Путин и оффшоры – а был ли мальчик?

Михаил ХазинМихаил Хазин

Утечка информации о разного рода оффшорных счётах, якобы принадлежащих Путину, — это борьба за чистоту российской политики или это попытка политического давления на Россию, то есть, иными словами, явление с точки зрения интересов России крайне негативное?

Нужно отметить, что вот эта борьба за чистоту нравов выглядит с точки зрения тех людей, которые её организовывают, весьма и весьма странной. Я напоминаю, что господин Касьянов, который участвует в этой борьбе, господин Навальный, который участвует в этой борьбе, в 90-е годы… Ну, Навальный ещё тогда был молодой, но Касьянов-то уже не был молодой. Касьянов был министром финансов. Касьянов был замечен в крайне сомнительных операциях, когда был министром финансов и даже заместителем министра финансов, отвечающим за внешние долги, в списании довольно значительных долгов, как все говорили, за довольно большие откаты.

Есть колоссальное количество людей из тех, которые сегодня поддерживают так называемую борьбу за чистоту нравов — так называемые «семейные», Таня и Валя (то есть Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев), Волошин и целая куча другая людей, — которые очень активно были «замазаны» в разного рода историях. И что характерно: тогда те люди, которые сегодня изображают из себя защитников чистоты нравов, почему-то тогда не выступали против Ельцина и его коррупционной команды. Напротив, тогда против коррупции выступали коммунисты, которых, соответственно, расстреливали из пушек, как в 1993 году Верховный совет. Ну, в общем, много разных ещё было историй.

Я человек, которого волнует именно Россия, а не конкретные персонажи. С конкретными персонажами нужно бороться конкретно. Вот я, когда работал в администрации президента, боролся с вором Кохом, с вором Бойко, с вором Чубайсом, с вором Уринсоном. Ну, я не могу сказать вот так прямо откровенно «с вором Немцовым», потому что Немцов, конечно, заработал много, но по сравнению с предыдущими ворами он выглядел белым и пушистым.

А вообще нужно отметить, что все перечисленные персонажи… А это пять базовых, так сказать, вице-премьеров, которые были уволены за то время, что я руководил экономическим управлением у президента Российской Федерации, собственно с коррупцией и боролся. Так вот, я могу сказать, что абстрактные разговоры достаточно бессмысленны, потому что борьба с чиновниками, которые встроены в те или иные властные группировки, возможна только в рамках именно схватки с этими властными группировками.

Вот меня здесь спрашивают: «Бороться-то боролись, а был ли хоть один приговор по коррупции, по тем персонажам?» Нет конечно. Потому что, хотя мы довольно сильно ослабили те властные группировки, в которых эти люди были, но они, тем не менее, остались. Более того, это было сделать и невозможно, потому что эти властные группировки — они на самом деле клоны, дочерние структуры от внешних властных группировок.

Я уже говорил о том, что одной из ключевых фигур по управлению российской приватизацией и по организации российской коррупции в 90-е годы был такой человек — сначала заместитель министра, а потом и министр финансов, то есть секретарь казначейства Соединённых Штатов Америке при президенте Клинтоне — Ларри Саммерс. И бессмысленно рассчитывать на то, что можно посадить Чубайса, про которого… Ещё раз повторю, это злые языки, никто этого не видел, но все знали, что Чубайс возит Ларри Саммерсу в Швейцарию, где они встречались, чемоданы, заполненные наличными деньгами, потому что Ларри Саммерс не хотел оставлять следов по коррупции у себя. Хотя, конечно, много оставил, потому что если мы начнём говорить о коррупционерах, то как бы Ларри Саммерс, скажем, у демократов или Чейни у республиканцев — это люди, которых ну почти открыто в Соединённых Штатах Америки называют клептоманами, то есть это как бы такие патентованные ворюги. Так вот, если мы находимся под политическим контролем некоторой группировки, которая на Западе (это финансисты), то наивно ожидать, что они позволят своих людей вот так обидеть.

Для примера. Все мы знаем, что у нас в конце 80-х — начале 90-х были сделаны новые очень хорошие самолёты, в том числе и пассажирские (Ту-204, Ил-96). И это правительство — команда Гайдара и Чубайса — остановило производство этих самолётов. В результате мы сегодня летаем на Boeing и Airbus. Вот я вам хочу сказать, что по производству гражданской авиации только в результате захвата наших рынков они увеличили своё производство, свои рынки сбыта процентов на 40 — в общем, почти в 1,5 раза. Я могу вас уверить, просто небольшое вспомоществование за такую работу, безусловно, достигает сотен миллионов долларов. И вот за эти деньги почему-то все эти так называемые «правозащитники и борцы за чистоту нравов», все эти 270, или сколько их там, 720 журналистов, которые вдруг озаботились чистотой нравов в России, почему-то на эту тему не говорили. Я совершенно не хочу сказать, что воровать — это хорошо. Но тем не менее.

Я не могу не согласиться с этой позицией, потому что эти же люди, когда речь заходила о Ельцине, о Юмашеве, о Волошине, о Дьяченко, о Касьянове, молчали, как в рот воды набрали, а сейчас они наезжают на Путина. Ещё раз повторяю: это не оправдывает самого Путина, потому что истории со многими чиновниками, которых открыто обвиняют в коррупции, — это истории неправильные, и с ними, безусловно, нужно бороться. Это не значит, впрочем, что надо делать те истории, которые произошли, например, с Касьяновым. Это достаточно омерзительные способы. Но опять-таки не могу не сказать, что придумала это всё не администрация Путина.

Я напоминаю историю про человека, похожего на генерального прокурора, историю про бывшего министра юстиции… Я даже забыл, как его фамилия-то. То есть, иными словами, это всё опять-таки придумано до того теми самыми либералами и демократами. Я напомню, что показ фильма про человека, похожего на генерального прокурора, продемонстрировал… по-моему, даже был министром культуры этот человек. Я с тех пор не могу на него смотреть. Как только я его вижу в телевизоре, я его сразу выключаю, потому что ну невозможно. Это человек, который показал по телевизору порнуху. Он там из себя строит очень культурного человека.

Я помню, как фамилия генерального прокурора, я министра юстиции не помню. А, Ковалёв, по-моему. Министра юстиции не помню. Да это и неважно. К слову сказать, у меня к Скуратову серьёзные претензии, потому что когда мы заловили Госкомимущество на откровенном и грубом нарушении законодательства при приватизации Росгосстраха, то мы пытались написать Скуратову с тем, чтобы он принял меры прокурорского реагирования на откровенные нарушения закона, а он увиливал, увиливал, увиливал — в общем, так ничего и не сделал. То есть мне всё это очень сильно не нравится.

А вообще я бы сказал так: если мы будем рассматривать показ такого рода фильмов, то это не верхнее решение, потому что оно мелкое и бессмысленное. Это сделали чиновники на уровне администрации президента. И я склонен считать — и тогда, в 90-е годы, и сейчас, — что некоторые из них при этом решали свои личные обиды. «Вот меня лично Скуратов обидел, или меня лично Ковалёв обидел, или меня лично обидел Касьянов где-то и когда-то — и вот я ему сейчас покажу!» Ещё раз повторяю: мне это кажется абсолютно омерзительным, и самое главное — совершенно бессмысленным.

Вот тут мне пишут: «2 миллиарда путинских денег в офшоре. Прокомментируйте». Вы знаете, я прошу прощения, я не уверен, что это 2 миллиарда путинских денег. Я не уверен, что у Юмашева или у Волошина нет 2 миллиардов в офшорах. Я не уверен, что у Тани Дьяченко нет этих самых 2 миллиардов в офшоре. Я напомню, что транш денег МВФ, которые пришли в Россию за две недели до дефолта, по общему мнению, куда-то исчез и так не объявился с тех пор. Всё это на самом деле сводится к одной-единственной базовой вещи…

Прошу прощения, тут ещё одно мне сказали: «Михаил, что же вы передёргиваете? Ранее показывали чиновников при должностях. Касьянов — частное лицо, не имеющее отношения к нынешней власти». Во-первых, он бывший премьер-министр, находящийся под контролем… под охраной ФСО, прошу прощения. Во-вторых, он лидер оппозиции, который открыто говорит, что он лидер оппозиции. Какое же он лицо, не имеющее отношения к власти? Не смешите меня. У него нет официальной должности, хотя бывший премьер-министр — это всегда должность. Но то, что он играет важную роль в российской элите, даже сомнений не вызывает. В этом смысле то, что произошло, — это, конечно же, следствие его активной игры в политику. Я ничего сейчас не хочу говорить про Касьянова. Я считаю, что он был слабым премьером. Я считаю, что он никакой политик, что единственное, о чём он мечтает, — это, соответственно, жить красиво. Но он должен играть вот в ту игру, в которую он играет, потому что это требование Запада. И тут, кстати, я не удивлюсь, если окажется, что он человек типа Лазаренко — то есть который обязан играть в антипутинскую активность, потому что если он этого не сделает, то будут арестованы его собственные офшорные счета. И ему это страшно не нравится, то есть это его волнует больше.

Ещё раз повторю: вот здесь мы снова оказываемся в той ситуации, которую я уже описывал примерно месяц тому назад, что в нашей стране у большей части чиновников полностью отсутствует чувство собственного достоинства и чувство достоинства за державу. В этом смысле я могу напомнить только Верещагина из «Белого солнца пустыни» с его фразой «За державу обидно». Вот мне за державу обидно. Понимаете? Люди, которые представляют интересы великой страны, не имеют права настолько хвататься за офшорные счета. Даже не очень понятно, собственно откуда у них взялись эти офшорные счета, хотя счета за границей теоретически вполне могут быть.

Кстати, я совершенно не считаю, что то, что ребёнок учится за границей — это какое-то преступление. Преступлением будет, если он там жить собирается всю оставшуюся жизнь. Вот это плохо, потому что в этом случае его можно взять как бы за жабры. А учиться — почему нет? Есть очень много вещей, которые там… Собственно, у нас очень испортилось образование (опять-таки спасибо Западу), но тем не менее учиться можно было даже в те времена, когда у нас было очень хорошее образование, были вещи, которым во всяком случае там было бы полезно учиться.

Вот здесь опять: «Причём здесь Юмашев? Во вчерашнем расследовании по панамским офшорам говорится про Путина и его деньги». Потому что Путина во власть пригласили Юмашев и Волошин. Вот поэтому. Это они сделали эту систему. Понимаете? Они сделали эту систему. Вот написано: «Вы не знаете, что Касьянов не имеет права на охрану ФСО». Все бывшие премьеры находятся под охраной ФСО. Все.

Вот это проблема: что мы виноваты сами (в некотором смысле), что мы на высокие позиции выводим людей, у которых чувства собственного достоинства нет. Правда, нужно отметить, что с тех пор, когда появились разного рода контрольные психологического тесты… Я просто разговаривал с людьми, которые ещё в конце 80-х — начале 90-х тестировали разного рода чиновников, военных и так далее. Они говорят: «Удивительное дело! В 90-е годы все, у кого было высокое чувство собственного достоинства и ответственность за дела, их убирали из власти. И наоборот — людей продажных и готовых на всё двигали». То есть, иными словами, в нашей стране работал отрицательный отбор. А больше он работать не будет, я надеюсь, во всяком случае не должен.

Меня часто спрашивают… Я тут был в Новосибирске, и меня по этой причине не было на прошлой неделе в Москве. Я выступал, где я пойду, наверное, на выборы. Меня спрашивали, а почему я выбрал партию «Родина». Я отвечу, в чём дело. Потому что мне-то за державу обидно. И по этой причине в рамках той логики, которую я хочу двигать и двигаю по мере возможностей, я искал партию, которая это чувство достоинства может так или иначе пропагандировать. Я прекрасно понимаю всю ограниченность возможностей. Я прекрасно понимаю, что у меня, если речь идёт о мажоритарном округе, во всяком случае достаточно ограниченные шансы на то, чтобы выиграть. Они существуют, вне всякого сомнения, иначе я бы не стал играть в эту игру, но тем не менее они ограничены.

Я понимаю, что у меня могут быть очень интересные противники. В одном из вариантов по-одному из округов в Новосибирске пойдёт знаменитый борец Александр Карелин, который, вне всякого сомнения, является человеком, который достоинство страны отстаивал. Правда, тут есть тонкость. Дело в том, что он отстаивал её, выступая в спорте, а в последнее время он голосовал двумя руками за все решения, которые приняло правительство Медведева, то есть он фактически одобрил девальвацию, потому что голосовал за одобрение деятельности правительства. И не мог голосовать иначе, потому что Медведев — лидер «Единой России». Соответственно, он голосовал за то, чтобы у людей упал жизненный уровень фактически в два раза. И в этом смысле, конечно, у него имеется слабость в его позиции.

Но тем не менее главная причина, по которой я решил идти на выборы, состоит в том, что я очень хочу, чтобы моя позиция о том, что необходимо прежде всего думать о достоинстве страны и о своём достоинстве, должна себя проявлять. И что гаишник, который вас останавливает за нарушение, должен вам выписывать штраф независимо от того, являетесь вы чиновником, прокурором, ещё кем-то или рядовым обывателем, потому что он представляет страну на своём посту и он обязан вести себя соответственно. А вот когда мы видим, как судьи освобождают от ответственности прокуроров, которые в пьяном виде давят на пешеходном переходе беременных женщин, — вот это я считаю самое страшное преступление, которое только может быть, по банальной причине: потому что оно ликвидирует авторитет государства. А мы любой ценой должны сегодня этот авторитет восстановить, потому что иначе навести в нашей стране порядок не получится.

Повторю ещё раз, мы подошли к критической ситуации. Жизненный уровень населения расти в ближайшие годы не будет, а будет падать, потому что эти люди, для которых офшорные счета важнее, чем судьба страны, не могут в рамках нынешней экономической модели обеспечить экономический рост. Нам нужны другие люди, которые будут думать в первую очередь об общественных интересах и об интересах государства. И вот это реальная и серьёзная проблема — как этих людей вытащить? Я поэтому всех, кто пойдёт на выборы, настоятельно прошу думать именно об этом. То есть, если вы видите, что человека, который идёт по мажоритарному округу, прежде всего волнуют офшорные счета, или если он голосует за тех людей, для которых самое главное — офшорные счета, вот не нужно за них голосовать, право слово.

К сожалению, это трудно. Люди живут, крутятся, как белки в колесе, пытаются что-то заработать, пытаются как-то выжить. Психологически у них есть основная мысль: «Давайте не будем ничего трогать. Эти, которые воруют, уже наворовали себе, поэтому будут воровать меньше». Кстати, это не так. Потому что если вас не наказали за воровство, то вы в следующий раз будете воровать больше. А новые люди, которые придут, — это могут быть другие люди, которые ещё считают, что воровать нехорошо. Вот меня, например, учили в детстве, что воровать нехорошо, и я пытаюсь с этим безобразием бороться. Это трудно, да, и стоило мне много крови, но тем не менее мне кажется, что это правильно. А как показывает опыт, подавляющая часть населения действует, как все. Условно говоря, 10% воруют всегда, 10% не воруют никогда, а остальные 80% — как все. Нужно сделать так, чтобы это «как все» стало именно «воровать нехорошо». Ещё раз повторяю: это тяжело и сложно, но я очень рассчитываю, что всё-таки в нашей стране ситуация изменится.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...