Евразийский проект России – шансы, вызовы, угрозы

18 ноября 2015 года в офисе Секретариата Изборского клуба по региональной и международной деятельности прошел Круглый стол на тему

«Евразийский проект России – шансы, вызовы, угрозы» с участием постоянных членов Клуба и политиков, экспертов из Молдовы и Приднестровья. По традиции Круглый стол открыли Олег Васильевич Розанов – ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности и Владислав Шурыгин – руководитель военной секции Изборского клуба.

Этот Круглый стол стал первым этапом международной деятельности Клуба. В этот раз участниками обсуждения стали политики и эксперты из Молдовы и Приднестровья, которые наблюдали последствия глобального хаоса на постсоветском пространстве многие годы. На примере Молдовы можно увидеть захват власти олигархами, бедность, коррупцию и многие другие проблемы бывших советских республик. В то же время, два прошедших года в очередной раз показали, что у евразийских сил Молдавии есть достаточно сильный потенциал. Не надо забывать и о Приднестровье, которое является флагманом пророссийского направления на всем пространстве бывшего Советского Союза.

С основными тезисами выступлений участников можно ознакомиться в нашей стенограмме.

Шурыгин Владислав – руководитель военной секции, постоянный член Изборского клуба:

— Тема круглого стола, еще раз напомню, – евразийский проект России на нашем южном направлении: шансы, вызовы, угрозы. Сегодня у нас гости из Молдовы, гости от их близких соседей из Приднестровья. У нас в гостях, естественно, наши философы и политологи из Изборского клуба. Я передаю слово нашему руководителю, Олегу Васильевичу Розанову.

Розанов Олег Васильевич – ответственный секретарь Изборского клуба:

– Уважаемые друзья, наша тема более чем злободневная, потому что ситуация в мире с каждым днем становится все сложнее и запутаннее. По-моему, даже сами авторы проекта глобального хаоса не ожидали тех последствий, которые вызовут их действия. И в этой связи угрозы в отношении России возросли неимоверно.

Более того, угрозы всему постсоветскому пространству нарастают с каждым днем как снежный ком, поэтому наше обсуждение должно в первую очередь сформулировать те предложения, которые мы готовы выдвинуть в адрес политического руководства Российской Федерации и наметить пути дальнейшего движения и интеграции постсоветского пространства и будущие контуры евразийского союза.

Молдавия в этой ситуации, несмотря на то, что является небольшим государством, стала очень важным элементом борьбы за Россию и борьбы против России. Мы знаем, что незаконченный конфликт в Приднестровье, Гагаузская проблема, все это требует решения и выхода на какие-то компромиссы, которые бы устроили как Европейский Союз, так и Российскую Федерацию.

Сегодня наши гости, присутствующие здесь со стороны Молдавии и со стороны Приднестровья внесут нам ясность в происходящее для более четкого понимания происходящего. И надеюсь, что наше обсуждение будет сегодня бурным, но будет проходить в рамках братской любви и уважения друг к другу.

Сейчас я хочу передать ведение Круглого стола своему другу и автору нашего мероприятия, Владу Шурыгину.

Шурыгин В.:

– Спасибо, Олег Васильевич. Друзья, я передаю слово гостям из Молдовы.

Цырдя Богдан Кайдарович — депутат парламента Республики Молдова от Партии социалистов, доктор политологии, автор книги «Олигархическая Молдова»:

– Спасибо. Я постараюсь быстро, тезисно. Эта ситуация, частично, по крайней мере, свойственна для всех стран «Восточного партнерства», то есть Украины, Армении, Грузии, Азербайджана. Первое – это наличие олигархического политического режима в республике Молдова.

Второе – в Молдове существует явление захвата государства олигархами. Три-четыре олигарха, Владимир Плахотнюк, Влад Филат — бывший премьер-министр, господин Гимпу, господин Воронин контролируют сегодня Молдову.

Есть научные измерения, которые доказывают факт захвата государства олигархической структурой. Я говорю сейчас о работе Всемирного банка, который в 2000 году в своих исследованиях доказал факт захвата государства олигархами. 9 июля 2013 года Transparency International презентовала “Global Corruption Barometer”, в котором Молдова опять признается захваченным государством.

Третий пункт, который очень важен. Феномен слабого, или даже несостоявшегося государства. Это основывается на вопросах и измерениях американского журнала “Foreign Policy”, который постоянно говорит, что Молдова либо слабое государство, либо государство, которое находится в состоянии постоянного риска развала. Тут пояснять особо не надо, Приднестровский конфликт, бедность, коррупция, внешний долг который превосходит объем ВВП (103% от ВВП), 20% в бюджете – вливания ЕС, и так далее.

И последний, четвертый феномен, на котором я хотел остановиться, – это феномен частичного внешнего управления. Я специально акцентировал внимание – частичного, а не тотального, не полного внешнего управления. Все эти четыре пункта, я считаю свойственны для всех государств так называемого «восточного партнерства». И что самое главное, все эти факторы используются Западом для того чтобы укрепить свои позиции в этом регионе.

Я хотел обратить ваше внимание на то, что процессы внешнего управления, формирования олигархической политической системы и «захвата государства» шли рука об руку, это был поэтапный процесс, он не произошел сразу. Я даже выделил здесь пару этапов. Первый – это 20 июля 1990 года, когда парламент принял концепцию о переходе к рыночной экономике. Но это было сделано под давлением МВФ, под формулой «Вашингтонского консенсуса».

В результате просто-напросто за пару лет мы дошли до такой ситуации, что к 2000 году внешний долг составлял 75% от ВВП. ВВП на душу населения был 350 долларов, как в Африке.

Что было нужно Международному валютному фонду, американцам, Западу? Нужно было разрушить четыре основные оси. Первая – это военно-промышленный комплекс, вторая – это церковь, третья – это КПСС/ПКРМ (Партия коммунистов). И четвертая – это армия.

Все эти четыре составляющие фактически в Молдове, за исключением церкви были в той или иной мере разрушены. К 2001 году приходит к власти Партия коммунистов. Она приходит на идеях евразийской интеграции, то есть вступление в союз с Россией, Беларусью. Но уже в 2002 году отказывается от своих же идей, провозгласив курс на европейскую интеграцию.

В 2003 году происходит отказ от подписания плана Козака. Я думаю, здесь особо объяснять не надо, все понимают, что у Владимира Николаевича Воронина, тогдашнего президента, сын был миллиардером.

И ночью госпожа посол Хетер Ходжес позвонила, потом пришла лично в резиденцию Воронина, сказала про план Козака, который означал объединение страны под федеративным устройством при котором российская армия будет находиться двадцать лет в Молдове: «Если ты подписываешь этот план, ты потеряешь капитал, мы тебя дискредитируем, мы бросим информацию о твоих бизнес-связях с Приднестровьем», и так далее, и тому подобное.

Воронин испугался, произошло то, что произошло. Тогда, с нашей точки зрения, был первый серьезный международный провал команды президента в лице Козака и Российской Федерации на таком крупном уровне. Это был серьезный удар, я вам хочу сказать, что именно с 2003 года Молдова фактически разворачивается геополитически полностью в сторону Запада.

В 2005 году происходит серьезный этап внешнего управления – это подписание плана Молдова-ЕС, которой оформил процесс политической субординации страны к Западу. Этот план имел ввиду внедрение европейского законодательства, более того, план Молдова-ЕС подразумевал, что для неправительственных организаций открывается огромный доступ к власти. То есть неправительственным организациям позволялось войти в разные коллегии министерств.

Ключевым, все-таки являлся 2006 год, когда Молдова подписала план действий с НАТО. Я разговаривал со многими политологами правого толка, они в лицо говорили, что Воронину нужно памятник поставить, потому что он благодаря плану Молдова-НАТО, в принципе, на блюдечке принес Молдову Западу. План на деле означал навязывание военно-политического контроля над страной. Тогда же был подписан меморандум с МВФ (экономическое подчинение страны)

Благодаря подписанию этих документов, фактически началась реформа, а в реальности, зачистка силовых органов от пророссийских элементов. Начали заводиться стандарты НАТО, начали внедряться разные кодовые управленческие модули НАТО, и так далее. И все привело к тому, что сегодня силовики, то есть и армия, и МВД, и Служба информации и безопасности, то есть наше МВД, наше местное ФСБ, контролируются представителями НАТО и Румынии.

Последний, очень интересный момент – это 7 апреля 2009 года. Все информированы насчет того, что тогда в Молдове произошла «Твиттер-революция». Произошла она после того, как 18 марта господин Воронин, тогдашний президент, подписал с президентом Приднестровья и с президентом Дмитрием Медведевым декларацию, согласно которой ОГРВ (Ограниченный гарнизон российских войск) и миротворцы остаются на территории Приднестровья до окончательного разрешения конфликта.

Эта декларация противоречила так называемым Стамбульским соглашениям от 1999 года, согласно которым Россия обязывалась вывести войска, тяжелое вооружение с территории Молдовы. Безусловно, что это очень сильно разозлило американцев, ведь это означало, что российское военное присутствие сохраняется в этом регионе на неопределенное время.

Через две недели происходят события 7 апреля. Кстати, Украина недавно предприняла попытку заблокировать процесс снабжения миротворцев и российского ограниченного военного контингента в Приднестровье. Молдова через Демократическую партию, через так называемого министра реинтеграции разрешила через Кишиневский аэропорт проводить материально-техническое снабжение в Приднестровье.

Что происходит через месяц-два? Начинаются массовые митинги платформы ДА. Конечно, кто-то скажет, что связь между этими событиями достаточно слабая. Но как прикажете понимать, что и посольство Соединенных Штатов, и послы ФРГ, и послы Евросоюза открыто призывали на митинги протестов?

Чудом удалось избежать второго «седьмого апреля». Ныне правящий альянс (Альянс за Европейскую Интеграцию – 3) – это проект Запада. Они же пришли на волне седьмого апреля, на волне антироссийской революции, госпереворота.

И почему тогда произошел госпереворот, если коммунисты были уже полностью под Западом.

Они были и на западно-финансовой игле, Запад контролировал силовиков, Запад контролировал все остальные структуры. Но тем не менее, тот факт, что Воронин позволил себе один шаг, встретиться с президентом Медведевым, и подписать эту декларацию, он получил седьмое апреля. А ведь это даже не документ был, а декларация.

Дальше мы имеем еще два этапа, это так называемый договор об ассоциации, который был подписан в 2014 году. Этот договор окончательно оформил процесс институционализации частичного внешнего управления.

Что мы имеем сегодня? Каковы формы и лики внешнего управления?

Во-первых, согласно договору об ассоциации был сформирован Совет Европейского Союза и Республики Молдова, чьи решения обязательны для страны.

То есть это наднациональная, надконституционная структура, которая обязывает правительство и парламент проводить решения, принятые этим советом, в жизнь. То есть конструкция внешнего управления уже сформирована.

Второе, с 2009 года страной напрямую управляют высшие чиновники с двойным гражданством. В самом альянсе где-то тридцать человек, которые имеют двойное румынское гражданство. В Конституционном суде Молдовы из шести членов пять представителей с румынским гражданством.

И этот Конституционный суд принял очень много решений, которые жестко ударили по молдавскому суверенитету (к примеру, они включили Декларацию независимости от 27 августа 1991 в текст Конституции, объявив что ее текст выше самой Конституции). А ведь декларация фактически упраздняет молдавскую государственность, признавая Республику Молдова частью Румынии. Во всех министерствах сидят не европейские, а румынские советники, которые жестко проводят повестку Европейского Союза и Румынии.

Третий пункт, который я хотел особо подчеркнуть – это нити внешнего управления. Как и в соседней Украине, в ключевых министерствах, то есть Минобороны, Министерстве финансов, Министерстве образования работают люди, прошедшие стажировки в США, во Всемирном банке, или сотрудничающие с соответствующими органами.

Четвертый момент – это совместные заседания правительств Молдовы и Румынии. То есть, вы представляете себе такое, чтобы правительство России заседало совместно с правительством Германии? Во время заседания вам дают указания что вы должны делать, какие вы должны принимать решения, какие нужно внедрять реформы, и так далее.

В-пятых, про командные пункты внешнего управления. Фактически, главный центр внешнего управления Молдовы – это посольство США, на втором месте посольство Румынии, и только на третьем месте, с моей точки зрения, посольство делегации ЕС в республике Молдова. Сегодня посол США уже выходит открыто и дает указания что и как нужно делать.

Шестой пункт – Румыния, которая в 2010-2011 годах навязала Молдове целую сеть договоров, в результате которых альянс находится под очень жестким контролем не только посольства США, но и Румынии. Мы имеем договора между Службой информации и безопасности Молдовы и румынской СИБ, между Министерством обороны и румынским соответствующим ведомством. В результате этого в СМИ была информация, что СИБ была передана вся база данных граждан республики Молдова соседнему румынскому государству. В 2011 году в СМИ появилась информация, что Молдавия подписала соглашение с Румынией о том, что румынские части жандармерии могут участвовать в подавлении любых общественных беспорядков на берегах Днестра. Эта дает возможность Алянсу за Европейскую Интеграцию попросить Румынию, страну НАТО, о внешнем вмешательстве. Данного договора никто не видел. Возможна есть устная или секретная договоренность.

Более того, в Молдове уже открыто говорят о том, что молдавский проект к 2018 году должен прекратить свое существование, он должен быть частью румынского проекта. Все это подводится под столетие Великой Унии в 1918 году, когда Бессарабия стала частью Румынии вследствие развала Российской Империи. И что независимость такого государства, как Молдова должн быть прекращена. Многие политологи вполне серьезно утверждают что американцы фактически приняли решение о поглощении Молдовы соседней Румынией.

В завершении своей речи хочу вам сказать, что с нашей точки зрения Молдова еще не является полностью под внешним управлением, но перейдет под него в ближайшее время, когда Евросоюз сделает следующие шаги, а он их сделает обязательно.

Первый – это будет закон о люстрации, когда произойдет окончательная зачистка всех русофилов: партий, чиновников, бывших членов КГБ и так далее.

Второе – закон о запрете символа серп и молот, это уже было в 2013 году, потом его отменили.

Третье – это перевод молдавской Генеральной прокуратуры и национального антикоррупционного центра под прямое руководство ЕС и США. Сегодня в Молдове Евросоюз требует европейского прокурора.

В соседней Румынии создан специальный орган Национальное антикоррупционное управление (DNA), в котором находится представитель ФБР.

Через DNA, который якобы борется с коррупцией и имеет сегодня популярность в Румынии осуществляется прямой контроль над Румынией как таковой со стороны ФБР.

И еще последние три-четыре пункта. Это закон о продаже земли иностранцам, зарегистрированный в 2010 году либералами.

Также на повестке дня находится проблема раскола молдавской православной церкви, создание молдавской автокефалии.

Уже в 2010 году в Минюст Молдовы было подано заявление о создании такого института как Молдавская автокефальная церковь. Чем все это закончилось мне неизвестно. Но фактом остается то, что на уровне политологов правой прозападной ориентации эти дискуссии ведутся, и они подталкивают ныне правящий альянс принимать решения.

Я уже не говорю о том, что обсуждаются моменты внедрения в молдавскую конституцию статьи о запрете партий, которые выступают против Евросоюза, что ведутся дискуссии об ограничении влияние российских СМИ. В Молдове известный телеканал «Россия-24» уже почти год не вещает. И американцы создали серьезные фонды для того, чтобы бороться с российской пропагандой.

Заканчивая свою речь, хочу сказать, что в Молдове существует очень большой риск тотального перехода под внешнее управление.

Но хочу особо подчеркнуть, что несмотря на все эти старания, все соцопросы показывают, что 57% населения за Евразийский Союз, 65% населения за нейтралитет, 85% населения за независимость. Об этом говорит Барометр общественного мнения, самый серьезный соцопрос в Молдове, который обычно делается на деньги фонда Сороса.

То есть, несмотря на всю румынизацию, европеизацию и так далее, Молдова до сих пор остается частью русского мира по ментальности, культуре, структуре экономики и социума. До сих пор это серьезная часть русского пространства и с геополитической точки зрения, и с культурологической.

И нам представляется, что при должном концептуальном оформлении, ситуация вокруг Молдовы может быть коренным образом изменена. Уже сегодня, по крайней мере, тот факт, что существует такая партия как ПСРМ (самая крупная парламентская фракция, в которой двадцать четыре депутата), что существуют другие политические силы, такие как партия Ренато Усатого, которая не представлена в парламенте, но ее рейтинг около 20 процентов, подтверждают наши утверждения.

Последний ноябрьский опрос американского International Republican Institute показал, что эти две партии, обе пророссийские, набирают совместно 51 мандат. То есть это минимальное парламентское большинство, необходимое для создания правительства.

Шурыгин В.В.:

– Спасибо, очень интересно. Теперь передадим слово нашим приднестровским товарищам, Владимиру Юрьевичу Антюфееву. В недавнем прошлом он возглавлял спецслужбу Приднестровской Молдавской Республики.

Антюфеев Владимир Юрьевич – бывший министр государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики:

– Спасибо. Насчет того, что Молдова находится частично под внешним управлением. Это не соответствует действительности, она находится полностью и давно под внешним управлением.

Далее, это прозвучало в самом начале Круглого стола, что Запад разглядел процессы олигархического характера, и решил воспользоваться этой ситуацией, — это не так. Запад создавал все механизмы, в том числе и этих олигархов, для того чтобы управлять ситуацией. Изначально молдавское государство создавалось под влиянием внешних процессов.

Внешние силы использовали ситуации, которые возникали частично спонтанно, но так же и инспирировались.

То, о чем вы говорите, свершилось уже, по меньшей мере, десять-тринадцать лет назад. Например, о взаимодействии между МВД Румынии и Молдовы, между службами безопасности той и другой страны. Это неплохо, соседи, должны взаимодействовать – для борьбы с преступностью, наркотрафиком, торговлей и так далее.

Вы говорили об опасности европейских прокуроров, о внедрении правоохранительных органов, западных систем в Молдову. С чем столкнулся Запад? Он столкнулся с тем, что механизм, который он сам запустил в Молдове по разрушению государственности, которая бы могла противостоять хотя бы теоретически экспансии Запада, настолько разбалансирован, что это нужно брать под контроль. Это вынужденная мера со стороны Запада. Европейцы через свои правоохранительные механизмы хотят нормализовать обстановку.

Сегодня вопрос стоит так. Допущено много ошибок стратегического характера. Безусловно, Молдова, как государство, субъект, просто необходима России для того, чтобы разорвать пресловутую Балтийско-Черноморскую «дугу». Сейчас нужно думать над тем, чтобы пересмотреть способы воздействия на ситуацию.

Необходимо отдавать себе отчёт, что население Молдовы расслоено. Оно состоит из тех, кто никогда никуда не двинется, тех кто работает на Западе и тех кто работает в России. И есть люди, которые просто как в любой стране недовольны своим существующим положением.

Говорить о том, что большинство заявивших при опросе о своих пророссийских симпатиях – это преувеличение. Здесь нужно проанализировать то, что происходило раньше.

Почему допускались такие ошибки? Почему волнообразно строились отношения между Москвой и Кишиневом? Почему Приднестровье, которое в свое время являлось якорной цепью, удерживающей Молдову от прыжка на Запад, почему с ним так обращалась Москва, почему оно всегда было разменной монетой?

Я соглашусь с тем, что последний шанс созданный Россией для того, чтобы держать Молдову в орбите российского влияния, это меморандум Козака. Я принимал непосредственное участие от Приднестровской группы в работе по этому меморандуму. Я почти ежедневно контактировал и в Москве и в Приднестровье с Дмитрием Николаевичем Козаком, я знаю, как этот процесс происходил. Там было заложено, что российская группа войск оставалась в качестве механизма гарантии. В случае если этот пункт не выполнялся, то дезавуировался весь меморандум. Таким образом, Россия не давала возможности себя обмануть. И Воронин сделал все, чтобы этот меморандум не состоялся.

Он выдвигал фантастические требования по отношению к Приднестровской стороне, на которые Приднестровье не должно было согласиться. Но в ПМР на все соглашались, понимая, что меморандум не будет подписан. И я об этом говорил Козаку. Молдова сознательно шла на то, чтобы меморандума не было, потому что на нее накладывались определенные обязательства, при которых нужно было показывать свое истинное политическое лицо.

Я с большим уважением отношусь к пророссийскому пафосу моего молдавского коллеги, и желанию верить и понимать, что там есть сила, там есть наши люди. Но вы не учитываете, что прошло двадцать четыре года. Исчезли те люди, которые были воспитаны в советских школах, трудились в интернациональных коллективах.

Более того, эта болезнь уже присуща и Приднестровью. Я не могу сейчас однозначно сказать, так ли Приднестровье желает себе той судьбы, которую выбрало в самом начале.

Шурыгин В.В:

— Спасибо большое. Слово предоставляется Владимиру Валерьевичу Букарскому.

Букарский Владимир Валерьевич – руководитель Единого информационно-аналитического центра «Евразия Информ»:

– Уважаемые участники заседания, мне не хотелось бы, если честно, вступать в полемику со своими приднестровскими коллегами, которых я очень уважаю. Я сам окончил Приднестровский государственный университет, у меня все корни по линии деда с левого берега Днестра. Но в виду того, что Владимиром Юрьевичем Антюфеевым задан такой посыл в дискуссии, мне придется на этом остановиться.

Существует действительно достаточно популярная точка зрения, что якобы единственным форпостом русского, евразийского мира в регионе является Приднестровье. В то время, как Молдавия полностью находится в сфере влияния евро-атлантического полюса.

Некоторые эксперты, я не хочу называть их имен, до сих пор предлагают в качестве рецепта решения проблемы проведение геополитической границы по Днестру. В ходе чего Приднестровье воссоединилось бы с Россией, а Молдавия отошла бы к Румынии.

Но хотим мы того или нет, прошедший год поставил на этой стратегии большой жирный крест. Украина, которую можно было рассматривать, как буферную зону, полностью попала под контроль Запада и превратилась в одну большую Прибалтику. Проект «большой Новороссии», к моему великому сожалению, так и не был доведен до завершения.

О создании единого пространства между Россией и Приднестровьем на сегодняшний день говорить не приходится. В то же время, битва за саму Молдавию далеко не закончена. Молдавия оказалась слабым звеном в антироссийском санитарном кордоне, в той самой Балтийско-Черноморской «дуге», о которой мы сейчас говорили.

В Молдавии отсутствует такая многолетняя традиция исторической русофобии, которая многие века существовала на Украине среди господствующего класса, и которой были подвержены широкие слои населения.

Напротив, Молдавия, начиная с XV века, была союзницей Московского княжества, именно тогда Иван III и Штефан Великий заключили союз между двумя странами. Их общий внук, Димитрий Иоаннович впервые был венчан на великое княжение по византийскому обряду в 1498 году. Именно во время этого венчания была предвосхищена концепция инока Филофея «Москва – Третий Рим».

Находясь под турецким игом, Молдавия более 20 раз обращалась к России с просьбой о приеме в подданство. В XVIII веке Петр Великий и Дмитрий Кантемир заключили первый договор об объединении двух стран в единый союз. Сегодня в Молдавии распространена идея о том, что Россия в 1812 году якобы разделила Молдавию на две части, но умалчивается о том, что все молдавское население Бессарабии с энтузиазмом восприняло весть о присоединении к России.

С 1812 по 1917 годы, в составе Российской Империи, и особенно сорок пять лет в составе Советского Союза были самыми мирными в истории Молдавии.

Именно в этот период в составе евразийского пространства наш край наиболее интенсивно развивался. Современная Республика Молдова по всем показателям отстает в три-четыре раза, а по многим в десять раз от уровня развития Молдавской Советской Социалистической Республики.

Да, действительно, мы согласны с тем, что политические процессы в современной Молдавии следует рассматривать только в контексте общей политики Запада Drang nach Osten («Натиска на Восток») в отношении евразийского пространства. В течение двадцати последних лет Молдавия действительно стала наравне с Украиной и Грузией опорной точкой Запада на периферии Евразии.

Этот процесс действительно начался в 90-е годы, когда Молдавия стала одним из соучредителей антироссийского блока ГУУАМ (альянс Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии) и продолжается сегодня, после включения Молдавии в другой антироссийский альянс — «Восточное партнерство».

О том, насколько важна Молдавия для Запада в качестве форпоста противостояния России, свидетельствует бюджет США на 2016 год, который внес президент Обама в Конгресс США. Проект бюджета предполагает выделение 51 миллиона долларов на противодействие России только лишь Молдавией и Грузией. Дополнительно американской администрацией будут выделены 16 миллионов долларов на противостояние российской пропаганде по всей Европе и Центральной Азии.

И самый недавний пример – это документы, опубликованные на сайте drakulablog, относительно координационной встречи-тренинга НАТО по стратегическим коммуникациям для Украины, Грузии и Молдавии. Он прошел в феврале этого года в Центре подготовки в Риге. В документе отмечается, что у каждой из этих трех стран есть своя специфика, однако существуют общие вызовы для всех этих стран, в основном, влияние российской пропаганды.

Между тем, как мы уже отметили, именно Молдавия является слабым звеном в этой антироссийской оси. В Молдавии, не считая полностью пророссийского Приднестровья, действительно, градус антироссийских настроений гораздо ниже, чем на Украине, в Грузии, в странах Прибалтики.

Пример – результаты последних опросов «Барометр общественного мнения» за апрель 2015 года, а также Международного республиканского института.

Из всех зарубежных политиков наибольший положительный рейтинг у Владимира Путина, более 60%. С большим отрывом следует Ангела Меркель — 43,6%, румынский президент Клаус Йоханнис — 36,1%, у Барака Обамы — 32,4%. Рейтинг Петра Порошенко среди граждан Молдавии всего 12,8%.

Православная Церковь остается наиболее авторитетным общественным институтом молдавского общества. Ей полностью или частично доверяют более 81% опрошенных.

В отдельных регионах Молдавии процент евразийских настроений достигает абсолютных величин. Я еще раз повторяю, мы говорим о правобережной Молдове, не считая Приднестровья. На народном референдуме, который прошел в Гагаузии 2 февраля 2014 года, 98% населения проголосовало за вступление всей Молдавии в Таможенный Союз.

И зададимся главным вопросом – почему Россия проигрывала Молдавии. В первую очередь это объясняется хаосом в самой России, которая в течение длительного времени, благодаря предательству тогдашнего кремлевского руководства сама пребывала под внешним управлением. А по мнению многих экспертов, в значительной степени продолжает, к сожалению, пребывать и по сей день. Вряд ли что-либо можно было требовать у страны, где у власти находились люди с абсолютно прозападными взглядами.

У Запада, следует признать, есть серьезные точки опоры в молдавском обществе. Первая – так называемая национальная творческая интеллигенция, которая формировалась еще с советских времен, и занимает ключевые посты во всех научных учреждениях, от академии наук до университетских кафедр, до школ, лицеев и детских садов.

Вторая – молодежь, которая уже 25 лет воспитывается в духе радикального западничества, румынизма и русофобии, опять же, с детского сада до университетской скамьи.

Третье – это жители сельской местности в частях страны, склонных к прорумынским настроениям, в силу близкого родства с жителями Запрутской Молдовы в составе Румынии, а также в силу исторических обид – коллективизации, депортации, так называемой русификации, и так далее.

В то же время, два прошедших года в очередной раз показали, что у евразийских сил Молдавии есть достаточно сильный потенциал. Партия социалистов во главе с Игорем Додоном, выступающая за единство с Россией, получила на парламентских выборах 2014 года 21% голосов и обзавелась крупнейшей парламентской фракцией, стала крупнейшей парламентской партией страны.

На выборах главы Гагаузской автономии победу еще в первом туре одержала Ирина Влах, так же выступившая за единство Россией. Гагаузы голосовали не столько за личность Ирины Влах, сколько за фактор поддержки этой кандидатуры со стороны России и пророссийских сил Молдавии.

Сегодня у евразийских сил остаются достаточно сильные позиции в Молдавском обществе.

Первое – это симпатии значительной части населения, особенно в крупных городах, в районных центрах в крупных населенных пунктах.

Второе – это подавляющее большинство представителей национальных меньшинств, которые видят в лице России защитницу этнократической элиты.

Третье – это конкретные регионы – Гагаузия, город Бельцы, этнический болгарский Тараклийский район на юге, это Окницкий и Бричанский районы на севере, и другие районы. Во всех этих районах на местных выборах победили кандидаты, выступающие за евразийский вектор Молдовы.

Четвертое – это православная церковь, которая, несмотря на двусмысленную позицию митрополита Владимира и чиновников митрополии, выступает, как защитница молдавской самобытности, традиционных ценностей, духовных и геополитических ориентиров молдавского народа

comments powered by HyperComments