БРЕКСИТ ДАЕТ РОССИИ ШАНС

Глазьев Сергей ЮрьевичСергей Глазьев

Джеффри Сакс — известный "анестезиолог". Когда он впервые появился в нашей стране, непосредственно перед развалом СССР, его главная функция заключалась в том, чтобы убедить Ельцина не обращать внимания на советских экономистов, на Академию наук, не считать их людьми, достойными какого-либо внимания со стороны новой российской власти, — потому что они якобы не понимают современной рыночной экономики, её законов и тенденций. Поэтому, внушал Сакс, они бесполезны и ничего, кроме вреда, принести не могут.

Приехав с имиджем великого эксперта по переходу от директивной к рыночной экономике, успевшего попрактиковаться в Польше и других восточноевропейских странах, Джеффри Сакс полдня провёл у Ельцина, "разъясняя" ему эту тему. Гайдар его навязал Ельцину в качестве ведущего мирового специалиста, и они вдвоём часов пять или шесть убеждали "всенародно избранного", что слушать нужно только "младореформаторов"-гайдаровцев, а все остальные — вчерашний день и дают бесперспективные рекомендации. Главный смысл этой обработки заключался в том, чтобы убедить Ельцина принять политическое решение о запуске программы Шоковой терапии, автором которой был Сакс, вопреки категорической критике со стороны российских учёных-экономистов из Академии наук. К тому времени уже были известны катастрофические последствия этого подхода в Боливии и других странах, где практиковался Сакс, были сделаны прогнозы и относительно ожидаемых последствий его реализации для нашей экономики. Но ставленники Запада были заинтересованы не в развитии российской экономики, а в скорейшем проходе "точки невозврата" к социализму, поэтому они внушали Ельцину необходимость радикальных реформ, которые и были реализованы в печально известной программе "500 дней".

То же самое происходит и сейчас — та же самая "анестезия". Целью таких публикаций, судя по всему, является действующий российский президент, ради него они пишутся. Мол, Владимир Владимирович, видите, здоровые силы на Западе готовы пойти нам навстречу, но вы должны сделать первый шаг, чтобы начать диалог. А там потребуется второй, третий и так далее. Самое главное: нужно подождать, ничего не менять в макроэкономическом регулировании, не создавать внутренних механизмов экономического роста. Мол, политика Запада скоро изменится, Россия снова получит доступ к западным инвестициям, к западным технологиям, и нечего тут беспокоиться — всё снова будет хорошо. Это чистая анестезия перед, хирургической операцией с целью удержать президента от шагов по спасению российского социально-эконмического организма. А через год, перед президентскими выборами, когда вследствие проводимой макроэкономической политики уровень жизни населения упадёт ещё на треть, оставшиеся без работы офисные работники и разорившиеся мелкие предприниматели будут выведены на улицы столицы уже другими западными агентами-специалистами по цветным революциям.

Плюс ещё китайская ситуация. После серии встреч с Си Цзиньпином, сближение идёт по всем направлениям. Главы России и КНР заявили о сопряжении инициатив Великого шёлкового пути и Евразийского экономического союза, который страшно раздражает Вашингтон. Их пугает заявленная на Петербургском экономическом форуме В.В.Путиным идея Большой Евразийской интеграции. Поэтому активизируется антикитайская пропаганда, российскому руководству внушается мысль о том, что с Западом отношения скоро нормализуются и не стоит сейчас особо бросаться в объятия китайцев…

Как видится ситуация в целом?

Во-первых, начнём с определения, что такое Европейский Союз. В моём понимании, ЕС — это бюрократическая империя, стремящаяся к экспансии за счёт нас. Империя, которая так агрессивна ещё и потому, что не имеет политической самостоятельности — её натравливают против нас американцы. Поэтому антироссийский вектор политики Брюсселя — последовательный, нарастающий по целям и системный. Он вылился в известную кампанию "Восточного партнёрства". Никто даже не скрывал, что главная цель Евросоюза — оторвать от России всех, кого только можно.

В нынешних условиях альянс НАТО—Евросоюз—США — это монстр, с которым абсолютно невозможно ни о чём договариваться. Все попытки нашего президента достучаться до "западных партнёров" успеха не имели. Тем более — попытки как-то объяснить им их же интересы. Теперь Брекзит, по-моему, даёт определённый шанс для того, чтобы перехватить инициативу. В Евросоюзе есть близкие нам страны, которым ничего хорошего ожидать не приходится — у них там нет никакой перспективы. Это Греция, Кипр и Болгария. Болгария, например, если ничего не изменится, потеряет национальную идентичность примерно через 20‑25 лет. Это страны, которые в рамках Евросоюза просто обречены на гибель. И, ещё один важный момент, это — православные страны.

В своё время мы упустили шанс вырвать из лап проамериканской евробюрократии Кипр, мы упустили шанс с Грецией, мы упускаем шанс с Болгарией, но Брекзит нам все эти шансы снова возвращает. Этим трём государствам в Евросоюзе грозит гибель: и этническая, и идеологическая, и структурная. В то же время в Евроазиатском союзе, в союзе с Россией для них открываются просто гигантские возможности. Они удивительным образом дополняют нас: и экономически, и климатически, и географически, и по многим другим параметрам. Нам выгоден союз с ними, им выгоден союз с нами.

И, что ещё более важно, — Брекзит даёт шанс начать работу по освобождению от американо-фашистской оккупации Украины, по восстановлению её независимости от евробюрократии. Мы видим, как Евросоюз погружается в хаос, как там начинается усиление сепаратистских движений, многие уже говорят о развале самой Великобритании. Им уже не до внешней агрессии, растёт влияние здоровых сил, заинтересованных в восстановлении нормального сотрудничества с Россией и прекращении выращивания украинских нацистов.

И последнее, что я хотел бы сказать: поскольку у нас, по вине Брюсселя и Вашингтона, возник жесточайший конфликт между проектами европейской интеграции и евразийской интеграции — а все предложения нашего президента по формированию единого экономического пространства "от Лиссабона до Владивостока" отвергаются — то ослабление евробюрократии открывает дорогу независимым от США европейским политикам.

В мировой финансово-экономической конъюнктуре, как мне кажется, Брекзит мало что, по сути, меняет. Центр кризиса находится всё-таки не в Лондоне, а в Вашингтоне, и планы США по созданию Трансатлантического партнёрства были связаны с попыткой расширить свои конкурентные преимущества на европейский рынок. Уход из ЕС главного партнёра, я думаю, наносит по этим планам существенный удар, сужает возможности американцев для манёвра на европейском направлении. То, что сама Великобритания уже давно является де-факто частью Трансатлантического партнёрства, подписав соглашение о свободной торговле с Канадой, входящей в НАФТА, а потому работает по правилам, идентичным правилам Трансатлантического партнёрства, ситуации не меняет. Да, они у себя уже создали то, что хотели бы набросить на всю Европу. И в этом смысле Брекзит означает для американцев сужение возможностей для втягивания Европы в Трансатлантическое партнёрство при помощи Великобритании. Это снижает возможности американцев в Старом Свете и перебрасывания кризиса на других…

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее…