Brexit – это поражение кровавых маньяков, которые люто нас ненавидят

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Известный политолог о том, почему «Европа останется на карте, но будет брошена умирать» и может ли Россия считать это своей победой

Премьер Кэмерон так быстро заявил о своей отставке, чтобы уступить место преемнику, для которого считаться с референдумом 24 июня в Англии будет необязательно, полагает известный экономист и политолог Михаил Делягин. Однако, по его мнению, UK действительно бежит с тонущей лодки ЕС, и этот шаг Лондона выгоден США. В интервью «БИЗНЕС Online» Делягин рассказал, как Ротшильды направили в Европу орду беженцев и почему Марин Ле Пен может стать президентом Франции.

«АНГЛОСАКСОНСКИЙ МИР „ПРИТОПИЛ“ КОНТИНЕНТАЛЬНУЮ ЕВРОПУ, А МЕРКЕЛЬ ПУСТЬ ЦЕЛУЕТСЯ С ОЛЛАНДОМ»

— Михаил Геннадьевич, кто в действительности выиграл и кто проиграл на вчерашнем референдуме в Великобритании о выходе этой страны из ЕС? Европа надевает траур, Штаты комментируют сдержанно…

— То, что случилось в Англии 24 июня, на самом деле выгодно США. Потому что выход Великобритании из ЕС, если он все-таки произойдет, ослабляет ЕС как объединение и снижает его вменяемость как управленческой структуры. Понятно, что все это отнимает силу у Европы как геополитического соперника Соединенных Штатов. Вероятность того, что ЕС войдет в Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) без Великобритании, теперь значительно выше, нежели если бы он остался в одной связке с UK, Соединенным Королевством. Так что давайте не будем слушать людей с интеллектом Макфола (Майкл Макфол, бывший посол США в РФ, назвал итоги Brexit «победой Путина» — прим. ред.) и будем понимать, что американцам это выгодно. Но, естественно, не Америка является движущей силой «британского выхода». Здесь сработал патриотизм времен Британской империи, а в реальности, как я думаю, сыграли роль английские властные структуры, которые исходят из интересов UK как страны, которая обладает суверенитетом.

В принципе, Лондон изначально принимал решение о вступлении в ЕС, чтобы его ослабить, чтобы не допустить возникновение сильной, умной континентальной Европы как оппонента Великобритании. Сегодня, когда стало ясно, что Европа совсем не сильная, не умная и не эффективная, оставаться дальше на тонущей лодке потеряло смысл.

Надо, правда, отметить, что решение референдума символическое, оно еще не административное, оно носит рекомендательный характер. Да и сам выход из ЕС может занять месяц, а может, годы. По сути, результаты Brexit обязательны только для премьер-министра Дэвида Кэмерона, который именно поэтому заявил о своей отставке. В течение трех месяцев он уйдет, а для его преемника этот референдум уже перестанет быть обязательным, и все еще может быть переиграно и спущено на тормозах.

— Интересы каких международных элит могут стоять за этим событием?

— Сегодня мы видим Ротшильдов, условных, разумеется (будем рассматривать их как совокупность финансовых структур), которые укрепляют отношения с Китаем. Им не удалось превратить Поднебесную в свою операционную базу, но они настроены на сотрудничество с Пекином. Именно Ротшильдам важно, чтобы Европа оставалась самостоятельным макрорегионом, хоть в какой-то степени сохраняющим независимость от Америки.

С другой стороны, не секрет, что мусульманская орда беженцев шла в Европу по маршрутам, явкам и по реперным точкам, которые устанавливались некоммерческими организациями, контролируемыми Ротшильдами. Это все — эпизоды вечной конкурентной борьбы Великобритании с Евросоюзом. В страны Старого Света запущены мигранты в неимоверных количестве, там растет патриотизм и национализм, причем растет в такой степени, что в Австрии пришлось пойти на фальсификацию выборов, невозможную даже в России в худшие годы (евроскептик, член националистической Партии свободы Норберт Хофер едва не стал президентом Австрии в мае 2016 года. Его проигрыш во втором туре многие считаю сфальсифицированным — прим. ред.). Нас бы просто распяли за такие выборы, которые состоялись в Австрии, ведь количество проголосовавших в некоторых точках превышало количество избирателей более чем в 10 раз, когда сами результаты голосования австрийское министерство внутренних дел обнародовало на своем сайте задолго до подсчета голосов. Пришлось, чтобы только не допустить к власти патриотов, идти на откровенные фальсификации выборов в Европе. Поэтому для англичан Европа, которая голосует подобным образом, по духу не своя, не английская.

— Получается, что минувший референдум — это победа англосаксонского мира: США вместе с UK?

— Да, англосаксонский мир «притопил» континентальную Европу, а Меркель пусть целуется с Олландом. От Brexit проиграли люди, которым служит Клинтон, люди, которые хотят сохранить единый финансовый рынок. И, наоборот, победили те, кто понимает, что распад глобального рынка на макрорегионы действительно неизбежен. В этом смысле проиграли финансисты.

Шансы у Дональда Трампа на президентский пост в США и раньше были достаточно существенными, поскольку, я напомню, этот человек обеспечил себе избрание от республиканского съезда в автоматическом режиме. У Хиллари Клинтон подобного достижения нет. Как бы плохо ни относились к Трампу республиканцы, его автоматического выдвижения кандидатом уже не отменить — слишком много голосов выборщиков. Кроме того, Трамп является сторонником патриотизма против идеологии глобализма, и в этом смысле он на стороне английского народа против Кэмерона.

«У МАРИН ЛЕ ПЕН ПОЯВИЛИСЬ ШАНСЫ В БОРЬБЕ ЗА ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ПОСТ»

— Евросоюз сохранится или это начало его заката?

— Континентальная Европа, безусловно, останется на карте. Я не думаю, что Марин Ле Пен сможет организовать во Франции аналогичный референдум под названием Frexit, хотя благодаря британской победе у нее появились шансы в борьбе за президентский пост, которых у нее не было до настоящего времени. Она проигрывала Саркози, как и ее отец Жан-Мари Ле Пен, но теперь у нее появились некоторые надежды.

Да, Европа останется, но она будет брошена умирать — с одной стороны, от безумия брюссельской бюрократии, с другой стороны — от непрерывных всплесков русофобии Прибалтики, Польши и некоторых стран Восточной Европы, которые чувствуют себя скорее сателлитами США, а не членами Евросоюза.

Кроме того, повторяю: Британия всего лишь заявила о своем намерении уйти, но это не означает, что у нее это получится. Вспомните, у нас тоже проводился референдум в марте 1991 года о сохранении Советского Союза. Удалось ли сохранить СССР? Нет. Так и здесь. Референдум — это заявление народа о своих намерениях и желаниях, но совершенно необязательно, что эти желания будут выполнены.

— Но летом 1990 года крупнейшая республика СССР, РСФСР, объявила о своей независимости, что и запустило механизм распада. Разве в случае с Англией и ЕС не может получиться чего-то подобного?

— Нет, Декларация о независимости была абсолютно ритуальным действием, не имеющим никакого содержательного смысла. При этой декларации Советский Союз, на мой взгляд, прекрасно продолжал существовать и мог бы существовать бесконечно.

— Какие прогнозы у вас по миграционному кризису в Европе? Проблемы будут нарастать или больше нет никакой необходимости их нагнетать?

— Скорее, они будут нарастать, ведь евробюрократия не отказалась от политики уничтожения стран Северной Африки, Среднего и Ближнего Востока. Даже если бы она отказалась, это уничтожение давно случилось: огромные пространства, где люди жили цивилизованно и разумно, превращены в территории кровавого хаоса, непригодные для жизни. Значит, поток беженцев не иссякнет, а в Европе эти люди станут оседать и размножаться. Это, с одной стороны. С другой — стремление дестабилизировать ЕС как потенциального конкурента США тоже никуда не делось. В американской картине мира Европе отведена роль рынка, на котором резвятся американские корпорации. При этом европейский бизнес должен быть отчасти поглощен американцами, а отчасти ликвидирован. Пока эти задачи не решены, Европа остается объектом агрессии.

«ЕВРОПА ДАВНО ЖИВЕТ ПО ПРИНЦИПУ «ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ ВОДЫ, ЗНАЧИТ, ВЫПИЛ ПУТИН»

— Станет ли Германия полноценным лидером ЕС после ухода Великобритании? Или ей помешает жесткая зависимость здешних правящих кругов от США?

— Великобритания всегда была младшим партнером США, начиная еще со времен Черчилля. И в этом качестве Соединенное Королевство выглядит еще большей марионеткой Штатов, чем Германия. Применительно же к Берлину следует говорить о личной зависимости Ангелы Меркель. Дело в том, что она лично является марионеткой США в силу какого-то компромата, который, видимо, является убойным даже для сегодняшнего дня. Действительно, в Германии дело идет к Четвертому Рейху, но стратегия США как раз и заключается в том, чтобы этого не допустить. Наоборот, американцы стремятся связать Берлин с совершенно невменяемыми элитами Прибалтики и некоторых восточноевропейских стран. Грубо говоря, Брюссель существует потому, что американцы через безумную латышскую, эстонскую, литовскую и польскую бюрократию хотят управлять Германией.

— Сразу после победы евроскептиков в Англии западные политики стали кивать на то, что это рука Москвы и Путина. Нам выгоден выход UK из ЕС?

— Европа очень давно живет и действует по принципу «если в кране нет воды, значит, выпил Путин». И эта некоторая маниакальная зацикленность на российском президенте свидетельствует о ничтожности современного Запада. Но для России результаты Brexit благоприятны, потому что проиграли те европейские безумцы, с которыми диалог у Москвы невозможен, как невозможен диалог с диктофонной пленкой. Это поражение евробюрократии, которая нас гнобит по крайней мере с 2004 года. Это поражение евробюрократии, которая организовала нацистский переворот в Киеве в 2014 году и поддерживает нацистов до сих пор. Это те, кто исступленно требует от нас выполнения Минских соглашений, даже не удосужившись прочитать текст этих соглашений, чтобы обнаружить, что Россия не может их выполнять, поскольку не является их стороной. Да, для России «британский выход» — это хорошо, потому что это — поражение кровавых маньяков, которые люто нас ненавидят.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин

Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…