ИДЕТ БИТВА ЗА ЕВРОПУ МЕЖДУ АМЕРИКОЙ И КИТАЕМ

Михаил ХазинМихаил Хазин

Всё бы хорошо, только инновации и технологии на падающем спросе не работают. Когда люди думают о том, как бы им выжить, они покупают не инновации, а еду и штаны. В США падают доходы, падает норма сбережений, падает спрос — между прочим, это началось не вчера и не в 2008 году, это продолжается вот уже почти двадцать лет. Даже по официальным данным, численность среднего класса упала ниже 50%. При этом средний класс потребляет сейчас намного больше, чем зарабатывает, поскольку средняя заработная плата в США находится на уровне 1958 года. Откуда такие сроки окупаемости инвестиций в роботизированные заводы? Их просто неоткуда взять. В Японии две трети мощностей таких роботизированных предприятий стоят, потому что нет покупателей, нет спроса. То же самое со сланцевыми нефтью и газом — эти скважины сегодня физически дают чуть больше текущих издержек по обеспечению их работы. А прибавьте долги по кредитам — вся эта отрасль абсолютно убыточна, плюс запасов сланцевого газа хватит на три года. А больше его нет в природе. Откуда тогда 25 долларов за баррель себестоимость? Как минимум — возможно, но в среднем — совсем другие цифры, от 70 долларов за баррель. Вся эта "сланцевая революция" должна была снизить текущие затраты американской экономики на энергетику, чтобы повысить её конкурентоспособность, создать новые рабочие места и запустить экономический рост. Идея была хорошая — но в целом фокус не прошёл, потому что у домохозяйств сокращаются и доходы, и расходы, причём доходы сокращаются быстрее.

При этом нужно понимать, что вся инновационная промышленность США с начала 80-х годов прошлого века (подо что была придумана вся "рейганомика") работает лишь потому, что американские граждане покупают дешёвый китайский ширпотреб. А если их заставить покупать американскую продукцию (роботизированную или нет), то все инновации, начиная от "Эпплов" и кончая всем остальным, улетят в тартарары. И никакими партнёрствами: хоть Транстихоокеанским, хоть Трансатлантическим, — этот факт не отменить и не исправить.

Здесь можно напомнить, что мы живём в рамках Бреттон-Вудской экономической системы, которая была создана ещё в 1944 году под послевоенное расширение сферы оборота доллара. В рамках этой системы предусмотрена постоянная эмиссия как обеспечение такого расширения. Так вот, вся проблема в том, что расширяться больше некуда. Поэтому в 2014 году американцы остановили эмиссию, когда возник острейший конфликт. Ведь в рамках Бреттон-Вудской системы были созданы такие институты, как МВФ, Всемирный Банк, ГАТТ (которая теперь называется ВТО), и так далее, включая саму Федеральную Резервную Систему США, которая стала глобальным эмиссионным центром, но под национальной юрисдикцией. В 1944 году экономика США была больше 50% мировой. Сегодня она, со всеми статистическими накрутками, — меньше 20%. Поэтому надо либо спасать мировую финансовую систему за счёт завала США (то есть использовать доллар для спасения мировой финансовой системы), либо спасать американскую экономику, но тогда завалится вся глобальная финансовая система. Вот такая дилемма. По этой причине ключевой схваткой начала 10‑х годов XXI века была схватка за контроль над ФРС. Была попытка вывести глобальный эмиссионный центр за пределы американской юрисдикции (в виде центробанка центробанков), её продавливал Стросс-Кан. Американцы эмиссионный центр не отдали, а Стросс-Кана убрали. Потом Обама в 2013 году, когда он пришёл на второй срок, полностью вычистил свою администрацию от представителей Goldman Sachs и JP Morgan, теперь там сидят представители только Citi Group, и никого больше нет.

При этом США потребляют в год на 2,5-3 трлн. долл. больше, чем производят, это такая структурная дыра, которую нечем закрыть. А в Китае, наоборот, производят на 2,5-3 трлн. долл. продукции больше, чем потребляют, в результате американская и китайская экономика сегодня — это две стороны одной медали. И заместить падающий внешний спрос внутренним Китай не может — им неоткуда взять эти 2 триллиона. Идея с Шёлковым путём — хорошая, но работает только в одном‑единственном случае: если им удастся продавать свои дешёвые потребительские товары Евросоюзу вместо США. Вот туда они и идут. Иначе это — бессмыслица. Иначе они создают инфраструктуру и ничего не получают взамен. Точно так же и США — если даже возвращать производства, то куда всё продавать? Опять же — только в Европу, которая за пятьсот лет империализма "нагуляла жирок". Поэтому сейчас идёт битва за Европу между Америкой и Китаем, в которой, по факту, участвует и Россия.

Все нынешние конфликты в разных регионах растут из этой фундаментальной схватки, в которой будет не просто один победитель, а один выживший. И "картины мира" здесь принципиально разнятся. Важно, что для России "мировые финансисты" вообще не видят места на карте мира, в то время как "американцы" готовы с нами сотрудничать как с одним из важнейших "центров силы". Отсюда понятно, на чьей стороне мы должны быть, исходя из наших национальных интересов. Но если даже 45-м президентом США станет условный Дональд Трамп, а не условная Хиллари Клинтон, он всё равно не будет разговаривать с Кремлём до тех пор, пока у нас в правительстве и ЦБ сидит агентура "мировых финансистов". Ну, представьте себе Александра Невского, который идёт на Чудское озеро сражаться против Тевтонского ордена, а его обеспечение осуществляют дочерние фирмы этого самого Тевтонского ордена. Так не бывает, это несерьёзно! Вот вам и российский кризис во всей его красе. У нас достаточно еды, денег, ресурсов, но всё это, как в конце 80-х годов, саботируется и раздербанивается так, что удивительно, почему всё ещё держится. И по оттоку капитала, и по девальвации национальной валюты Россия в 2015 году побила все мировые рекорды, даже Порошенко и Яценюк выступили лучше. Выводы делайте сами, я только скажу, что в общем и целом у финансистов шансов на победу нет, потому что у них нет реальной экономической базы. А борьба будет идти буквально насмерть, как накануне 1968 года, не исключаю даже покушения на основных действующих лиц.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...