Почему мы сегодня обращаемся к вопросу о смене элит как необходимом условии развития страны? Для ответа на него необходимо вспомнить, как формировалась нынешняя (по своей сути антисоветская) элита, определившая и определяющая облик сегодняшней России.

Эпоха Сталина была в стремительно развивавшемся Советском Союзе эпохой творцов, эпохой людей, устремлённых ввысь во всех областях и на всех постах (в науке и технике, в труде и учёбе, в спорте и искусстве), объединённых большим общим делом. После смерти Сталина большие программы, начатые при нём, по инерции продолжали осуществляться, но постепенно началось торможение энергии развития, замена кадров, пересмотр идеологии; закладывался фундамент победы затаившихся после революции обывателей и стяжателей. Негласно началось строительство новой системы.

Критической точкой в этом процессе стал ХХ съезд, на котором Хрущёв начал открытую кампанию «десталинизации». В мировоззренческом и социальном плане она имела катастрофические последствия. Хрущёв объявил об отказе от самых главных идеалов и ценностей русской революции: построения на земле царства справедливости, солидарности и любви, — а взамен поставил цель догнать Америку по потреблению «хлебов земных». Это был чёткий сигнал мобилизации обывателям, на альянс с которыми решила пойти власть. Правящая верхушка реально изменила вектор движения, признанные идеалы и стандарты массовой культуры вплоть до эстетики. Номенклатура нового поколения не только не соответствовала стандартам «эпохи Сталина», она их тайно, а часто и явно, ненавидела.

Новая идеология потребителя капля за каплей опорочила упорный труд и особенно творчество, которое «плохо оплачивалось», осмеяла тягу к знаниям и развитию, навязала людям на волне «антисталинизма» якобы прагматическое, стяжательское отношение к обществу и государству. Идеологи потребительства с помощью и западных, и государственных СМИ сумели добиться культурной гегемонии над большинством городского населения и эффективно использовали массовую культуру, как привлекательную упаковку для внедрения мелких ценностей обывателя, равнодушия к судьбе ближних и собственной страны. «Зажиточность без культуры» — так определил педагог А.С. Макаренко социальный тип обывателя, на который сделала ставку новая антисоветская элита.

Если в 60-е–70-е годы прошлого века эта ползучая диверсия ещё маскировалась, прикрывалась интеллектуальной бригадой властей, то позже, в восьмидесятые, позднесоветская элита прямиком перешла в состав «прорабов перестройки», начав демонтаж страны, хозяйства, армии, науки, принижая любое общее дело до нуля. Позднесоветская элита стремилась встать в ряды загранработников, чтобы «строить социализм здесь, а жить там». В эти годы страшнейшим образом разрослась численность резидентур ПГУ и кадрового состава Пятого управления КГБ, поскольку они давали возможность выезда за рубеж. Началось постепенное сращивание партхозактива, спецслужб и криминала. Контакты и связи создавались в многочисленных домах отдыха, санаториях, на мероприятиях творческих союзов, которые всё больше превращались в ассоциации потребителей. Нервной системой складывавшегося организма был КГБ, который курировал диссидентов, а также все международные контакты и связи. Это позднесоветское партийно-криминальное сообщество в девяностые составило основу ельцинской элиты.

В девяностые в неё также вошли и прорвавшиеся к управлению страной и ненавидевшие советский строй диссиденты-недоучки, возомнившие себя новой прогрессивной элитой и носителями высших неолиберальных знаний и ценностей. Деятельность всех этих бурбулисов, козыревых, чубайсов, кохов, нечаевых была изначально направлена на создание условий для разворовывания народного хозяйства СССР. Никаких созидательных целей «реформаторы» перед собой не ставили, никаких идей развития у них не было. Все они, следуя бухаринскому лозунгу «Обогащайтесь!», мечтали лишь об одном: перестать быть коллективными собственниками и превратиться в новых хозяев жизни. «Жадный хам, продешевивший дух» — писал про подобную публику М. Волошин. Все они сознательно шли на предательство национальных интересов, направляя страну по тупиковому пути периферийного капитализма, представляющего собой, по сути, современную систему неоколониальной эксплуатации. В рекордно короткие по историческим меркам сроки они разрушили промышленность, прикладную науку, системы жизнеобеспечения, весь жизненный уклад миллионов российских семей и превратили страну в хищнически эксплуатируемую территорию зависимого капитализма с вымирающим нищим населением и демонстративным сверхпотреблением жирующих олигархов, эвакуировавших свои семьи и капиталы на Запад. При этом «реформаторы» наивно полагали, что, разграбив советское наследство, они смогут сесть за стол с мировыми элитами. Но, как мы знаем, Рим предателям не платит. Мировая элита, прекрасно понимающая, что большие деньги требуют большой культуры, лишь с изумлением смотрела на шайку предателей и жуликов.

После прихода Путина возникшая при Ельцине личная уния высшего госаппарата и олигархии требовала от нового президента «продолжения банкета». Несмотря на смену риторики, семейно-клановая ельцинская система осталась основой вертикали власти. Постоянно оканчивающиеся пшиком экономические программы продолжают писать те же до боли знакомые апологеты невидимой руки рынка и проводники интересов международного финансового капитала, соратники, последователи и ученики «реформаторов» девяностых: грефы, мау, кузьминовы, набиуллины, ясины и др. Благодаря их «упорному неустанному» труду в стране развалена наука, развалена система образования, взращивающая сегодня по рецептам Фурсенко не творцов, как в советское время, а «квалифицированных потребителей»; систему здравоохранения заменила продажа медицинских услуг; постоянно растёт имущественное неравенство, по уровню которого Россия находится на одном из первых мест в мире. Тысяча богатейших семей реально управляет Россией и концентрирует в своих руках подавляющую часть рентабельных активов и национального дохода.

В стране, где почти половине населения не хватает денег на покупку еды и одежды (вспомним циничное медведевское «денег нет, но вы держитесь»), элита живёт, по выражению академика Львова, в рамках «замкнутого контура жизнеобеспечения»: элитное охраняемое жильё в Москве, дворцы на Рублёвке и на Чёрном море, дорогие магазины, частные школы, личные самолёты. У них давно отстроены финансовые потоки, выведено из-под налогообложения имущество, эвакуированы на Запад семьи, и «эта страна» для них — лишь источник больших и лёгких денег. Никакой «напряг» с её развитием им по определению не нужен.

Какое будущее может ждать страну с такой элитой? Как мы знаем, будущее существует сначала в воображении, затем в воле и только потом в реальности. Но воображение нынешней элиты не идёт дальше собственного сверхпотребления, а воля сосредоточена лишь на сохранении и приумножении награбленного. Отсюда легко просчитываются и контуры будущего, которое неминуемо ждёт страну с такой элитой.

Когда несколько лет назад в Институте социологии проводили исследование психологического портрета современной российской элиты, было отмечено, что представителей элиты отличает ситуативное мышление, то есть они реагируют на текущую ситуацию и решают ближайшие задачи; практически полностью отсутствует стратегическое видение. Целостная система ценностей у элиты также отсутствует, в системе ценностей доминируют исключительно материальные. Этот портрет следовало бы дополнить такими неотъемлемыми чертами нашей элиты, как недостаток культуры и компетентности, безответственность, а главное — полное отсутствие совести.

С такой элитой российское общество постепенно утратило смысл и направление своего исторического развития, а страна фактически лишилась Будущего, перестав мечтать о покорении новых вершин и высоких целях. Мечту о деле всей жизни заменили мысли о материальном достатке. Место созидательных задач в жизни людей заняли «радости» потребления. Самое страшное, что вирус потребительства поразил значительную часть молодёжи, заставив многих отвернуться от творчества, созидания, общения, размышлений.

Но при этом в неутешительных реалиях дня сегодняшнего и бесконечных тупиках развития на всех направлениях с каждым годом в обществе растёт ностальгия по невиданным темпам развития сталинского социализма, по энтузиазму, воодушевлению и высоким устремлениям, растёт желание строить дерзновенные планы на будущее, тоска по героике общего дела и большим проектам. Такие настроения в обществе внушают оптимизм и дают надежду на перемены. Судя по опросам социологов, с каждым годом всё большую поддержку среди молодёжи (респондентов до 30 лет) находят идеи социализма.

Я глубоко убеждён, что будущее России — это не сегодняшний олигархический капитализм, дни которого сочтены, и не сегодняшняя продажная, беспринципная и бесстыдная элита, дни которой тоже сочтены. На смену им придёт новый язык, новая идеология, новые программы развития и новая элита, в которых соединятся Интеллект, Культура и Совесть. Только новая элита, нацеленная на Будущее и воплотившая в себе Интеллект, Культуру и Совесть, может обеспечить прорывное развитие страны и строительство нового общества. Процесс смены элит будет сложным и болезненным, но как это произойдёт — тема отдельного разговора.

ИсточникЗавтра
Сергей Батчиков
Батчиков Сергей Анатольевич (р. 1953) – русский экономист, предприниматель, общественный и политический деятель. Действительный член Международной академии корпоративного управления. Председатель правления Российского торгово-финансового союза. Директор Центра проблем управления крупными социально-экономическими системами Международного научно-исследовательского института проблем управления. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments