24 ноября в Москве состоялась обсуждение интегрального доклада Изборского клуба «Идеология Победы как национальный проект». Обсуждение прошло в форме заседания экспертных клубов и сообществ. В дискуссии приняли участие не только члены Изборского клуба, но и представители клуба «Сретение», Зиновьевского клуба, представители ВРНС, Союза писателей России. Я участвовал в этом заседании и выступил в репликой на тему «Образ Победы, Филадельфийская церковь и Валдайская речь Путина». Меня удивило, что некоторые участники дискуссии не совсем верно понимали, что такое идеология как таковая, и в своих выступлениях говорили скорее о проблемах стратегии, государственной политики. В связи с этим считаю полезным отдельно представить ту часть своей большой работы «Реабилитация идеологии», которая касается как раз вопросов определения понятия идеологии и ее типологии.

Понятие идеология. Сам термин «идеология» впервые предложил на исходе Великой французской революции в 1796 году французский философ, экономист и политический деятель Антуан Дестют де Траси, издавший в 1801-1815 годах четырехтомный труд «Элементы Идеологии», в котором он рассматривал идеологию как науку об идеях, на основе которых должны формироваться политика, мораль и общественное устройство. Дестют де Траси был представителем философии сенсуализма и входил в круг мыслителей, экономистов и общественных деятелей, которых стали называть «идеологами» (К.Ф.Вольней, П.Ж.Ж.Кабанис, М.-Дж.Дежерандо и другие).

У этих людей, которые не чурались политики, вскоре возник конфликт с самим Наполеоном Бонапартом, который обозвал их «ветрогонами и идеологами, которые всегда боролись против существующих авторитетов». В декабре 1812 года потерпевший поражение в России Наполеон писал Государственному Совету: «Все несчастья, которые выпали на долю нашей прекрасной Франции, должны быть приписаны «идеологии» – этой туманной метафизике, которая с неподражаемой изобретательностью ищет во всём первопричины и готова обосновывать этими первопричинами законы человеческого общества, вместо того чтобы приспосабливать эти законы к тому, что нам известно из человеческого сердца и из уроков истории».

Именно в таком – наполеоновском – смысле понимали идеологию Карл Маркс и Фридрих Энгельс в знакомой всем учившимся в советское время в вузах работе «Немецкая идеология» (1846). Для них идеология – это ложное сознание, идеалистическая концепция, которая конструирует мнимую реальность, а идеологи – мыслители, которые не сознают связи своих построений с материальными интересами определённых классов. В противовес идеологии Маркс и Энгельс рассматривали свои идеи как научную материалистическую концепцию общественной жизни. Они противопоставляли идеологию и научный взгляд на общество.

Однако Марксу же принадлежит знаменитая фраза «Идея, овладевшая массами, становится материальной силой», которую очень любил его ученик и последователь Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Собственно Ленин и реабилитировал термин идеология в канун «золотого века идеологий», которым стало ХХ столетие. Именно Ленин придумал термин «научная идеология». И советское обществоведение исходило из того, что 1) марксизм-ленинизм является истинной научной идеологий; 2) любая идеология носит классовый характер, отражает интересы того или иного класса, поэтому в конечном счётё есть две идеологии: коммунистическая и буржуазная. Так «Большая советская энциклопедия определяла идеологию так: «Идеология – система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений. В классовом обществе идеология всегда носит классовый характер, отражая положение данного класса, классовые интересы».

Выхолощенное и вульгарное советское обществоведение оказалось бессильным перед атакой на идеологию, которая началась на Западе после Второй мировой войны. Уже в 1946 году французский философ и писатель Альбер Камю ввёл в оборот выражение «конец идеологии». Но обоснование «конца идеологии» дали американские социологи, теоретик постиндустриального общества Дэниэл Белл, Филипп Конверс и другие. В 1960 году Белл выпустил книгу именно с таким названием «Конец идеологии», в которой детально обосновал идею неизбежности угасания идеологий в современных условиях развития общества.

Теория деидеологизации, ставшая очень популярной на Западе, однако вскоре там же начала и пересматриваться, особенно после молодежных бунтов, которые сотрясали западные страны в конце 60-х. В 70-80-х годах на политическую сцену выходят американские неоконсерваторы (Ирвинг Кристол, Норман Подгорец и другие), которые выдвигают тезис о реидеологизации, выступают, прежде всего, за идеологическое перевооружение внешнеполитической стратегии Америки. Кристол писал, что «неидеологическая политика» – это безоружная политика.

Любая западная мода, как известно, приходила в наше Отечество в некоторым запозданием. Так случилось и с борьбой против идеологии. Перестройка и демократизация проходили у нас под лозунгом в том числе отказа от идеологии, хотя американцы уже объявили необходимость реидеологизации. Конечно, была и отечественная специфика. К власти в начале 90-х пришли те, кому набили оскомину партсобрания и пустопорожние лозунги позднесоветского времени.

И идеология в России была загнана в подполье.

Рождение и сущность идеологии. От бытования термина идеология теперь перейдём к идеологии как историческому явлению. И тут тоже мы сталкиваемся с целой массой проблем и разночтений.

Часто звучат суждения, что идеология является атрибутом государственности и возникает вместе с рождением государства, т.е. в седой древности. Идеология в таком случае трактуется как сумма идей, которые легитимируют государство. Связь между государством и идеологией несомненно существует. Однако, если следовать такому пониманию, то вполне конкретное историческое явление идеологии размывается, она смешивается с религией и мифологией, которые также выполняли функцию легитимации власти, хотя и не сводились к ней.

В 1992 году в первом номере журнала «Полис» была опубликована очень важная работа немецкого философа Ульриха Матца «Идеология как детерминанта политики в эпоху модерна», в которой автор дал глубокий анализ идеологии, как конкретного исторического явления. Матц предложил рассматривать идеологию как «религиозно мотивированную, но по своему содержанию секуляризирующую систему ориентации», как «эрзац-религию». И это очень точное описание, которое позволяет понять сущность идеологии, и, если продолжить мысль У.Матца, дать типологию идеологий.

По Матцу, идеология возникает в европейское Новое время, которое является «исключительной средой идеологии». Духовный кризис европейского общества привёл к расколу Католической церкви, появлению всевозможных сект и серьёзному социальному брожению. Христианство в преддверие наступления эпохи Модерна перестало быть условием единства общества, а также, что особенно важно, перестало служить механизмом легитимации власти. Европе грозила война всех против всех, что отчасти и произошло. Всё это породило процесс секуляризации общества, и, как пишет Матц, «высвобождения государственно-политической и культурной системы из зависимости от религиозно-теологических определений». Религия была «вытеснена со своей позиции фундамента сообщества, обмирщена». Государство эпохи Модерна начало искать новые источники легитимации и нашло их именно в идеологии. Причём, христианская религия поначалу не изгоняется из общественной жизни, обмирщённое западное христианство само «становится политической программой, религиозное призвание само выступает <…> элементом развертывающегося процесса секуляризации».

Постепенно этот набор идей систематизировался и превратился в идеологию либерализма, которая получила своё окончательное оформление уже в эпоху Великой Французской революции, когда и родился базовый лозунг либерализма: «Свобода. Равенство. Братство». В этом лозунге еще слышны христианские мотивы, но они наполнены уже иными смыслами.

Таким образом, первая идеология – либерализм – в завершённом виде возникла во время Французской революции. Примечательно, что понятие и явление идеологии возникли одновременно – на рубеже XVIII-XIX веков. Что является косвенным свидетельством того, что именно так нужно понимать идеологию, как «религию общества эпохи Модерна».

Типы идеологий. Типологии идеологии мешает та же самая путаница с использованием термина. Не только уже упомянутые широко распространённые выражения «идеология успеха», «идеология бизнеса», где термин идеология используется в смысле концепции, проектирования, затуманивают суть вопроса. Но даже куда более уместное использование термина идеология, когда говорят об идеологии монархизма, идеологии анархизма, идеологии пацифизма и т.п., не приближает нас к возможности предложить типологию идеологий.

Помочь нам может методология, предложенная всё тем же Ульрихом Матцом. Если идеология суть эрзац-религия, религия общества эпохи Модерна, т.е. идеология стремится заместить собою религию европейского общества – Христианство, то нужно вычленить базовую идеологему идеологии. Это и позволит нам типологизировать идеологии.

Базовую идеологему идеологии мы можем определить, поняв, как та или иная идеология, пытающаяся заместить собой христианскую религию, отвечает на вопрос: что есть истина, что есть истинное бытие? Или: каков тот идеал, к которому должен стремиться человек, народ, общество? Можно сказать, что базовая идеологема идеологии являет собой ответ на основной вопрос идеологии.

Христианство, как известно, даёт ясный ответ на этот вопрос: истинное бытие – это Христос, это бытие в Боге и с Богом, – «Аз есть путь и истина и жизнь» (Ин. 14: 6). «Гряди по Мне» (Ин. 21: 22), говорит Спаситель апостолу Петру, указывая и всем христианам путь, по которому нужно идти, цель человеческой жизни.

Пытаясь заместить роль Христианской религии в обществе, идеологии закономерно уподоблялись ей.

Логический и исторический анализ приводит нас к выводу, что базовых идеологем может быть и было исторически всего пять. Все остальные идеологии суть ответвления, разновидности эти пяти базовых идеологий. Итак.

1. Первой идеологией исторически был либерализм, который отвечал на основной вопрос идеологии так: истинное бытие есть бытие природного индивида. Выросший из христианства первоначальный либерализм исходил из того, что существующие государственные и социальные ограничения (сословность, государственный контроль) не позволяют развиться инициативе человека. Отсюда главная интенция либерализма: свобода от внешних ограничений. Либеральная модель – меньше государства, больше инициативы свободных граждан. В либеральной мысли появляется образ государства как «ночного сторожа». Либерализм провозглашает святость и неприкосновенность собственности, законно принадлежащей человеку, и природных прав человека. Либерализм исходит из того, что человек по природе своей добр, ибо он сотворён Богом (проблема зла появляется позже, и либерализм не может дать убедительного её разрешения). Протестантская этика не только оправдывала богатство, но и возводила его в добродетель, ибо богатство – это результат труда. В результате идеология либерализма, взятая на вооружение европейскими государствами, обеспечила экономический успех, индустриализацию, могущество европейской цивилизации.

2. Однако, лежащие в основании либерализма индивидуализм и эгоизм, выразившийся в бессовестной эксплуатации низших слоёв общества, привели в XIX веке к социальным протестам, широкому рабочему движению, созданию левых партий и профсоюзов. Забастовки и акции протеста начали сотрясать европейское общество. Появляются учения, обосновывающие справедливость борьбы против капитализма. В результате на волне критики либерализма и индивидуализма в конце XIX – начале ХХ века появляется новая идеология – социал-демократизм. Базовая идеологема социал-демократизма звучит так: истинное бытие есть бытие не природного, а социального человека, обременённого обязанностями перед обществом. Близкий к классическому либерализм сохранил свои позиции в стране мигрантов – США, а вот в Европе, где культурный слой толще, преобладает уже идеология социал-демократизма.

3. Впрочем, критика либерализма в ХХ веке привела к появлению куда более радикальных альтернатив, в которых лежащий в основе либерализма индивидуализм отвергался принципиально. Первой из таких альтернатив стала идеология национализма, которая исходила из того, что истинное бытие – бытие нации. Лозунг «нация – всё, индивид – ничто» и сегодня находит своих приверженцев в европейских странах. Идеологи национализма справедливо критиковали либералов за уничтожение национальных культур, за денационализацию, указывали на то, что человек формируется национальной культурой. Только причастность индивида нации превращает его в полноценную личность, в полезного члена общества. Национализм, опиравшийся на естественное национальное различие, находил отзвук во многих сердцах. Однако идеологи европейского национализма легко впадали в шовинизм и нацизм. Идеология национализма была дискредитирована нацистской Германией, где она была доведена до весьма агрессивной модели, хотя первоначально именно национализм сумел сплотить немецкий народ и позволил Германии восстановить свою мощь и силу после поражения в Первой мировой войне. Тем не менее, идеология национализма жива, есть партии националистического окраса. И пока рано хоронить национализм.

4. Другим направлением исторической критики идеологии либерализма стала идеология коммунизма. Хотя идеи коммунизма появились на европейской почве, воплощены в жизнь они были в России, поскольку идеи социальной справедливости нашли отзвук в русских сердцах. Коммунистическая идеология исходила из того, что истинное бытие есть бытие класса, не национальной, а именно социальной группы. Лучше всего, пожалуй, суть коммунистической идеологии выразил «поэт революции» Владимир Маяковский в поэме «Владимир Ильич Ленин» вот в этих словах: «Я счастлив, что я этой силы частица,// что общие даже слезы из глаз.// Сильнее и чище нельзя причаститься// великому чувству по имени – класс!». Примечательно, что Маяковский использует для обозначения приобщения индивида к социальной общности совершенно религиозный термин «причаститься». Вообще советский коммунизм, классическую форму которому придал И.В. Сталин, во многом просто копировал Христианство: вместо Бога-Троицы – «троица» Маркс-Энгельс-Ленин; крестные ходы заменили демонстрациями, пение молитв хоровым пением «Интернационала», вместо хоругвей – знамёна, вместо храмов райкомы, вместо общих молитв партсобрания… Коммунистическая идеология во многом также дискредитировала себя, однако она живёт, имеет приверженцев и политические партии её разделяющие.

5. Наконец, пятым типом идеологии является идеология консерватизма. Консерватизм вовсе не связан со стремлением консервировать, оберегать нечто, всё это – вторично в нём и исходит из самой природы консерватизма. На основной вопрос идеологии консерватизм даёт ответ, что истинным бытием является бытие малой социальной группы (община, артель, коллектив). Поэтому консерватизм оказывается ближе всех к реальной жизни и, что примечательно консерватизм ближе всего к Христианству. В современных условиях именно за правильно понятым консерватизмом будущее.

Примечательно, что Владимир Путин, выступая 21 октября 2021 года перед участниками дискуссионного клуба «Валдай», по сути, с идеологическим манифестом, назвал те тезисы, которые он озвучил «идеологией здорового консерватизма».

comments powered by HyperComments