Национальную премию имени Тараса Шевченко, ежегодно присуждаемую к очередной годовщине со дня рождения Кобзаря, многие уже перестали воспринимать как нечто серьезное. Ну устроили в Киеве очередную «раздачу слонов», ну дали потешить самолюбие еще полудюжине бездарных номенклатурщиков, и что с этого? Однако времена меняются и вместе с собой меняют всё остальное…

Шевченковская премия – 2020 оказалась совсем не похожей на то, что мы могли видеть лет десять назад. Тогда это было самое настоящее кладбище седовласых литературных динозавров, сочинявших железобетонные эпопеи про ужасы очередного «голодоморканала». Вряд ли кто читал эту увенчанную лаврами макулатуру, со страниц которой за версту веяло номенклатурной халтурой и желанием угодить вкусам некоего высокопоставленного коллекционера трипольских черепков. Столь же безрадостно выглядела и кинематографическая номинация: удостоенные премии ленты нельзя было увидеть не только на широком экране, их трудно было раскопать даже на сайтах для рафинированных киноманов. На фоне всего этого неплохой отдушиной смотрелись театр и музыка: там лауреатами становились вполне заслуженно.

В этом же году номенклатурщина из произведений лауреатов Шевченковской премии никуда не делась, только сейчас последним писком моды у них стала карательная операция против Донбасса. Тем не менее значительно помолодел состав награждаемых, а в номинируемых произведениях в разы прибавилось живости и легкости.

Например, от прикарпатского писателя Тараса Прохасько аудитория долгие годы ждала увесистого романа, однако он ее порадовал небольшим, но весьма интересно читающимся сборником эссе «Так, але…» Книжку составляют три десятка произведений по три-четыре странички каждое, их автор простым и понятным языком ведет с читателем разговор о вечном, пропуская проблему через призму собственных воспоминаний. Обратим внимание на размер эссе: монументальные полотна для современной публики вещь неподъемная, ей подавай покороче, да понасыщеннее… Ну а что вы хотите в мире клипового мышления?

Разделившая с Прохасько лауреатство в литературной номинации Марианна Кияновская стала весьма эффектным реваншем за недавний катастрофический провал украинской политики в дни памяти жертв холокоста: ее поэтический сборник так и называется – «Бабин Яр. Голосами». Впрочем, интересно другое: и Кияновская, и Прохасько ранее становились призерами литературных конкурсов, устраиваемых киевским издательством «Смолоскип». Стоит сказать пару слов об этом издательстве: оно было основано в США ныне покойным Осипом Зинкевичем – сыном беглого гитлеровского коллаборациониста, а в 1990-е годы переехало на Украину, где за четверть века стало одним из законодателей литературных мод. Также надо отметить и то, что оба лауреата неплохо интегрированы в европейские литературные круги и получали западные писательские стипендии.

На теме карательной операции против Донбасса неплохой капитал заработали победители в номинациях «Журналистика и публицистика» – Евгения Подобная и «Изобразительное искусство» – Александр Гляделов. Первая сама участвовала в так называемой АТО и на основании собственных впечатлений выпустила в свет книгу очерков «Дівчата зрізають коси» – о женщинах, воевавших в отрядах необандеровских радикалов. Второй стал автором художественного проекта «Карусель», представляющего собой коллаж из фотографий на вышеупомянутую тему.

Номинация «Музыкальное искусство» на этот раз обошлось без фраков и программных симфоний: лауреатом стала этно-группа «ДахаБраха» с альбомом «Шлях». Впрочем, это неудивительно для страны, уверенно сползающей из века высоких технологий в архаику из глечиков и вышиванок. Да, кстати, группа «ДахаБраха» активно выступает против воссоединения Крыма с Россией, а также волонтерствует на благо бандеровских карателей и их пособников. Одним словом, всё политкорректно в высшей мере…

У театралов главный приз достался постановщикам авангардной оперы IYOV Владу Троицкому, Роману Григорьеву и Илье Разумейко. Опера весьма вольно трактует библейский сюжет о страданиях праведника Иова и отстаивает тезис о том, что беспричинные страдания не только не отрицают, но даже подчеркивают существование Всевышнего. Для украинской культуры с ее культом страданий и прочего садомазохизма сия постановка стала весьма свежим дыханием, если, конечно, так можно назвать выплеснутый на вентилятор ушат зловонных помоев, и вызвала небывалый резонанс. Впрочем, критику порадовало еще и то, что постановщики смогли обойтись всего парой десятков человек: тут академические театры с их раздутыми до космических масштабов бюджетами, симфоническими оркестрами, оперными труппами и кордебалетами уже который год пребывают в творческом кризисе, а здесь какая-то горстка энтузиастов за какие-то жалкие медяки произвела такой фурор!

Где на этот раз обошлось без победителей, так это в номинации «Киноискусство». Однако, судя по тому, как развивается кинематограф в «нэзалэжной», на следующий год в претендентах на победу дефицита не будет. А развивается он там весьма неплохо, ибо запрет российской экранной продукции стимулировал собственные «фабрики грез», ранее являвшиеся дешевой съемочной базой для приезжих продюсеров И это «свято место», которому не подобает быть пустым, начало штамповать соответствующие требованиям времени картины.

Мы не берем нашумевшие ленты про карателей, такие как «Киборги», «Иловайск-2014» или «Позывной Бандерас»; достаточно вспомнить новинки: героическую кинокомедию «Наши «котики» и одноименный блокбастер о героической обороне тральщика «Черкассы» от «вежливых зеленых человечков». Ведь те же «Котики» выполняют задачу создания положительного образа не только участников так называемой АТО, но и униатов с раскольниками: на экране героями руководит униатский капеллан. А «Черкассы» – это чистой воды заявочный знак на героические арьергардные бои украинской армии, оттесняемой превосходящими силами ненавистных москалей из Крыма за Перекоп и Чонгар: ничего, что этих сражений не было в реальной жизни, куда важнее создание мифа.

Из всего этого следует одна простая мысль: Украина уже не та, что была шесть лет назад. Расчищенные культурные ниши упорно заполняются содержанием с четко выраженным и вполне понятным вектором. Более того, в украинском искусстве совершенно незаметно для нас произошла смена поколений: прежняя коллекция забронзовевших окаменелостей уступила место когорте амбициозной и зубастой молодежи, совершенно незакомплексованной и изначально ориентированной на западные ценности. И это значит, что информационная война на украинском направлении потребует от нас совершенно новых приемов и нестандартных решений.

comments powered by HyperComments