Есть один достаточно важный вопрос, который не был, затронут ни в предыдущих статьях этой серии, ни в книжке «Лестница в небо». Это вопрос восприятия «человека Власти» со стороны рядового обывателя и наоборот. И обсуждение предыдущей статьи этой серии показало, какой колоссальный смысловой разрыв между двумя этими группами. Хотя, казалось бы, так сразу не скажешь.

Для начала я приведу два примера, которые приводил много раз.

Первый — это врач-хирург. С точки зрения абстрактного гуманизма, которого обычно придерживается обыватель (и его более совершенная форма — интеллигент), любой хирург — это людоед. Просто потому, что он, начиная операцию, никогда не знает, выйдет ли пациент из нее живым. Даже если удаление зуба под местным наркозом (случаи неожиданных аллергий или шоков пусть редко, но случаются). И у каждого хирурга есть свое маленькое кладбище…

Еще один пример — офицер. Если командир батальона для прикрытия отхода основных сил оставляет один взвод (или даже роту) на верную смерть — то он, безусловно, ярко выраженный палач или убийца. Тут даже вопросов нет. И совершенно непонятно, как именно представители этих профессий (и многих других) вообще смеют ходить по улицам и смотреть людям в глаза.

Нет, конечно, если сам рядовой обыватель заболеет или будет нуждаться в срочной эвакуации, он этим людям будет в глаза смотреть и заискивать, но это только если прижмет. А если нет? И вот тут возникает вопрос: А при чем здесь человек Власти? А очень просто. Приведенные выше примеры — это примеры ответственности! Врач и офицер, в меру своего понимания, приняли на себя ответственность за то, чтобы минимизировать количество жертв (врач — уменьшить вероятность смерти или ослабить мучения). При этом автоматически, они приняли на себя ответственность за смерть (гибель) определенного количества людей. И будут эту ответственность нести всю свою жизнь.

Кто-то скажет, ну какое это имеет отношение к председателю Комитета по культуре в, простите за неприличное слово Государственно Думе? Да еще члену фракции, прочтите за уже практически ненормативную лексику, «Единой России»? А очень просто. Сформировалась некоторая практика славословия главе государства. Уже не в первый раз в нашей стране, слава Богу, в гимне не написано «Боже, Путина храни…», но все остальное, в общем, достаточно типично. И если демонстративно отказываться от такого подхода, то достаточно сложно сохранить более или менее серьезное место в государственной иерархии.

А теперь посмотрим на Ямпольскую. Она — консерватор. Она видит, что двигается к нам с Запада. Она не хочет, чтобы вместо сказок про Ивана-Царевича и Марью-искусницу детям рассказывали про приключение какашек и смену пола в 8 лет. Ну и про гей-парады тоже не хочет. Значит, этому нужно противостоять. И как это делать? Ругать Путина? Тогда ее снимут и назначать какого-нибудь представителя сексуальных меньшинств, который начнет выделять гранты на детские фильмы, в которых проставляются дети, которые донесли на своих родителей, с целью максимального внедрения ювенальной юстиции. Нет, граждане интеллигенты, вы всерьез хотите, чтобы ювенальная юстиция отбирала у вас ваших детей или у детей — внуков? Например за то, что вы их заставляете книжки читать, вместо того, чтобы безграмотно мычать в социальных сетях? А вы понимаете, что Ямпольская как раз борется за то, чтобы дети книжки читали, а не тупо пялились в экраны смартфонов?

Славословить власть — это оборотная сторона нахождения на государственной должности. Кто-то может сказать, что это омерзительно. Но давайте посмотрим на современные американские университеты. Что там будет с человеком, который всего лишь выскажет своем мнение по поводу того, что гей-культура — это не совсем правильно? Я вот, например, ничего не имею против гомосексуалистов, но только при одном условии — что у них это качество является естественным, что они специально его не культивировали для того, чтобы делать карьеру, что они не совращают детей, да и вообще, не выставляют его напоказ. Но сказать такое сегодня в США вслух — это значит получить очень серьезные неприятности.

Вопрос: почему такие рьяные защитники права и обязанности человека говорить только то, что он считает правильным (и на этом основании ругающих Ямпольскую за лицемерие), ничего не говорят про американские университеты? Может быть они сами лицемеры? А я могу сказать. Дело в том, что они категорически отказываются признавать правду: что и в том, и в другом случае, речь идет о желании продолжать (или не потерять возможности начать) карьеру человека Власти. Но при этом Ямпольской это лыко ставится в строку, а вот американским студентам и преподавателям, почему-то, нет! Господа, а вот это и есть откровенное лицемерие!

И не нужно мне объяснять, что Ямпольская «у нас», а американские студенты «у них». Дело в том, что те мои знакомые, которые уехали туда, мгновенно приняли те правила и перестали говорить то, что там говорить не принято. Более того, они стали сами себя уговаривать, что это говорить не стоит и не надо. То есть делать ровно то, за что они ругали своих же родственников и товарищей, которые решили делать карьеру и начали соблюдать правила здесь. Более того, те интеллигенты здесь все время нам ставят в пример западное общество, как более демократическое и либеральное! Почему?

А все очень просто. Потому что в реальности, значительная часть обывателей (и практически все интеллигенты) занимаются самообманом! Они категорически отказываются брать на себя ответственность (иногда из страха, иногда по причине личной слабости и так далее), но при этом лицемерно не хотят в этом себе признаваться! То есть в реальности, их критика (в том числе Ямпольской за ее интервью), это на самом деле компенсация отказа от принятия на себя ответственности и, как следствие, невозможности сделать карьеру во Власти, даже на самом начальном уровне!

Здесь возникает колоссальный пласт ассоциаций, который я поднимать не буду. И потому, что неспециалист, и потому, что это уведет дискуссию далеко в сторону. Упомяну только о том, какой пласт поднял Фрейд по теме проблем девочек в связи с осознанием отсутствия у них пениса! Желающие могут эту тему обсудить, я с интересом почитаю. Но очень важное обстоятельство, которое теперь могу четко сформулировать: с точки зрения обывателя, люди Власти являются носителем качества (осознанного понимания ответственности), которое они видят и чувствуют, но отказываются признавать его существование! И по этой причине фиксируют его как набор отрицательных качеств, которые они сами признавать не хотят, более того, с которыми они в себе борются. Или не борются, но публично демонстрируют такую борьбу.

Приведу еще один пример: взаимодействие мальчиков и девочек в 10-11 лет. Девочки уже взрослеют и разговоры и ощущения у них уже достаточно серьезные, взрослым понятные. А мальчики играют еще в детские игры. При этом это не имеет никакого отношения ни к уму, ни к знаниям: просто у девочек уже появился некоторый пласт понимания жизни, который дополнительный ко всему остальному, но который принципиально меняет их поведение. А у мальчиков еще нет. И с точки зрения человека Власти, обыватели как раз — это мальчики, которые еще просто не вышли из детского возраста. И, возможно, никогда и не выйдут.

Тут сложно дать точные коннотации, просто я, как бывший учитель, много видел как взрослеют вчерашние дети. Но вот приведенная в предыдущем абзаце ассоциация, скорее всего, наиболее точная: если у человека появляется некий дополнительный пласт понимания жизни, связанный с ответственностью, он может стать человеком Власти (кстати, не обязательно, хотя жизнь заставляет, поскольку во Власти всегда не хватает толковых людей), а если нет — ничего не получится, как ты его не пинай!

Кстати, важное замечание: то, что данный субъект стал человеком Власти вовсе никак не связано с его чисто человеческими качествами (как и то, что девочка — это девочка, ничего не говорит о ее будущем женском поведении, она может остаться старой девой, может стать примерной матерью, а может — откровенной шлюхой). Он может быть героем, конструктивным и креативным организатором, а может, вором и негодяям. Просто сферой его проявления в случае, если он понимает, что такое ответственность, может быть Власть. А если не понимает, то во Власти его не будет. Точнее, удержать его там можно будет только внешними усилиями. Даже если он сын олигарха или императора.

И люди Власти видят друг друга мгновенно. При встрече они долго принюхиваются (а вдруг они члены враждебных властных группировок), но, тем не менее, видят друг друга мгновенно. У меня несколько раз в жизни была такая история, когда меня знакомили с людьми, про которых ходили слухи, что они «где-то там» бывали. И те мои знакомые, которые организовывали такие встречи, потом откровенно не понимали, почему я мгновенно определял, соответствуют такие слухи реальности или нет. А просто потому, что уровень ответственности человека видно сразу (если ты сам понимаешь, что это такое). Ну, это как женщина мгновенно видит, нравится она мужчине или нет. Что делать с этим дальше — это отдельный вопрос, но сам факт очевиден.

И теперь можно резюмировать сказанное. Человек Власти другого человека Власти видит сразу (как и его общий уровень), по масштабу ответственности, которую тот понимает и выдает в своих словах и понимании поступков. Аналогично, человек Власти сразу видит обывателя (как заядлый автомобилист сразу понимает, что перед ним человек, который никогда за руль не садился), как человека принципиально безответственного (а обыватель, а особенно, интеллигент, этим часто еще и кичится). Ну а интеллигент человеку Власти завидует, его не любит и часто по его поводу раздражается. Что мы хорошо видим по комментариям к интервью Ямпольской. И причина этого, как мы уже выше разобрались, не в поведении человека Власти, а во внутренних комплексах интеллигента. Ну а обыватель… А он как мальчик десяти лет: он просто не понимает, о чем там говорят его ровесницы…

ИсточникХазин.ру
ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...