8 августа на информационных лентах новостных агентств появилась информация о пожаре и взрыве на одном из кораблей Северного флота. Затем пресс-служба Министерства обороны РФ уточнила информацию: «…на испытательном полигоне в Архангельской области у посёлка Нёнокса при испытании жидкостной реактивной двигательной установки произошёл взрыв и возгорание изделия. Два человека погибли, шесть человек получили травмы». Одновременно с этим, в расположенном примерно в 40 км от места ЧП Северодвинске, было зафиксировано кратковременное двукратное повышение естественного радиационного фона, которое к субботе 10 августа опустилось до нормальных значений.

Стало очевидно, что произошла авария на неком ядерном объекте. А за тем корпорация «Росатом» сообщила, что в ходе испытаний на полигоне под Северодвинском погибли пятеро сотрудников, которые занимались работами, связанными с радиоизотопным источником питания в составе ракеты. Позже стали известны имена погибших — Алексей Вьюшин, Евгений Коратаев, Вячеслав Липшев, Сергей Пичугин и Владислав Яновский. Все они работали в КБ №12 Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики.

Для специалистов почти сразу стало понятно, что авария произошла на 45-ом государственном центральном морском испытательном полигоне военно-морского флота, называемом в военно-морской среде «ноль — девяткой».

Полигон был создан в 1954 году для испытания баллистических, крылатых и зенитных ракет морского базирования. Военный городок — посёлок Сопка. Сюда проложена специальная ветка железнодорожной линии Исакогорка — Северодвинск — Нёнокса. С пусковых позиций полигона «обкатывались» практически все ракеты, которыми вооружены боевые корабли военно-морского флота страны.

За 65 лет на полигоне испытаны 11 базовых и 13 модификаций комплексов ракетного вооружения стратегического назначения с баллистическими ракетами; 8 комплексов ракетного вооружения стратегического назначения с крылатыми ракетами, 10 комплексов ракетного вооружения с противокорабельными ракетами и 2 комплекса зенитных управляемых ракет.

С момента создания и по настоящее время полигоном обеспечено около двух с половиной тысяч пусков баллистических и крылатых ракет. Полигон также обеспечил более тысячи запусков космических аппаратов и баллистических ракет с полигонов РВСН и ВКС.

Это, так сказать, парадная статистика. Но есть и другая — за эти годы десятки испытаний заканчивались авариями и взрывами, случались и катастрофы с гибелью людей. Испытания оружия всегда сопряжены с риском. Тем более ракетной техники. И недавняя авария лишь очередное тому подтверждение.

Командование ВМФ и руководство «Росатома» в один голос утверждают, что ЧП следствие трагического стечения обстоятельств. Так глава центра Валентин Костюков сказал, что ядерный центр: «достаточно серьезно около года готовился к работам в акватории Белого моря. Специалисты спроектировали специальные стенды для испытаний, провели аттестацию сотрудников, создали оборудование, программы, методики. Казалось бы, все должно быть реализовано, но, к сожалению, ситуация пошла по нештатному варианту, сейчас работает государственная комиссия по расследованию причин».

Причин не верить заявлениям руководства ядерного центра и командования флота нет. Скорее всего, авария действительно стала следствием трагического стечения обстоятельств, а не следствием халатности или тем более, злого умысла. К огромному сожалению, погибли и пострадали люди.

На трагедии тут же поспешили сорвать «хайп» недобросовестные журналисты, сетевые тролли и, конечно, либеральные оппозиционеры власти. В сеть тут же были вброшены ложные откровения неких «специалистов» о ядерной катастрофе масштаба Чернобыля, об эвакуации Северодвинска, о радиации в Санкт-Петербурге. А когда эти болотные пузыри лопнули, не оставив ничего, кроме сероводородной вони своих создателей, начались лихорадочные поиски «похожести» взрыва в Северодвинске с взрывом складов в красноярской Каменке и рассуждения о халатности, неграмотности создателей оружия, нарушениях технологий и вообще – ошибках при проектировании оружия. При этом, никакой реальной, вызывающей доверие информации о том, какое же изделие взорвалось не приводилось. Главное было обвинить власть хоть в чём-то.

Конечно, для экспертного сообщества тема того, что же взорвалось на «ноль девятке» стала одной из главных. Было названо несколько перспективных разработок, которые по параметрам могли бы подойти под обстоятельства катастрофы. Наиболее вероятными кандидатами были названы изделия «Скиф» — баллистическая ракета с постоянным базированием на дне водоемов, и «Буревестник» — перспективная российская межконтинентальная крылатая ракета с ядерной энергетической установкой, но насколько эти предположения совпадают с реальностью, мы узнаем очень скоро.

Любопытно, что свою лепту в «расследование» того, что же за система взорвалась на полигоне под Северодвинском внёс ни кто иной, как президент США Дональд Трамп, который в своём Twitterе написал «Взрыв российского Skyfall (так по классификации НАТО называется проект «Буревестник«) заставил людей встревожиться по поводу радиационного фона воздуха рядом и распространения дальше. Это плохо! …У нас есть похожие, хотя более продвинутые, технологии». О последнем, правда, никто ничего не слышал.

Остаётся только добавить, что работы по теме перспективного морского оружия не остановлены и будут продолжены. Глава госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев заявил, что «работа над новыми образцами будет доведена до конца». И это станет лучшей памятью погибшим морякам и учёным…

comments powered by HyperComments