Российский православный публицист и писатель, доктор философских наук, один из учредителей и заместитель председателя Изборского клуба Виталий Аверьянов рассказал ИА «Новороссия» о необходимости объективного отношения к личности Иосифа Сталина в русской истории, его роли в Великой отечественной войне, и своем отношении к возможному появлению изображения Сталина на мозаике главного православного храма Вооруженных сил России.

— Сегодня активно обсуждаются детали внутреннего убранства главного храма Вооружённых сил России в подмосковном парке «Патриот», строительство которого подходит к концу. В частности, вопросы у некоторой части православно-патриотической общественности вызвала мозаика с изображениями Парада Победы 1945 года и верховного главнокомандующего Красной армии Иосифа Сталина. Насколько эти изображения могут быть уместны в убранстве православного храма?

— История храмовой живописи – фресок и отчасти даже иконописи – показывает, что в храмах может быть изображено много чего. Могут быть изображены и демоны, и исторические фигуры, лица, и сюжеты, на первый взгляд далекие от житийного жанра. Это зависит от замысла и назначения росписи, мозаики, и здесь нет строгих канонических ограничений. Каноническое ограничение в церковной живописи касаются того, что нельзя не святого человека изображать как святого, например, изображать нимб кому-то, кто не канонизирован, не позволительно. А изображение исторических лиц, если это оправданно, если это благословлено священноначалием и соответствует духу данного храма, его смыслу, допустимо. То есть, с канонической точки зрения, здесь нет никаких вопросов.

Но, естественно, обсуждается не это, а, скорее, оценки личности Сталина. Многие высказываются против любых его изображений в храме. Даже руководитель одного из синодальных отделов Русской Православной Церкви заявил, что недопустимо, чтобы Сталин был в изображен храме, потому что он был врагом для православия, очень большой нанес вред Церкви и т.д. Но это его личная оценка, это не соборное мнение Церкви.

Наша позиция – Изборского клуба и лично моя – известна. Мы в свое время предложили новый вариант иконы Державной Божией Матери, на которой были изображены маршалы Победы. И во главе их стоял на этом проекте иконы генералиссимус Сталин – и все они находились под омофором Пресвятой Богородицы. Естественно, в данном случае они не изображались как святые. Таким образом, Победа понимается как нечто, находящееся под покровом Высших сил, что символизирует связь между Святой Русью, Православием, нашими небесными покровителями и теми деяниями, которые совершала Красная армия в этой Великой войне. Вот такой был замысел иконы. Это вызвало большую критику тогда, в том числе, в церковных СМИ.. Я даже знаю, кто разжигал скандал в те годы (речь идет о 2014 гг. – прим.ред.). Звучала некорректная риторика в отношении Изборского клуба, что якобы мы предлагаем канонизировать Сталина, сделать его святым. Это было намеренно сделано, чтобы разжечь скандал.

Я думаю, в сегодняшней ситуации те же самые силы поднимают голову, чтобы лишний раз заявить свою резко нигилистическую оценку всего советского периода, идущую еще с эпохи перестройки, выдать ее за православный консенсус, за некое соборное мнение. Это, конечно же, неоправданно и не соответствует реальности.

На мой взгляд, если художник, духовенство, священноначалие и руководство Вооруженных сил пришли к взаимопониманию, что в храме должны быть сцены из самой великой войны в истории нашего Отечества, то никаких противопоказаний к этому не должно быть. И не стоит прислушиваться к возражениям пристрастных и идеологически ангажированных лиц.

— Сегодня модным является утверждение, что советский народ победил в войне «сам» или даже вопреки действиям Иосифа Сталина. Можно ли в принципе чествовать победителей без главнокомандующего? Кому выгодно разделить победоносную Красную армию и «преступное безграмотное командование»? Не граничит ли это с пересмотром итогов Второй мировой войны?

— Здесь мы опять имеем дело с теми же силами, которые пытаются пресечь и отрицать постепенно происходящую переоценку смыслов в нашем обществе. А эта переоценка уже в значительной степени произошла. Это и социологические опросы показывают, и разные другие замеры общественных настроений. В обществе отношение к генералиссимусу Сталину менялось последние 30 лет, причем кардинально. Если в конце 1980-х-начале 1990-х благодаря массированной пропаганде либералов-антисоветчиков большая часть общества фактически была настроена против Сталина, то сейчас ситуация диаметрально противоположная. И они пытаются этому сопротивляться как умеют. В принципе, на мой взгляд, вопрос уже решен – народ свой выбор сделал, и сегодня память Сталина как победителя, как генералиссимуса, как главнокомандующего объективно чествуется в народе. Даже во время шествия Бессмертного полка, как мы знаем, люди несут его портреты. И это вполне нормально, потому что Сталин символизирует и эту Победу, и те невероятные усилия и страдания, которыми она была достигнута.

— Роль Сталина в командовании войсками, особенно в начале войны, достаточно неоднозначна, но ведь это не может быть поводом считать, что армия воевала вопреки командованию?

— В истории Великой Отечественной войны было много противоречий, и, конечно, события начала 1941-года, эти котлы, в которые попали сотни тысяч наших красноармейцев, – очень неоднозначная история, в которой какая-то дола вины наверняка была и у главнокомандующего. В этом должны разбираться историки. Но догмы, которые навязывают люди из эпохи перестройки, — это не историческая достоверность, это поверхностные и устаревшие частные взгляды. Это их предубеждения, их страсти, но никак не объективная взвешенная оценка того, что тогда происходило. Элементы ошибок в военном командовании, стратегических ошибок, безусловно, присутствовали в начале войны, и за них главнокомандующий также несет ответственность. Но равно также он несет и соразмерную долю моральной награды и чести за саму Победу, за те удачи, за ту огромную работу, которая была проделана перед войной и во время войны.

Сталин, как бы мы ни относились к нему как к полководцу, был организатором индустриализации и милитаризации страны. То есть его курс, который он вел с конца 1920-х годов, фактически обеспечил обороноспособность Советского Союза. Если бы не этот курс, то в этой войне у нашей страны не было бы шансов. Мы должны признать, что как политик, руководитель и организатор, он действительно является победителем. И его курс оказался победным, победоносным.

Думаю, что если бы наши либералы-антисталинисты в 30-е годы руководили СССР, то они бы в отличие от Сталина вступили в войну с Третьим Рейхом, — а война эта была неизбежна – с гораздо более слабых позиций. Гитлер просто раздавил бы их…

— Как в целом русскому патриоту можно объективно относиться к фигуре Иосифа Сталина? С одной стороны – он создал мощнейшую красную империю и при этом частично вернул историческую преемственность с Российской Империей. С другой – в годы его правления были уничтожены сотни тысяч наших соотечественников, причем многие безвинно.

— Объективная оценка и состоит в том, что Сталин фигура слишком масштабная и неоднозначная, чтобы его рисовать какой-то одной краской, допустим, золотой или черной. В нем есть и то, и другое. И патриоту русскому сегодня нельзя ни в коем случае впадать в какие-то крайности. Он должен стараться видеть правду, видеть и то, и другое, и не попадаться в тщательно приготовленные идеологические ловушки.

В современном патриотическом движении эти крайности, к сожалению, проявляются ярко. Люди часто покупаются на упрощенные, прямолинейные трактовки, в том числе на исторический фальсификат. Взять хотя бы знаменитую фразу якобы Черчилля – «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерной бомбой». Этой фразы у Черчилля, конечно, не было, она является художественным вымыслом. Но если бы даже эта фраза была достоверной, то она очень тенденциозна. Конечно, Российская Империя образца 1913 года или 1917-го – это была не «держава с сохой». Это была мощная держава с огромным потенциалом. Да и те, кто пахал в начале XX века сохой, в эпоху Сталина отнюдь не благоденствовали. Я бы предложил другую, гораздо более объективную и горькую для советских патриотов максиму: Сталин принял страну, в которой подавляющее большинство населения жило в собственных добротных избах, а оставил страну, в которой дети тех же крестьян жили в бараках. Бараки, как известно, были не только лагерные, они были широко распространены и в провинции, и в столицах.

Безусловно, это был гениальный политик, безусловно, он сумел организовать невероятные, беспрецедентные достижения. И в то же время эти огромные достижения дались очень большой ценой и во многом они были осуществлены на костях, крови и страдании людей. Это нельзя забывать, от этого нельзя уходить. Эту сторону сталинскую надо видеть.

Для многих моих коллег и единомышленников тезис о величии Сталина и его эпохи особенно важен потому, что на его фоне очень рельефно видны пороки и недостатки постсоветского времени, в том числе и нынешнего. И это справедливо – но все-таки это не повод отказываться от объективности. Кстати, у нас в Изборском клубе в разговорах членов клуба между собой очень остро обсуждаются эти темы и могу свидетельствовать, что изборцы, в том числе и те, кого можно условно назвать «неосталинистами», видят минусы и недостатки советской системы, автором которой во многом являлся Сталин, не хуже критиков СССР, а гораздо отчетливее, предметнее и глубже их.

Сталин фактически вытащил страну из режима непрекращающейся вялотекущей Гражданской войны и красного террора, который, к тому же, не он затеял. Не он придумал концлагеря и даже не он был инициатором раскулачивания. Он постепенно из этого всего страну выводил, и, как мы знаем, уже к концу 1930-х годов террор сходил на нет. С приходом Берии к руководству НКВД, когда удалось расправиться с внутренней партийной оппозицией, «ленинской гвардией», кровожадность режима значительно уменьшилась. Градус антисистемности самой партии резко снизился.

Конечно, фигура Сталина очень сложная. Один из главных вопросов – почему он был таким жестоким и почему такие страдания понес наш народ? Причин множество, но главная причина лежит, конечно же, не в его личности, а в том, что весь ХХ век наша страна находилась в жесточайшем столкновении цивилизаций, и эта война была не на жизнь, а на смерть. Две мировых войны, революция, гражданская война, затем холодная война… В этих условиях выжить государству можно было только либо пойдя на поклон к сильному противнику, либо взнуздав страну железной уздой, что и было сделано Сталиным. Иной выбор был сделан советскими руководителями в конце 1980-х годов. Тогда они фактически капитулировали, пошли на поклон к тем, кто лишь притворялся друзьями, но желал нашего уничтожения. И мы увидели, что из этого вышло, какую катастрофу, какой страшный кризис в 1990-е годы мы пережили.

Нужно понимать, что жестокость часто бывает не от озлобления, а от нужды. Она бывает вынужденной. И в Сталине его суровый стиль в значительной мере был вынужденным. Вместе с тем нельзя забывать, что эпоха красного террора – страшная эпоха, и она еще ждет объективных исследователей, ждет настоящего вдумчивого рассмотрения. И для русских патриотов это очень важная страница, потому что мы должны хорошо знать, что тогда произошло и сделать из этого необходимые выводы. Даже честным советским патриотам нельзя лакировать этот период и замазывать корни и глубинные причины того геноцида коренных народов, который имел место в России.

— День Победы – святой праздник для каждого русского человека. Он сегодня остается краеугольным камнем патриотического воспитания в России, но с момента окончания войны прошло уже 75 лет. Не за горами время, когда Великая Отечественная окончательно уйдет в учебники истории, став одним из достояний нашего народа. Что может стать новой основой для патриотического и национального воспитания в России?

— Я думаю, то эта Победа никогда не станет второстепенной, потому что масштаб этой войны, жертвы, которые были принесены и та миссия, которая была выполнена русским народом, советским народом, все это делает беспримерным данную войну и данную Победу. Но, конечно, вы правы в том, что, уходя в прошлое, любое событие превращается в некую часть большого полотна. Это и будет происходить.

И я уверен, что для воспитания новых поколений патриотов России нам необходимо проводить планомерную работу по созданию такого полотна. Полотна побед, полотна испытаний, полотна преодолений, полотна, на котором было бы видно, каких великих достижений удалось добиться нам и нашим предкам в истории. Это касается и военных побед, и научных, культурных, цивилизационных свершений. Все это должно превратиться в грандиозную панораму. У нас с этим не все в порядке пока. И мы в своих работах – еще в Русской доктрине в 2005 году и позднее – писали о том, что в России XXI века должна возникнуть своя массовая монументальная система памяти. В первую очередь, конечно, о наших победах. О победах, открытиях, достижениях. Это и станет основой воспитания, важнейшей частью идентичности нашего гражданина.

comments powered by HyperComments