Сегодня у одной лишь китайской провинции Гуандун ВВП равен и даже немного превышает весь российский. Правда, и ВВП одного американского штата Калифорния сопоставим с ВВП Великобритании. Так что о «многополярном» мире можно говорить только в теории. Мир сегодня вновь «двуполярный», только место СССР в нём занял другой социалистический, подчеркну это особо — социалистический, гигант. Китайская Народная Республика в этом году отметит своё 70-летие, и одновременно — 70-летие установления дипломатических отношений между СССР и КНР.

Мы наблюдаем противостояние двух новых полюсов. Причём, по моим наблюдениям, в Пекине не сильно рассчитывают на помощь Москвы. Эксперты-русисты считают нашу страну слабой и продолжающей слабеть, а её политическое руководство — слишком прозападным. Владимир Путин и Си Цзиньпин ещё в ходе своей первой встречи 2013 года договорились ежегодно встречаться пять раз. В 2018 году впервые за минувшее время таких встреч было всего четыре. Для китайцев, придающих большое значение соблюдению ритуалов, это — знак.

Ещё один знак: затруднения в межбанковских отношениях между нашими странами продолжают существовать, хотя объём взаимной торговли в 2018 году превысил отметку в 100 млрд. долларов. Всё это не свидетельствует о динамике стратегического сближения наших стран. В лучшем случае, наступил некий застой. Преодолеть его можно было бы подготовкой крупных, знаковых событий на китайском направлении, включая заключение в 2021 году нового российско-китайского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, где стоило бы обозначить переход к союзническим отношениям вместо нынешнего невнятного «стратегического партнёрства», а также подтвердить нерушимость всей границы между двумя странами. Действующий договор 2001 года рассчитан на 20 лет с возможностью пролонгации. А последний спорный участок границы был ликвидирован в 2004 году на основании соглашения, а не договора.

У Китая хватало проблем и раньше, но в последние пару лет началась открытая фаза «сдерживания» со стороны Америки. Но всё это время Поднебесная выдерживает свой курс, демонстрируя наличие не просто стратегического мышления, а долгосрочного стратегического мышления и планирования, рассчитанного до 2049 года. Си Цзиньпин провозгласил программу «Китайская мечта» в 2012 году. На первые 5 лет, от съезда до съезда, создали проработанную по годам, по отраслям, по регионам дорожную карту развития, со всеми реперными точками, механизмом контроля и коррекции. В 2017 году, через пять лет, прошёл XIX съезд КПК. На нём удостоверились — всё идёт точно по расписанию. Тогда «Китайскую мечу» утвердили уже как новую теоретическую установку, которую назвали «Новая эпоха социализма с китайской спецификой». Просто «социализм с китайской спецификой» — это Дэн Сяопин. А «Новая эпоха» — это Си Цзиньпин. На том же «всекитайском партсобрании» наметили новую точку на пути к 2049 году. К 2035 году половина намеченного должна быть достигнута. А ещё в знак одобрения деятельности Си Цзиньпина отменили ограничение двумя пятилетними сроками для одного генсека. Товарищу Си к 2035 году должно исполниться 82 года — это вполне реально для китайской политики; тот же Дэн Сяопин прожил, как известно, 93 года и до конца влиял на партию и государство.

Уже первый успех китайской долгосрочной стратегии взбесил Запад, она получила названия «китайского заговора» и даже «китайского реванша». Дональда Трампа особенно возмутила утверждённая XIX съездом программа «Сделано в Китае — 2025», согласно которой к 2025 году КНР должна стать мировым лидером в десяти важнейших технологиях XXI века. После этого он начал активную работу по сдерживанию развития Китая. Разгорелась «торговая война», начинается «технологическая блокада».

Поэтому возникают вопросы: насколько далеко могут пойти американцы в сдерживании Китая, и насколько далеко зайдут китайцы в традиционном для них стремлении избежать противостояния «острием против острия»? Американцы уже требуют от Китая структурных изменений: поставлен вопрос о прекращении государственной поддержки социалистического сектора экономики и предоставлении большей свободы частным корпорациям. Этот процесс должен проходить под контролем специальных органов, учреждённых США. Чем не возврат к временам Опиумных войн, когда внешнюю торговлю поверженной Поднебесной стали контролировать таможни Англии и Франции?

В Вашингтоне намерены остановить развитие Китая так же, как они в 1985 году остановили развитие Японии через известное «соглашение отеля «Плаза», из-за которого Страна восходящего солнца вот уже треть века находится в ситуации экономической рецессии и упадка национального духа, старения и вымирания своего населения. Но начатые Америкой действия на фронтах торговой войны, технологической войны, финансовой войны, на мой взгляд, не настолько опасны для будущего Китая, как возможность подрыва воли у руководства КПК и КНР. Если Си Цзиньпин под давлением США и проамериканской части элиты дрогнет, как дрогнул в своё время Горбачёв, то вся нынешняя китайская мощь, как тогда советская, и чуть ранее — японская, сразу же «превратится в тыкву».

Получится ли у Вашингтона «сломать» политическую волю Пекина, как это удалось ему с Токио и с Москвой, пока непонятно. Но «давят» они очень мощно и всерьёз. Есть сведения, что летом 2018 года, когда проходила ежегодная неофициальная встреча китайского руководства на морском курорте Бэйдайхэ, поднимались очень неприятные вопросы со стороны ряда влиятельных фигур. В первую очередь они касались конфликта с Америкой, который якобы начал Си Цзиньпин, отступив от завета Дэн Сяопина «держаться в тени, копить силы и ждать удобного случая». Ещё указывали на то, что он может стать пожизненным лидером, как Мао Цзэдун, да ещё и тратит слишком много средств не на внутренние проекты, а на внешние, типа программы «Пояс и путь». Так ли это было на самом деле — никто никогда не узнает. Но то, что в китайском руководстве существуют разные взгляды на настоящее и будущее — это очень вероятно. Недаром проблеме единства в партийном руководстве в последние годы были посвящены сразу три пленума ЦК. Недаром не стихает борьба с коррупцией, мишенями которой становятся крупные, очень крупные фигуры руководства. Буквально на днях прошла информация о том, что к пожизненному заключению приговорён бывший начальник Генштаба НОАК генерал Фан Фэнхуэй. Официальное обвинение — коррупция, но без политической составляющей на таком уровне никакие обвинения не проходят, это понятно.

Лично я уверен, что Си Цзиньпин удержит «штурвал». Всё его восхождение к верховной власти сопровождалось борьбой, преодолением кризисных ситуаций. Кроме того, на XIX съезде он провёл на ключевые посты в партии и государстве целый ряд единомышленников и лично преданных ему людей. Ситуация на самом деле остаётся весьма сложной. Она непременно скажется на противостоянии двух мировых полюсов.