На минувшей неделе внимание на себя обратили несколько знаковых во внутренней политике событий. Во-первых, в Кремлевском Дворце прошло расширенное собрание в честь 30-летия партии ЛДПР. На нем присутствовали депутаты Госдумы, представители региональных отделений и зарубежные гости. 30 лет – серьезный срок для партии вождистского типа, чье название никак не отражает содержание политической программы, а первое лицо давно примелькалось на федеральных каналах.

Во-вторых, на этой же неделе ФОМ опубликовал рейтинг основных политических партий, чей совокупный рейтинг грозит провалиться ниже психологической отметки в 50 процентов. За «Единую Россию» готовы сейчас проголосовать 32% россиян, за КПРФ и ЛДПР — по 12%, и за «Справедливую Россию» — 4% граждан. Такие низкие рейтинги ведущих партий свидетельствуют уже не об отсутствии к ним симпатии или антипатии, а скорее о прогрессирующей апатии.

Это в текущем политическом цикле может оказаться опаснее всего. Теряется в целом доверие ко всей партийной системе, которая в общих чертах была сконструирована еще в 90-е. А это значит, что центром политической кристаллизации при возможной нестабильности может стать любая новая политическая сила. Лидеры партий давно не являются лидерами мнений, и на их заявления никто не обращает особого внимания. На их митинги, если не привлечен административный ресурс, выходит критически малое количество сторонников. Это очень болезненный синдром и, увы, касается всех партий.

По данным этого же опроса, за Владимира Путина готовы проголосовать 44% россиян. При этом 61% граждан одобряют его действия на посту президента, что делает его главным и, пожалуй, единственным авторитетным политиком в стране. Это признают все социологи, с этим вынуждены считаться наши западные оппоненты. Его, в отличие от лидеров партий, граждане считают реальным политиком. Это значит, что только Владимир Владимирович сможет инициировать перезагрузку всей партийной системы в ближайшие годы.

Для оздоровления партийной системы все протестные брожения и претензии к власти должны быть выведены в реальное партийно-политическое русло, а основные лидеры мнений – введены в легальный политический процесс. Госдума должна стать реально вторым по авторитету органом власти в стране после президента. Об этом мы писали в отдельном большом материале.

Возможно, этого не понимают или опасаются, но перевод оппозиционной активности из уличного формата в партийный только усилит политическую систему, повысит к ней доверие граждан.

comments powered by HyperComments