардировки, и в конечном итоге не исключено, что вместо «Нормандии – Неман» мы можем столкнуться в Сирии с передовым французским отрядом НАТО.

А. ПРОХАНОВ: Нет, мне не кажется. Хотя в душу закрадываются самые разные конспирологические представления. Если бы историей управляло Центральное разведывательное управление США, они бы достигли своих целей, а они не достигают их. Поэтому ЦРУ не всесильно. ИГИЛ сильнее ЦРУ, ИГИЛ сумел преодолеть ЦРУ, отвязаться от ЦРУ, ИГИЛ создал свои разведки, свои структуры, которые сильнее американских бомбардировок. Конечно же, спецслужбы воздействуют на ход мировой истории.

Недавно я участвовал в передаче, где рассматривался вопрос управления современным миром, он управляется сетевым разумом, который размещается в транснациональных корпорациях, в правительствах, в спецслужбах, в ЦРУ, в политических организациях, в финансово-промышленных группах, огромных центрах типа RAND Corporation. А синтез всех этих усилий блуждает, его нет, нет штаба, нет Бильдербергского клуба (хотя он есть, но он беспомощен и бессмысленен), нет трёхсторонней комиссии (она есть, но не она управляет миром). Таинственный синтетический, надличностный разум управляет мировыми процессами, и то не до конца. Поэтому это слишком сложный ход, который объясняет парижские взрывы происками ЦРУ. Нет, я не верю в это.

М. АНДРЕЕВА: Что такое ИГИЛ? Ещё год назад об этом вообще никто не говорил, сегодня получается, что это разросшаяся цепь, причём весьма скоординированных людей с новейшей аппаратурой, они снимают, изобретают новые средства, переписываются и их переписку никто не может пресечь. Как вышло, что незаметно разрослась огромная структура?

А. ПРОХАНОВ: А как произошло, что в феврале 1917 года о большевиках даже никто и не думал, это была маленькая горстка маргинальных политиков? Не они разлагали Россию, армию – это делали другие мощные партии, либералы, эсеры, кадеты, Государственная дума. А потом буквально через три месяца большевики захватили власть в Петербурге, устроили революцию и стали главной, идеологической и политической силой России на 70 лет. Как это произошло? Это тоже явление цепной реакции, когда очень популярная в народе, может быть, демагогическая, идея стремительно, лавинообразно захватывает огромное количество людей, господствует в массах. Тоже с ИГИЛ.

М. АНДРЕЕВА: Мы должны запустить традиционное голосование: вы согласны по итогам программы с Александром Прохановым или нет?

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Уже второй раз у Соловьёва утверждают, что Украина – фашистка, в ней открылся или имеется фашистский ген. Но разве не стрелковы, ивановы и гиркины пришли в Донбасс, Славянск, Крым с автоматами и открыли ящик Пандоры?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, «Правый сектор», который жёг людей в Одессе, бандеровцы, батальоны, которые занимаются казнями, УНА-УНСО, которая в своё время воевала с поляками и евреями, – это не фашисты, это гуманисты, люди очень светлые, высокой, прекрасной идеи. Неправомерно говорить об отрядах как о фашистах, вы так считаете, я считаю иначе.

М. АНДРЕЕВА: Как Вы расцениваете уход Яроша?

А. ПРОХАНОВ: Я расцениваю это как эпизод.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. В унисон Вам вопрос: «Видно, что наш самый главный – или гениальный актёр, или действительно ничего не может сделать с экономическим блоком. А реально ли у нас эффективная опричнина экономическая, политическая, есть ли кадры, возможности для этого?».

А. ПРОХАНОВ: Опричнина, если Вы оперируете этой категорией времён Ивана IV, – это продукт царя. Царь придумал эту альтернативу, новую дворянскую элиту, чтобы срезать остатки этих бояр. Пока что Путин не придумывает этой элиты. Я убеждён, что потенциал для этой новой элиты есть. Я только что был в инженерно-физическом институте, общался с технократами, физиками, программистами, это абсолютно патриотические, умные, интеллектуальные люди, люди в армии, некоторые в спецслужбах, патриотическая интеллигенция, патриотические писатели, патриотические настроенные священники – всё это есть, это всё можно опять собрать, и ориентироваться на победу. Он пока этого делать не хочет.

Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments