Дилемма так называемого европейского выбора встала для двух европейских государств ребром. Украина усердно пытается попасть в Европейский союза, а Великобритания столь же усердно старается из ЕС выйти. Два знаковых события прошедшей недели заставляют по-новому взглянуть на эти два разнонаправленные процесса.

Первое – шокирующее для украинцев выступление бывшего президента Леонида Кучмы на форуме «Рассвет Европы: историческая закономерность цивилизованного продвижения». Об этой самой закономерности для Украины он заявил максимально прямо: «Мы об экономике вообще забыли, мы разваливаемся начисто! Мы становимся сырьевым придатком. У нас металлургия осталась, химия, сельское хозяйство. Высоких технологических производств практически нет. Куда мы идем? Мы рады свободной торговлей с Европой. Чем мы торгуем с Европой? Посмотрите статистику. Пшеница — в сельском хозяйстве практически больше ничего. Медом еще. За первый квартал мы практически все квоты выбрали. А теперь вы смотрите, как европейцы ставят нас на колени: «Давайте лес рубите и везите к нам». Где, какая конкретная помощь Украине, чтобы мы становились на ноги?! Если мы будем бедными, как сегодня, мы никому не нужны! На 90% все зависит от нас самих. Не надо ходить по всему миру с протянутой рукой. Сегодня бюджет Украины на 70% заимствован», – заявил Кучма.

Действительно, эти вопиющие экономические факты не были заметны для украинцев еще в прошлом году. Например, экспортировать товары в страны ЕС по квотам могли в 2016 году лишь 72 украинские компании, 39 из которых занимались производством мёда. Годовая квота на поставку мёда в ЕС закончилась в феврале.

Зато прагматичные британцы все посчитали – и на референдуме, годовой юбилей которого отмечался тоже на этой неделе, приняли решение о выходе из Европейского Союза, чем встревожили улей брюссельской бюрократической верхушки. На деле оказалось, что отшвартоваться британскому кораблю от европейского причала не так-то просто. Это стало ясно в минувший понедельник, когда стартовал процесс официальных переговоров между представителями Великобритании и ЕС о выходе страны из Союза.

В наказание британцам и в назидание другим Лондону был выставлен «счет за брексит»: по нему Великобритания должна выплатить порядка €57 млрд в период с 2013 по 2020 год. Также от британцев теперь требуют решить проблемы передвижения и социальной защиты англичан, живущих в ЕС, а также граждан ЕС в Британии (таких несколько миллионов человек). Стороны на этой неделе должны договориться, как урегулировать ситуацию в Северной Ирландии, где по Белфастскому соглашению 1998 года были установлены облегчённые правила передвижения между Республикой Ирландия и провинцией Ольстер.

Никто пока точно не знает, как решать два других политических вопроса. Это касается будущего британской колонии Гибралтар на юге Пиренейского полуострова, зависящего в экономическом плане от Испании. Еще один политический аспект связан с судьбой Шотландии, население которой голосовало сохранение законных связей с «европейской семьей».

Политическим кнутом и экономическим пряником евробюрократы пытались показать всем, что государство, которое покидает ЕС, не может обладать теми правами доступа к рынку Евросоюза, которые оно имело ранее. Если таким образом Брюссель наказывает «цивилизованных британцев», то стоит ли удивляться демонстративному презрению к украинским аборигенам сделавшим свой европейский выбор?

Несмотря на массовое обнищание, потерю суверенитета, гражданскую войну и рост преступности упование на Евросоюз не ослабевает. Данные на начало этого года фиксируют такую картину. 51% украинцев считают, что если бы Украина могла стать членом только одного международного экономического союза, то это следовало бы сделать с Европейским Союзом. 19% опрошенных поддерживают экономическую интеграцию с Таможенным союзом России, Беларуси и Казахстана. Нарастающий скепсис в отношении ЕС фиксируется лишь в последние месяцы, когда Брюссель сделал максимально возможное из обещанного – разрешил упрощенный туристический въезд для украинцев.

Соцопросы в Британии показывают неизменный и лишь усиливающийся тренд антиевропейских настроений. Большинство британцев по-прежнему думает, что брексит должен быть доведен до конца. Так считает 70% населения, но твёрдых сторонников брексита, согласно социологическим опросам, — 44%. Тех, кто не поддерживает брексит, но считает, что правительство обязано выполнить волю народа, — 26%.

Эти данные из двух стран прямо указывают на стабильное присутствие национальной гордости у британцев и отсутствие таковой у украинцев. Если в большинстве старых европейских стран уже сложились свои традиции евроскептицизма, то на Украине он зарождается на наших глазах. Разочарование и протест должны как следует вызреть и политически оформиться в партии и движения. По своей природе они не могут не отстаивать евразийский выбор Украины, ведь всем известна константа почившего классика геополитики Збигнева Бжезинского: «Россия с Украиной — всегда империя, Россия без Украины — всегда нет».

То же справедливо и для самой Украины, которая не может быть великой и сильной в вассалах у Европы, но только в союзе с Россией.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Виктор Гринкевич

Гринкевич Виктор Григорьевич (р. 1960) — депутат Брянской областной Думы, член Президиума политсовета Брянского регионального отделения партии «Единая Россия» и руководитель партийного проекта «Народный контроль». Эксперт Изборского клуба. Подробнее…