Американцы боятся только одного – победы России

Александр ПрохановАлександр Проханов

Р. КАРИМОВ: У микрофона Рустам Каримов. Традиционно по понедельникам писатель, главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов. Александр Андреевич, добрый вечер.

А. ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

Р. КАРИМОВ: Начинаем программу со «Счастливого звонка». Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Прокомментируйте казахские события, у Назарбаева крыша съехала: 2 миллиона гектаров или очень большая сумма была?

А. ПРОХАНОВ: У меня нет чёткого представления о происходящем. У нас в Забайкалье примерно то же самое происходит: пустуют земли, людей нет, денег нет, желание пополнить бюджет, таким образом, сдают в аренду китайцам, что вызывает нарекания коренного населения. Здесь мне мерещиться нечто более глубокое и сложное – это взрыв казахских националистов, которые показывают свою силу, свою сплочённость, своё отторжение всего того, что не связано с казахским, а это достаточно серьёзная проблема. Казахстан формирует своё национальное государство и формирует его по трафарету, отдавая все приоритеты, идеологические и культурные, да и политические, административные титульной нации – казахам.

Р. КАРИМОВ: Имеют право или нет?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, имеют право, также, как и украинцы, которые совершили свой Майдан, прогнали Януковича. Они стали украинизировать Украину. Они имеют право навязывать украинскую формулу и Донбассу, и Крыму, а потом, может быть, и Ростову. Имея на это право, они получают восстание. В данном случае получили восстание Донбасса и Крыма, которые не хотели лечь под эту наглую, агрессивную украинизацию. Я боюсь, что это может произойти и в Казахстане. Казахстан – очень хрупкое, робкое государство, не сформировавшееся, весь северный Казахстан – русский Казахстан. После 1991 года среди русского населения были волнения, брожения, они подавлялись, русских товарищей сажали в тюрьмы. А теперь оказывается, что по всему Казахстану пойдёт волна обращения в казахи.

Р. КАРИМОВ: Назарбаеву что нужно делать?

А. ПРОХАНОВ: Как он и делал прежде, нужно регулировать отношение всех наций Казахстана, там казахи доминируют, но не господствуют, русский фактор очень силён. Он должен формировать своё государство про цивилизационному, имперскому принципу, где каждый народ является государствообразующим. Не давать ни одному народу, даже своему собственному, жёстких приоритетов, и идти по пути сложному, но не торопливому формированию нации не на национальной, а может, на цивилизационной основе. Казахстан – целая цивилизация, там столько заводов построено русскими, там столько интересных проектов. Он находится на пересечении Шёлкового пути. Мне кажется эта ситуация очень опасной и взрывной.

Р. КАРИМОВ: В Белоруссии встреча Александра Лукашенко и Папы Римского. Вас это беспокоит, Вы хотели поговорить об этом?

А. ПРОХАНОВ: И да, и нет. Конечно, я по натуре своей русский империалист, советский человек, я воспитан в недрах советской империи, и мучительно переживал и переживаю её крах. Когда был провозглашён великий евразийский проект, путинско-назарбаевский, что эти пространства, эти нации, эти народы будут соединяться и сочетаться. Я вижу, как они начинают дрейфовать в сторону. Каждое из этих государств выстраивает свой вектор, свой космос. Белоруссия во главе с Александром Григорьевичем Лукашенко – это небольшая страна, у которой гениальный лидер. Я считаю, что Лукашенко – это крупнейший политический лидер Европы, не сравнимый с европейскими ничтожествами, которые приходят и уходят. Но и он выстраивает своё государство, исходя из национальных принципов. Он бережно, но осторожно, формирует образ независимого государства с независимой историей, открывает дворцы Радзивиллов, устраивает историческую память через Литовские княжества, через победы литовских князей над другими, в том числе над московитами. Движение его в сторону Папы Римского, казалось бы, естественно: он идёт в сторону Евросоюза, его промышленность, его экспорт на 32-40% в Европе потребляется.

Р. КАРИМОВ: Сам господин Лукашенко говорит, что Минск должен стать место встречи папы римского и патриарха Кирилла.

А. ПРОХАНОВ: Да, как это было во время минской встречи по Донбассу. Если бы это произошло, то возникнет гигантская переговорная площадка. Если он этого добьётся, это будет великолепно. Лукашенко для нас, в России, всегда был образом несломленности, порядочности, народности, советскости, он имеет огромную поддержку в России именно из-за русского фактора, он всегда говорил, что мы – один народ, одна история. И вот теперь волею обстоятельств, волею исторических закономерностей, возникает морщина, и это меня тревожит. Это тревожит меня за себя самого, за моё мировоззрение. Я надеюсь, что Лукашенко со своей звериной интуицией, своим утончённым пониманием момента, способностью двигаться через рифы, через пропасти и здесь вывернет, он сделает всё на пользу Белоруссии, не навредив своей репутации в России.

Р. КАРИМОВ: Слушатели задают вопросы по поводу предварительного голосования. «Поможет ли «Единой России» праймериз?» Среди лидеров-победителей половина – это беспартийные. По московским избирательным округам и известный спасатель, и педагог, и предприниматель, не только депутаты, которых мы привыкли видеть.

А. ПРОХАНОВ: Для меня это вопрос не слишком важный. Я в своё время раз и навсегда отрезал себя от этих выборных, избирательных технологий и процессов. В 1996 году я видел чудовищную фальсификацию, когда Ельцину присудили победу, а Геннадий Андреевич отказался от этого, а теперь объясняют это тем, что мудрый и патриотически настроенный Зюганов не желал ввергнуть страну в гражданскую войну и бойню – после этого я остыл, мне всё это кажется несерьёзным, ненужным. Я не очень хорошо слежу за праймериз.

Р. КАРИМОВ: А сама идея?

А. ПРОХАНОВ: Я убеждён, что наши супер политтехнологи, в том числе Володин, который занимается внутренней политикой, люди оснащённые, блестящие, знающие вопросы технологий, в том числе, манипулятивных. Они это сделали, чтобы повысить престиж «Единой России», наполнив её людьми со стороны.

Р. КАРИМОВ: Получится?

А. ПРОХАНОВ: Проталкивают в «Единую Россию» людей непартийных. Тогда партийные списки будут наполнены непартийными людьми, которые не ответственны за провалы партии.

Р. КАРИМОВ: Люди в соцсетях пишут, что непартийные кандидаты вскоре станут ровно теми же депутатами, которых мы видим.

А. ПРОХАНОВ: Власти сейчас нужно выиграть выборы. Может, это технология одноразового действия. Власти важно воспроизводить себя любыми средствами, и это средство сейчас придумано и отрабатывается, мне кажется, успешно.

Р. КАРИМОВ: 25 мая Путину представят два плана развития экономики. Запланировано заседание Экономического совета при президенте. Песков назвал его мозговым штурмом. Эксперты делают ставку на предложение Кудрина. Хотелось бы остановиться конкретнее на его предложении. Он хочет потратить деньги госкомпаний на поддержку экономики. Стратегия включает в себя реформу судебной, правоохранительной системы в сторону объективности, перераспределение доходов в пользу человеческого капитала и инфраструктуры, а также снижение роли государства в экономике. Обратите внимание – это всего лишь проекты. «Ведомости» написали об этом со ссылкой на источники. Точные детали и точные планы мы услышим только 25 мая. Насколько перспективен кудринский план?

А. ПРОХАНОВ: Состязаются там два плана: кудринский и глазьевский. Это два прямо противоположных проекта. Кудринский проект традиционен, это гайдаровский проект, который был заложен после краха СССР в 1991 году, это вашингтонский консенсус, экономическая экспертная группа, которая приезжала сюда и создала Высшую школу экономики. Это та модель, которая сегодня затолкала Россию в экономическую пропасть. Это модель, которая обеспечивает нам устойчивое падение до 12-15% годовых. И выхода из этого не видно. Кудрин предлагает всё те же монетаристские методы. Например, надо ужимать денежную массу, чтобы не допустить инфляцию. Значит, показателем развития является инфляция, а не производство. Чтобы инфляция укладывалась в рамки, надо вообще убрать денежную массу, поэтому заводы захлёбываются от нехватки денег, банки создают чудовищные ставки, которые не в состоянии финансировать производство. Мы находимся в стадии, когда один за другим закрываются заводы, люди выбрасываются наружу. Происходит вторая шоковая терапия. Вот что хочет Кудрин. Его взгляды на сектора экономики известны, он их не скрывает, он антимилитарист, считает, что мы слишком милитаризируем нашу экономику, как и все либералы. Модернизация оборонной промышленности – это лишние траты денег, России никто не угрожает, надо входить в европейский контекст, и тогда не будет этого напряжения противодействия, противостояния с НАТО. Вот его точка зрения. Но мы с вами реалисты, мы знаем, что Россия – это лакомый кусок, что Россию окружают базы, напряжённость в мире нарастает. В этих условиях призывать к демилитаризации – пацифистский приём, это операция прикрытия.

Р. КАРИМОВ: Он недавно сказал: изменить внешнюю политику.

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, что это такая практика перестроечная, горбачёвская, гайдаровская. Не будучи экономистом, будучи писателем, художником и общественным деятелем, я восстаю против этого, я антикудрининец. Но есть большая вероятность, что именно кудринский план будет принят Путиным.

Р. КАРИМОВ: А реформа судебной, правоохранительной системы? Мы первый раз об этом слышим.

А. ПРОХАНОВ: Все говорят, что нужны независимые суды, улучшение инвестиционного климата, это случится в результате судебной реформы. Вы думаете, власть пойдёт на судебную реформу? Власть, которая управляется сложнейшими доктринами, позволяющими централизованно управлять всеми слоями общества, в противном случае всё пойдёт вразнос.

Р. КАРИМОВ: В кудринском плане это будет на бумаге, а в реалиях мы этого не увидим.

А. ПРОХАНОВ: Да, скорее всего, это будет блеф. Странным образом Путин придерживается кудринского взгляда на экономику. Если внешняя политика, оборонная, социальная на развитие патриотических, державных, государственных тенденций – это одна сторона путинской Луны, другая, тёмная сторона – это кудринцы, экономический блок, набиуллинские штуки, которые нас затолкали в эту яму. На этой тёмной стороне путинского лица – море дождей, в которых нет ни капли воды, вот что трагично для меня.

Глазьевский проект, проект Титова, Белоусова – нечто другое. Это проект в какой-то степени мобилизационный. Мы зашли так далеко и так распустились, такое количество воровства, вранья, нецелевого расходования, государство так слабо и бездарно управляет экономическим процессом, что они предлагают вернуть государству приоритет, сконцентрировать в руках государства небольшие ресурсы, и эти ресурсы направить в долгожданное развитие, в рывок.

Р. КАРИМОВ: Что мешает принять этот план?

А. ПРОХАНОВ: Глазьев годами обращается к народу, к Академии наук, к Путину с предложением вернуть нашу экономику на этот путь. Что мешает принять этот план? Я не знаю. Очевидно, что другой, кудринский план, не эффективен. Говорят: да, мы будем исправлять экономику, но она будет стагнировать. То, о чём говорит Глазьев, это план Примакова-Маслюкова, когда после тяжелейшего кризиса они полгода восстанавливали экономику. Ещё в недрах этого глазьевского плана есть масса решений, которых придерживаются губернаторы, которых придерживается губернатор Савченко, белгородский, Артамонов, калужский. Мне кажется, это реалистический план. Мне кажется, Путин страшится этих поворотов, реформ, резких изменений. Ему кажется, что эти люди проверены, он среди них рос, это его доверенные лица, он знает и слабые, и сильные их стороны, и предпочитает ещё раз испробовать эволюционный подход. Я убеждён, что эволюционный подход будет провален, это потеря исторического времени.

Р. КАРИМОВ: Следующая тема – приезд Нуланд. Какие выводы Вы сделали после её приезда?

А. ПРОХАНОВ: Я был доволен, что ей отказали в главных встречах. Она приехала, надеясь встретиться с министром обороны Шойгу, обсудить украинские, донецкий и европейские проблемы, ей в этой встрече было отказано. Что министр обороны России будет с бабой говорить?

Р. КАРИМОВ: А если бы это была не баба?

А. ПРОХАНОВ: Наверное, они пошли бы в сауну, попарились, выпили, но никаких стратегических решений принято не было бы. Она мечтала встретиться с президентом Путиным, ей в этом тоже было отказано. Единственный человек, с которым она встретилась, – Владислав Сурков, который курирует украинские проблемы, Донбасс, он очень осведомлён, он управляет этим процессом. Не сам, конечно, а с согласия президента, он его рука в этих проблемах. Эта встреча состоялась, но она была не эффективной. Она уехала раздражённой, рассерженной, я ей потихоньку свистнул вслед.

Р. КАРИМОВ: Зачем приезжала?

А. ПРОХАНОВ: В надежде. Украина – это плацдарм, на котором США не удаётся достичь своих целей. Политика США на Украине заходит в тупик.

Р. КАРИМОВ: Она надеялась на какие-то результаты.

А. ПРОХАНОВ: Она надеялась на продолжение Минского процесса, на то, что Россия своё влияние направит на смягчение позиции Донбасса по вопросам выборов, курирования границы.

Р. КАРИМОВ: Но Керри и Лавров это всё обсуждают, чуть ли не ежедневно связываются по телефону, встречаются.

А. ПРОХАНОВ: Мы видим, что все эти встречи и телефонные переговоры не приносят ничего. Слава богу, что не так грохочут установки залпового огня, хотя грохочут. Украина и Донбасс выпали из поля зрения наших информационных агентств, а там продолжается война, гибнут люди, разрушаются здания, но не в такой мере, как год назад. И Керри, и Лавров говорят об этом, но пока результат нулевой.

Р. КАРИМОВ: У Вас есть объяснение, почему СМИ не интересуются тем, что творится в Донбассе?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что природа СМИ такова, они устают от информации, которая продолжается на протяжении долгого времени.

Р. КАРИМОВ: СМИ или читатели, зрители?

А. ПРОХАНОВ: В данном случае сами СМИ хотят постоянной возгонки, чтобы держать в напряжении свою публику и всё время дразнить и травмировать нервы. С другой стороны, минский процесс каким-то образом остановил эту донецкую историю, и он заморожен, он утратил свою пассионарность, свою яркость. Там исчезли одержимые новороссийской идеей герои, исчезло ощущение русской зари. Это произошло именно и-за минских вещей: остановили войну, войска, которые не взяли Мариуполь, отняли победу. Там царит разочарование.

Р. КАРИМОВ: Лавров и Керри обсудили вопросы совместной сирийской операции. Но никак не получается нормально настроить связь и нормально бомбить ИГИЛ. В чём сложность?

А. ПРОХАНОВ: Сложность в том, что ИГИЛ взаимодействует с Турцией, Турция – это натовское государство. Керри не может не прислушаться к мнению Эрдогана. Более того, усиление России в Сирии противоречит интересам Америки. Хотя Америка не заинтересована в доминировании ИГИЛ и распространении его по миру, она учитывает все эти сложности. Американцы боятся только одного – русской победы, которые те одержат в одиночку. Также они боялись в своё время взятия Берлина русскими, поэтому торопили наступление со стороны Запада.

Р. КАРИМОВ: Поэтому по их инициативе обычно эти телефонные разговоры и проводятся.

А. ПРОХАНОВ: Иногда по их инициативе, иногда по нашей. Нам было стратегически важно создать на базе борьбы с ИГИЛ какую-то коалицию с американцами, потому что раздрай в наших отношениях велик, и мечта исправить этот крен, назвав ИГИЛ мировым злом и соединившись в борьбе с ним – это стратагема, которую выполняет Лавров. Но пока не клеится, поэтому мы заявили, что в случае неудачи этих переговоров с 30 числа мы приступаем к самостоятельной бомбардировке всех конвоев, которые идут в Турции и из Турции в сторону ИГИЛ. Мы опять наращиваем нашу воздушно-космическую операцию, наверное, туда опять будут переброшены дополнительные силы авиации. Это решительное наше действие объясняется тем, что стратегического перевеса над ИГИЛ не удалось достичь: мы отбили у них Пальмиру и другие населённые пункты, но они очень активны в Алеппо и других местах. Такое ощущение, что их ресурс не подорван, остаются где-то коммуникации и по снабжению их горючкой, деньгами, оружием, волонтёрами. Потом будем продолжать эту борьбу, это войну.

Р. КАРИМОВ: Может, можно с другой стороны посмотреть? Всё-таки говорили о перекрытии каналов финансирования, и об отношениях с Турцией, потому что она помогает продовольствием и прочим.

А. ПРОХАНОВ: Что значит перекрытие каналов? Это налёт нашей авиации на караваны с нефтью. Нефть – это и есть финансовые каналы.

Р. КАРИМОВ: Я имею в виду на дипломатическом уровне. В плане экономики с финансистами разных стран надо разговаривать, не удаётся.

А. ПРОХАНОВ: Главный источник финансирования ИГИЛ в Сирии – это нефть, а нефть – это чёрный рынок, он не контролируется нефтяными державами.

Р. КАРИМОВ: Но деньги-то они не наличкой получают.

А. ПРОХАНОВ: В том числе и наличкой. Они проводят их по банковским счетам. Одним словом, мы продолжаем нашу операцию в Сирии. Как долго будем продолжать – не известно.

Р. КАРИМОВ: Ещё одна тема: либеральная часть нашего общества заговорила, что все забыли, никто не написал, СМИ никак не публикуют информацию о студенческом чемпионате мира по программированию, а ведь команда Санкт-Петербургского государственного университета победила в рамках этих соревнований, этого первенства. Тут же был ответ от другой части населения, участвующей в соцпередрягах и ссылки на информагентства. Эта победа говорит о том, что у нас не всё потеряно, есть ещё умы, которые не уехали?

А. ПРОХАНОВ: Мы по-прежнему живём под гнётом уныния после 1991 года, у нас всё исчезло, нас по-прежнему давят, обижают, мы по-прежнему теряемся. У нас ЕГЭ проклятое, идёт понижение уровня образования. И вот эта мгла и тьма, которая на нас опустилась, лишает нас воли, порождает скептицизм, нигилизм, и вдруг эта победа молодых людей, которая не может быть на пустом месте. Русские – гениальный народ. Русское сознание в состоянии продуцировать самые неожиданные идеи в самых неожиданных ситуациях. Но здесь и школа, и обучение, и классы, и школа программирования, и математическая школа. Мне кажется, что эта победа развеивает унылый миф о том, что у нас всё скверно, что мы проиграли схватку.

Р. КАРИМОВ: Но как бы не уехали эти ребята и их товарищи.

А. ПРОХАНОВ: Наверное, есть опасность того, что они могут перебраться, но я-то думаю, что эти победители будут встроены в наши растущие структуры, нам тоже нужны программисты, новые компьютерные технологии. Мы строим наш космодром, открываем завод за заводом. Я вчера вернулся из Кургана, видел там несколько блистательных заводов. Все говорят: Курган, забытое миром место. Это интенсивная жизнь. Я был на заводе, который строит боевые машины пехоты. Это из огня, грохота, стали, мужских усилий рождается БМП-3. Это машина новой войны, нового поколения сражения, это ответ на натовскую активность, результат того, что Шойгу объявил о создании трёх наших новых дивизий. Он объявил об этом только теперь, а машины строятся раньше. Эти великолепные грозные машины с двумя пушками, которые отличаются от тех, что я видел в Афганистане или даже в Сирии. Они требуют нового производства, новых станков, новых представлений, новых моделей, уже разрабатываются машины следующего поколения. Эти программисты нам крайне нужны в недрах нашего развивающегося оборонного комплекса.

Р. КАРИМОВ: На прошлой неделе обсуждали тему с группой Ленинград и их песней «В Питере пить». Тогда депутаты и многие общественники подняли этот вопрос: кто-то защищал Шнура, даже сам питерский господин Милонов сказал, что ничего страшного в этом нет, это хорошая реклама, а во-вторых, это показывает и демонстрирует наш город, клип тоже показывает, какие разные горожане. Сегодня прокуратура Санкт-Петербурга начала проверку по обращению депутата городского Заксобрания. Тут же нужно отметить, что недавно сам Шнур в Санкт-Петербурге исполнял эту композицию на Петербургской международном юридическом форуме. Сам Шнуров в соцсетях ответил на эти сообщения СМИ, процитировав указ Петра I: «Яства потребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствия танцам не учинить. Зелья же пить вволю».

А. ПРОХАНОВ: Я художник, а не моралист. Я очень часто нарушаю общепринятый эстетические, а может и моральные нормы. Художнику отвратителен застой, истлевающие формы, пошлость, выдаваемая за творчество. Певцу и музыканту отвратительна попса, которая пришла к нам и не сходит с нашего экрана. Эти бездарные певцы, которые повторяют одну и ту же сюсюкающую мелодию. Это бунт, Шнур – бунтарь, революционер. Его последний клип – это русская гульба. Но их же не загонишь в депутатские пресные формулы, Россия всегда гуляет: до смерти работаем, до полусмерти пьём. А Шнур – конформист. У меня был с ним контакт, когда я получал премию «Национальный бестселлер», он вёл эту процедуру. Он лихой русский человек. Правильно: в Питере пить, где-то ещё торчать – это искусство.

Р. КАРИМОВ: Но эта проверка прокуратуры тоже на руку Шнуру по большому счёту.

А. ПРОХАНОВ: Если в прокуратуре не сидят ханжи, они его не загребут, не посадят на 12 суток.

Р. КАРИМОВ: Как Вы помните, был лужковский запрет на концерт в Москве «Ленинграда». Ничего страшного, зато в Петербурге потом какие были аншлаги.

А. ПРОХАНОВ: Шнуру, может, ничего, а во мне это вызывает огорчение, отторжение, я не хочу, чтобы его преследовали за его лихость, гульбу, эпатаж. Сам-то Шнур не пьяница, не гуляка. Прокуратура обязана, потому что депутаты наклепали. Она же очень неоперативна, очень медлительна. Я сегодня узнал, что в области войска Донского, где-то в Ростове, в каком-то казачьем подворье поставили памятник атаману Краснову. Не просто памятник, а целый комплекс, воспевающий великого Краснова, атамана, которого повесили за его сотрудничество с Гитлером и который уповал на то, что казачество – особый народ, пора отделяться.

Р. КАРИМОВ: «Смотрю сейчас телевизор – везде Кудрин. Что, в России нет толковых, талантливых людей? Достал он уже», – пишут слушатели.

А. ПРОХАНОВ: И меня достал.

Р. КАРИМОВ: «В этот день был убит герой Евгений Родионов, а в СМИ ни слова о нём, забыли. Может ли существовать страна, которая забыла имя героя?» – это сообщение от Дмитрия.

А. ПРОХАНОВ: Мои друзья по Изборскому клубу сегодня были под Подольском, где погребён Родионов, были огромные торжества, мне сейчас звонили оттуда, приехали массы людей, роскошные машины, бедные, люди на велосипедах. Это было поминовение и лучезарное торжества. Он – народный святой, его не канонизировала церковь, но народ признал его своим святым. Ему ставятся часовни, пишутся образа. А наши СМИ, видимо, очередной клип о любви Галкина и Киркорова к друг другу и к Пугачёвой готовят.

Р. КАРИМОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Анатолий, Москва. Вам не кажется странным такое поведение Путина, возврат Крыма – хорошо, в то же время предательство Новороссии, Донецка и Луганска? И что Вам слышно о Квачкове? Совсем затёрли, забыли героя.

А. ПРОХАНОВ: Согласен с Вами, о Квачкове мало говорят, и мы тоже, грешные, говорим о нём мало. Спасибо Вам за этот вопрос. Квачков томится в тюрьме, вся либеральная рать выступает за своих либералов, которые сидят в СИЗО и вытаскивают их, снижают сроки, а патриотическое сообщество забыло о Квачкове, не спрашивает, как он себя чувствует, как его здоровье, это наша вина. Либералы сплочённые, у них движение, у них партия. Ведь «Эхо Москвы» – это целая партия, и она решает эти моральные политические проблемы, а русские патриоты по-прежнему разрозненны, нет русского серьёзного движения.

Р. КАРИМОВ: Это проблема самих патриотов?

А. ПРОХАНОВ: Русского народа, который не может организоваться за пределами государства. Великий организатор для России – всегда государство, государственный лидер. Мы не хотим за пределами государства создавать своё сообщество. Когда пытаемся создать, возникает карикатура типа «Русских маршей». Квачков – это мужественный человек, драгоценный для армии, который во время штурма Грозного создал ловушку для Басаева, выманил его из города, посадил отряд Басаева на мины, на перекрёстный кинжальный пулемётный огонь, он настоящий патриот и герой.

Р. КАРИМОВ: Вы считаете, что мы сдаём, предаём Новороссию?

А. ПРОХАНОВ: Я не считаю так. Мне кажется, были совершены ошибки, надо было не останавливать новороссийское выступление на Мариуполь. Тогда вслед за Мариуполем в Новороссию пришла бы Одесса, Николаев, Днепропетровск, Харьков. Мне кажется, это ошибка, мы будем ещё кусать локотки.

Р. КАРИМОВ: Запускаем традиционное голосование: вы согласны с Александром Прохановым или нет?

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Святослав. Памятники Краснову поставили и в Петербурге, и в Москве. А могли ли без ведома власти, конкретно без Путина, поставить этому генералу, врагу? Мало того, что врагу советской власти, он стремился отколоть часть России, так как говорил, что казаки – это не русские.

А. ПРОХАНОВ: Конечно, это было сделано без ведома Путина, это локальные моменты. Прокуратура с опозданием начала расследование. Я думаю, эти монументы будут истреблены. Путина трудно заподозрить в том, что он хочет отколоть казачество от русского народа, наоборот, все его стремления направлены на консолидацию России. Он предотвратил распад России, благодаря его усилиям была выиграна Вторая Чеченская война, уничтожены чудовищные суверенитеты. Как бы он не экспонировал себя сегодня в наше сознание, у него много недругов, много противников, я это чувствую, но его вклад в сбережение территориальной целостности постельцинской России – велик.

Р. КАРИМОВ: «Почему 9 Мая первым несли флаг России, вторым – флаг Победы? В прошлом было наоборот», – спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Мне трудно сказать, в чём этот символизм. Меня огорчает, что и в прошлом, и в этом году Мавзолей был задрапирован, в этом была стыдливость, робость, неуверенность. Этот могучий, мощный парад, который говорит о силе государства, должен проходить не на фоне материи, на фоне красного гранита.

Р. КАРИМОВ: Если люди не говорят об этом, значит, не так беспокоит народ?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, люди говорят. Я об этом постоянно говорю. Это травмирует и моих людей, и ветеранов. Ветераны помнят два этих священных парада, 1941 года и 1945 года, один Мавзолей в дожде и мокром снеге, и второй – озарённый солнцем.

Р. КАРИМОВ: Ветераны встречаются с представителями администрации президента до этого мероприятия.

А. ПРОХАНОВ: Они же требуют возвращения Сталинграду его исконного имени. Пока не слышат, но я думаю, у Сталинграда есть одно имя.

Р. КАРИМОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я читаю книгу Павла Губарева «Факел Новороссии», и он там упоминает о подлой роли Бородая, почему не взяли Мариуполь. А его тут в Крыму награждают. Что Вы скажете о Бородае и его неблаговидной роли на Донбассе?

А. ПРОХАНОВ: Донбасские герои, которые начинали этот процесс: Бородай, Стрелков, Губарев, Мозговой, – кстати, сегодня годовщина его убийства – мне кажется, это были озарённые, освящённые люди. А потом начались их распри, недоразумения. Как всегда, в нашем русском обществе, всегда заводится какой-то червячок, начинает растаскивать. Сегодня этого братства нет, и все друг друга обвиняют в том или в этом. Павел Губарев – благороднейший человек, я его очень люблю. Но сколько наветов на него, в том числе со стороны нынешнего управления. Я бы не хотел в этом разбираться, просто говорю по этому поводу.

Р. КАРИМОВ: «Что Вы думаете по поводу евробондов?»

А. ПРОХАНОВ: Кроме Джеймса Бонда я других не знаю.

Р. КАРИМОВ: Итоги голосования: 90% наших слушателей поддерживают Вас, 10% не согласны. Результаты удивляют Вас? Это стандартная история.

А. П

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...