Итоги Майдана-2

Николай Коньков, Александр Нагорный

Что день грядущий нам готовит?

Ситуация, развернувшаяся сегодня на Украине, привела к острейшему геополитическому кризису XXI века. Еще неизвестно, чем окончится конфронтация вокруг Крыма. Но ясно одно: изменения коснутся не только российско-украинских отношений. И Украина, и Россия, и весь мир станут иными. Судя по всему, не исключена возможность того, что нашей стране придется опять, как и в 40-х годах прошлого века, почти в одиночку останавливать агрессию человеконенавистнических сил. Пока это можно сделать без большой войны. Ни Запад в целом, ни США в частности не собираются всерьёз воевать против России. Но они чрезвычайно заинтересованы в длительной конфронтации между Москвой и Киевом как в мощнейшем инструменте давления на Россию и упрочения своего глобального доминирования.

«Евромайдан»: Общеполитический ракурс

Весь трагизм нынешней ситуации заключается в том, что уйти от решения «украинского кризиса» современной России практически невозможно, поскольку Киев всё глубже погружается в неонацистскую мглу. В силу нацистского и русофобского характера победителей «евромайдана», или «Майдана-2» признавать их легитимность и отдавать им Крым даже на условиях широчайшей автономии практически нельзя. Несмотря ни на какое давление со стороны «цивилизованного мира». Потому что все пророссийские силы и общественные деятели Украины в противном случае будут «зачищаться» и политически, и физически. Этого никто не скрывает, и именно этим мотивированы решения Кремля и по Крыму, и по непризнанию легитимности нынешнего киевского «правительства».

Конечно, сейчас закономерно встает вопрос о том, как подобное вообще могло произойти. Широкое распространение и в российских СМИ, и в высказываниях официальных лиц получили попытки найти «корень зла» в советском прошлом: в национально-государственной политике большевиков, создавших Украину в её современных границах, включая хрущевское решение о передаче Крыма в состав УССР в 1954 году.

Эти попытки выиграть идеологические очки во внутриполитической борьбе на фоне неизбежной схватки с надвигающимся бандеро-фашизмом, который выпестовали и который поддерживают США, выглядят и неуместными, и откровенно нелепыми.

Главная причина нынешнего конфликта — разрушение СССР в 1991 году. Без которого вся нынешняя «украинская элита» по-прежнему занималась бы тем, что она делала предыдущие 70 лет, а именно — творческим возведением своего украинского дома как части великого Советского Союза. А те, кто этого делать не мог или не хотел — эмигрировали бы на Запад, занявшись самореализацией через самовывоз в условиях «свободного мира».

Но после 1991 года и бывший первый секретарь ЦК КПУ Леонид Кравчук, и бывший гендиректор «Южмаша» Леонид Кучма, оказавшись во главе «нового независимого государства», не могли не поддерживать и не развивать националистическую идеологию, которая оправдывала отрыв Украины от России. А поскольку логика обстоятельств сильнее логики намерений, бывших представителей советской номенклатуры, в конце концов, и сменили на политическом верху при полной поддержке США и Запада именно те, кого они выпестовали за два с лишним десятилетия «нэзалэжности»: идейные необандеровцы под черно-красными флагами, реагирующие на всё связанное с Россией и русскими как сказочная нечистая сила.

Всё это и стало главной причиной того, что на Украине из искры «национализма» разгорается неонацистское пламя, загасить которое будет чрезвычайно сложно — независимо от исхода схватки за Крым. И это огромный минус для нашего политического будущего, хотя конфликты подобного уровня всегда заставляют вовлеченные в них государства и общества, если они действительно хотят победы и стремятся к ней, а не только имитируют такое желание, напрячь все силы, очиститься от неэффективных и коррупционных слоев своей верхушки, двигаться вперед. Понятно, что с Чубайсами, Набиуллиными и Силуановыми внутри руководства страны, с сохранением олигархической сырьевой экономики, пронизанной коррупцией, с нынешней степенью отчуждения между властью и обществом единственно возможным результатом антизападной и антиамериканской «украинской фронды» со стороны России будет в конечном итоге полная и безоговорочная капитуляция по всем конфликтным и прочим позициям. А это означает наличие выбора между капитуляцией и окончательным очищением России от «пятой колонны» либерально-проамериканской агентуры влияния. Иными словами, нынешний «украинский кризис» открывает возможности для серьезных внутриполитических и социально-экономических изменений в самой России. И появление такой возможности — второй важнейший результат «Евромайдана».

В-третьих, по итогам Майдана поставлена жирная точка на иллюзии «партнерских отношений» между Россией и США, которые как нельзя лучше символизировала подаренная некогда Обамой Медведеву красная кнопка с надписью «перегрузка». Теперь ставки сделаны и маски сорваны. Если мы хотим сохраниться как страна, как государство, как русская цивилизация — нам нужно срочно менять внешнеполитические приоритеты.

«ЕВРОМАЙДАН»: ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ США

В связи с ситуацией на Украине можно сказать, что США, поддержанные их ближайшими союзниками, практически объявили России войну. И не только России.

Украина для них — не более чем инструмент, разменная фигура в важнейшей партии на «глобальной шахматной доске». 6 марта президент США Барак Обама на основании закона «Об экономических полномочиях в случае международных чрезвычайных ситуаций» подписал распоряжение «О блокировании собственности некоторых лиц, способствующих ситуации на Украине». Формально эта мера направлена против физических и юридических лиц, которые способствуют «незаконному отделению Крыма от Украины», реально она создаёт прецедент по ликвидации значительной части гигантского долга США, поскольку в любой момент любая международная ситуация может быть признана президентом Соединенных Штатов «чрезвычайной», а собственность не только физических и юридических лиц, но и суверенных государств — «блокирована», что касается и долговых обязательств США. Таким образом, принадлежащие России активы, хранящиеся в долларах и ценных бумагах американского казначейства, могут быть заблокированы в связи с ситуацией на Украине, Китаю — в связи с ситуацией в Тибете или Синьцзян-Уйгурском автономном районе и т. д. без конца.

Прецедент, можно сказать, активно готовится. Сеанс одновременной игры гроссмейстера Барака Обамы в Нью-Васюках начался. Правда, в отличие от своего литературного прототипа Остапа Бендера, 44-й президент Соединенных Штатов «вооружен и очень опасен», так что это обстоятельство необходимо учитывать в ходе дальнейших действий.

Агрессивность США прямо пропорциональна их финансово-экономическим интересам. Выбирая между войной без объявления дефолта и дефолтом с последующим объявлением войны любой политик предпочтет первый вариант действий.

Сегодня США крайне заинтересованы в том, чтобы их главные кредиторы, в число которых входит и Россия, а) продолжали покупать американские ценные бумаги; б) не предъявляли их к оплате; в) не договорились между собой о совместном взыскании долга.

Ничего лучшего, чем «управление посредством хаоса», к инструментарию которого относятся и «цветные революции», для этого в США пока не придумали. Вызванный «Евромайданом» и ответными действиями России и пророссийских сил хаос на Украине — выглядит идеальным средством достижения следующих целей:

— создания «конфликтной зоны» на границах РФ с участием русского населения как России так и Украины, что должно гарантировать максимальную вовлеченность Кремля в данный конфликт и снизить его активность на других азимутах международной политики, в том числе — на Ближнем Востоке (Сирия);

— дискредитации России на международной арене;

— роста напряженности в отношениях между Россией и Европой, чтобы еще крепче привязать последнюю к формату «атлантической солидарности»;

— прекращения дальнейшего сближения России с Китаем, что может быстро создать глобальный «центр силы», уже сегодня превосходящий по своему потенциалу и возможностям потенциал и возможности собственно США (без учета союзников);

— срыва процессов «евразийской» интеграции на постсоветском пространстве;

— активизации «украинского фактора» во внутриполитической жизни России с целью её дестабилизации при возможной параллельной активации «кавказского фактора» и «исламского фактора»;

— отвлечения значительной части российских ресурсов от решения проблем социально-экономической модернизации и развития, укрепления обороноспособности страны и т. д.

В связи с этим задача номер один для Вашингтона сегодня заключается в том, чтобы всеми правдами и неправдами добиться от России признания захватившего власть в Киеве «правительства с большой дороги» и усадить представителей Кремля за стол «прямых переговоров» со своими марионетками с «Евромайдана».

Как только это произойдёт, Турчинов, Яценюк и Ко обретут полную легитимность в глазах мирового сообщества, после чего получат право делать на территории Украины всё, что им будет угодно (вернее — угодно их вашингтонским хозяевам).

В ожидании этого «часа Х» на территорию Украины под видом сотрудников частных военных компаний уже прибывают специалисты сил специальных операций (ССО) стран НАТО и Израиля. Они могут действовать как самостоятельно, так и готовить местный аналог латиноамериканских «эскадронов смерти» из подручного материала украинских националистов. Эти, якобы неправительственные, силы, имитирующие «народное волеизъявление», должны быть использованы для «зачистки» всех регионов Украины, особенно Юго-Востока и Крыма и достижения «правильных» результатов внеочередных президентских выборов, назначенных на 25 мая 2014 года. То есть Майдан должен быть распространен на всю территорию Украины. На первых этапах террор, скорее всего, будет точечным, но распространяться не только на «неверные», с точки зрения «Евромайдана», регионы Украины, но и, не исключено, на пограничные области РФ.

То же касается и украинского медиа-пространства, из которого активно изгоняются не только российские СМИ и «необъективная», т. е. пророссийская, информация, но и сам русский язык.

Всё это будет сопровождаться разнообразным, комплексным и весьма креативным «выкручиванием рук» у России. Нас будут давить со всех сторон: политически (через переговоры), информационно-психологически (через СМИ), финансово (через биржу и банки), экономически (через санкции), морально и так далее. Если в результате этого давления Россия «прогнется» и сдастся, пощады ей ждать не придется — но добивать нашу родину будет не «благородный» Запад, а его наймиты из числа наших добрых соседей и бывших россиян.

«ЕВРОМАЙДАН»: ОГОНЬ И ПЕПЕЛ

Следует сказать, что нынешний «Евромайдан», или «Майдан-2», имел значительные отличия не только от своего предшественника девятилетней давности, «Майдана-1», но и от более близких по времени «цветных революций» — например, таких, как «арабская весна» или недавние волнения в Турции, не говоря уже о «революции роз» в Грузии или киргизской «революции тюльпанов» и т. д.

Хотя общая схема «ненасильственного свержения политических режимов», всегда одна и та же. США сначала создают коррупционный режим в исполнительской власти, а в параллельном режиме работают с оппозиционными группами, которые также наращивают свою активность на средства США и при полной поддержке СМИ и интернет пространства. Такой «подход» позволяет в нужный момент вывести проамериканской оппозиции под лозунгами «антикоррупции», «демократии» и «равенства» вывести многочисленные демонстрации на улицы. А затем блокировать действующую власть через свою агентуру в силовых структурах или в политическом руководстве. Данная концепция в разных вариациях применяется везде. Не исключение и Украина. В основе любой «цветной революции» лежит своего рода пяти этапная структура. Массовые мирные протесты — провокации и дискредитация действующей власти — нейтрализация власти — социально-политический хаос — захват власти.

Для реализации каждой из стадий этой схемы необходимо вполне определенное сочетаний условий, сил и средств. Стоит одному из этапов не состояться — ломается вся схема. Так, для начала массовых мирных протестов необходим активно и позитивно воспринимаемый обществом и частью политической элиты информационный повод: например, коррупция правящего режима, необходимость «честных выборов» или, как в случае «Майдана-2», «евроассоциация». Или что угодно еще. Тогда можно не только ожидать, но и гарантировать выход на улицы значимой части населения: от десятка тысяч человек в политическом центре страны.

И так далее — не будем лишний раз пересказывать соответствующую литературу по данному вопросу.

В случае с «Майданом-2» следует отметить следующие особенности.

— Первая фаза массовых мирных протестов оказалась минимальной как по длительности, так и по количеству участников. За «евроассоциацию» и «евроинтеграцию» в Киеве митинговало всего несколько тысяч человек, и уже в конце первой недели «Майдана-2» их число резко пошло на убыль.

— Вторая фаза, сознательно активизированная ближайшим окружением президента Януковича (санкцию на атаку «Беркута» в ночь на 30 ноября 2013 года лично давал тогдашний глава президентской администрации Сергей Лёвочкин), напротив, была чрезвычайно длительной (почти два с половиной месяца), с перерывом «на новогодние праздники», приливами и отливами протестных акций, постоянными переговорами внутри властных структур, а также между властью и «майданной оппозицией».

— Третья, четвертая и пятая фазы все вместе уложились буквально в пять дней 18-22 февраля 2014 года, когда все властные полномочия на Украине с нарушением всех действующих на тот момент законов страны были захвачены оппозиционными депутатами Верховной Рады, к которым под угрозой насилия, буквально под дулами автоматов присоединились и многие «тушки» — депутаты от Партии Регионов.

При этом все действия оппозиции: как «майданной», где тон задавали активисты НКО, так и парламентской, — почти открыто координировались из посольства США. Вашингтон в Киеве «играл в четыре руки», используя свои возможности и в украинской «вертикали власти» (Партия Регионов и правительство, администрация президента), и в оппозиционных партиях (с ведущей ролью своих прямых агентов Яценюка и Турчинова, после ареста Юлии Тимошенко взявших под контроль «Батькивщину»), и в бизнес-среде (подавляющее большинство украинских олигархов и принадлежащих им СМИ активно поддерживали «Евромайдан»), и в националистической среде (организация «Правого сектора» из ряда более мелких структур произошла далеко не спонтанно).

Конечно, несмотря на всё это, несколько странно и отчасти даже противоестественно видеть «по одну сторону баррикад» необандеровцев и представителей украинской олигархии, в основном — еврейской национальности (Игорь Коломойский, Сергей Тарута и другие). Впрочем, главный раввин Киева Моше Реувен Асман 20 февраля призывал единоверцев покинуть столицу Украины, а через три дня заявил буквально следующее: «То, что произошло за эти дни в Киеве — это явные чудеса месяца Адар, когда всё переворачивается к добру. Теперь мы сможем по-настоящему отпраздновать Пурим». Еврейские организации подтверждают, что около 300 израильтян родом из Украины, прошедших через ЦАХАЛ, постоянно присутствовали на Майдане — чтобы «избежать излишнего кровопролития».

Следует также заметить, что «Майдан-1» образца 2004/2005 годов, «оранжевый» Майдан, в целом пользовался на Украине куда более широкой поддержкой, чем нынешний необандеровский, «черно-красный» «Евромайдан», символизирующий не «кровь и землю», но огонь и пепел. Его поддерживали самые разные социальные группы по всей Украине, поскольку девять лет назад речь шла о том, что украинцы сделают свою страну по-настоящему «европейской», с равными правами и свободами для всех граждан Украины, независимо от их языка и национальности. Идеология «оранжевого» Майдана была, если можно так выразиться, национально-демократической и прогрессистской. Нынешний «Евромайдан» эксплуатировал «мессидж» о том, что Украину сделают европейской страной уже не украинцы, а европейцы. Идеология «черно-красного» Майдана была национально-социалистической, чтобы не сказать «неофашистской», и реакционной. Его врагом сразу была объявлена значительная, если не большая часть населения современной Украины — все, кто не становится под черно-красные флаги, не согласен с лозунгом «Украина — для украинцев!» и с тем, что принадлежность к украинцам будет определяться специальными органами «майданной», а теперь — и государственной власти.

О каком-либо социально-экономическом развитии страны речь вообще не идет — это задача далекого и неопределенного будущего, «когда выгоним и вырежем всех москалей и их запроданцев».

Но мало того, что позитивная социально-экономическая программа у «майданной оппозиции» попросту отсутствует, поскольку назвать таковой бесконечные просьбы «западным партнерам» о финансовой помощи размером от 15 до 150 млрд. долл. ни у кого, кроме Турчинова и Яценюка, язык не повернется. А денег кормить эту паразитарную клику сегодня ни у США, ни у Европы, как выяснилось, нет.

И добро бы, если эту «майданную рать» можно было бы всерьёз бросить воевать с Россией. Но для этого нужно несколько лет укрепления нынешней «власти» и доведения антироссийских настроений до нужного «градуса ненависти». Но предоставлять такой ресурс времени и сил «правительству с большой дороги» — явно не в интересах России.

Если в случае с людоедами из сирийской «вооруженной оппозиции», а чуть раньше — с косовскими «шиптарами», промышлявшими разделкой сербов на органы для трансплантации, речь еще могла идти о каких-то издержках цивилизационной или национальной архаики, то в случае с Украиной Вашингтону уже так просто не отмыться — он сознательно сделал ставку на самые реакционные и потому агрессивные слои общества, избранного целью для «геополитической трансформации», сознательно загнал его в ловушку внутренних и внешних конфликтов, создавая ситуацию «управления посредством хаоса».

Чем вызвана такая смена приоритетов у США как организаторов и вдохновителей двух очень похожих, но отличающихся между собой как небо от земли, «майданов», разделенных всего-навсего отрезком в девять лет? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть на ситуацию в более широкой и глубокой исторической перспективе.

«ЕВРОМАЙДАН»: ПРЕДЫСТОРИЯ

Выше уже упоминалось о «зеркальной связи» между Карибским кризисом и нынешним кризисом на Украине.

Здесь нет ни возможности, ни особого смысла подробно излагать перипетии событий более чем полувековой давности. Но их результаты и последствия, в том числе — применительно к Украине, чрезвычайно важны. В 1962 году США поставили вопрос о ядерной войне в случае невывода ракетных лаз Советского Союза с территории, находящейся в 80 милях от США. В настоящее время проамериканский переворот ставит вопрос об американских стратегических силах уже на Украине, что также является смертельной угрозой для современной России.

Во время Карибского кризиса Советский Союз двигался резко по восходящей линии (создание глобальной системы социализма, освоение атомных и термоядерных технологий, полет человека в космос, опережающие темпы экономического роста, идеология мирового масштаба). Между тем стратегического паритета по принципу «неприемлемого ущерба» ответного удара в СССР не было в наличии. Но уступка, сделанная Хрущевым, который вывел ракеты с Кубы в обмен на обещание США не размещать такие же вооружения в Турции» представлял собой потерю лица и темпа наступления на противника. Нужно сказать, что с этого момента советское руководство полностью был озабочено стратегическим паритетом по вооружениям, а не идеологическим противоборством и идеологическим наступлением. Такому повороту содействовали и другие внутренние изменения в СССР. Хрущевская «оттепель», начатая в 1956 году спецдокладом ХХ съезду КПСС против «культа личности» Сталина и завершившаяся в 1961 году принятием новой, «потребительской» программы партии на XXII съезде КПСС («Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»), не только вызвала катастрофический раскол в мировом коммунистическом движении, но также создала все предпосылки для того, чтобы диффамировать коммунистическую идеологию и советский проект перед всем миром. В том числе — и внутри страны, включая и Украину, особенно в Западной ее части, где организованное антисоветское бандеровское подполье существовало до середины 50-х годов. А соответствующие настроения среди населения не были полностью искоренены и в последствии.

После передачи в состав Украины Крымской АССР (1954), осуждения «культа личности» (1956) и перехода к системе совнархозов (1957) со ставкой на национальные кадры, украинский национализм обрёл новое обличье среди республиканской партийно-хозяйственной номенклатуры.

Но самое главное — в результате хрущевской «оттепели» сначала резко ослабела, а затем полностью исчезла та «реактивная тяга», которая за неполные 35 20 столетия вознесла Советский Союз в ранг исторического лидера. Восходящее движение 1956-1961 годов было уже инерционным, и после достижения пика, которым можно считать полёт Юрия Гагарина, начался процесс падения: сперва почти неуловимого, а затем всё более явного и быстрого.

Неспособность советского руководства во время Карибского кризиса отстоять свое право на размещение баз вблизи территории США, тогда как американские базы находились в близи СССР, не только подорвала международный авторитет Советского Союза, но и парализовало волю советских верхов к победе «любыми средствами». В то время как США пользовались формулой, что «есть вещи важнее мира» (высказывание госсекретаря А.Хейга). Именно тогда и началась «эра мирного сосуществования и разрядки» в советской политике как главного приоритета. В результате, возникало общее мировое понимание, что Запада наступает и побеждает, а «лагерь социализма» во главе с СССР обороняется и шаг за шагом сдает свои позиции. Даже тогда, когда этого по всем объективным параметрам можно было избежать. Действительно, с конца 60-х гг.

США и другие страны Запада начинают в абсолютных объемах обгонять социалистические страны во главе с СССР, что особенно ощущается в сфере научно-технической революции. Это проявляется в том числе и в области уровня жизни и социальных прав и гарантий среднего класса Западного лагеря. «Америку начинают все больше воспринималась как представителя будущего, как общество, заслуживающее восхищения и достойное подражания», — писал об этом гуру американской геостратегии Збигнев Бжезинский. И во многом он был прав, поскольку такие настроения «победоносности» США будировали подъем антисоветских настроений, в том числе и скрытый украинский национализм.

Еще более важную роль в снижении «наступательности» СССР сыграл сначала негласный, а затем и частично оформленный через Хельсинкские соглашения «раздел зон влияния» между США и СССР. При этом советское руководство подошло к состоявшемуся соглашению буквально, а Вашингтон лишь усилили свою политико-идеологическую активность, при чем по всем азимутам. Через четыре года первые политические события по разработанной политической технологии, получившей впоследствии название «цветных революций», происходят во Франции («Парижская весна», свержение де Голля) и Чехословакии («Пражская весна», ввод войск Варшавского договора). Но это были лишь первые «репетиции» применения нового политико-информационного оружия. Генеральной же репетиций можно считать польские события 1981 г, когда социальный протест в Гданске продемонстрировал возможности данного инструментария с вовлечением широких масс населения, недовольных своим социальным положением, которые возглавлялись местной интеллигенцией и католической церковью. На том этапе они были подавлены военной силой и введением «ЧП». Для американских стратегов становилось ясно, что для окончательной победы требуется создание «своей агентуры в верховном политическом руководстве». Это и было реализовано во второй половине 80-хгг путем формирования «группы Горбачева» на политическом Олимпе СССР, которая и обеспечила расчленение Советского Союза, в том числе используя и местные национализмы, включая в первую очередь и Украину.

Август 1991 года и ГКЧП явили собой кульминацию «ненасильственного свержения режима», когда военная сила была парализована пропагандистской машиной, политической группировкой в Политбюро и спецслужбах, а также и хитросплетениями конституционных перемен в рамках идеологии «гласности и перестройки», В центре идеологического проникновения стояли американские спецслужбы и американские научные центры. Как отмечал еще в феврале 1989 года посол США в Москве Джек Мэтлок: «Нынешний хаос во внутриполитической жизни СССР предоставляет Соединенным Штатам беспрецедентную возможность повлиять на советскую внешнюю и внутреннюю политику. Наши возможности отнюдь не безграничны — мы не можем заставить их отдать нам ключи от своей лавки, но достаточны, чтобы изменить в нашу пользу баланс интересов по многим ключевым вопросам. При условии, если мы проявим достаточную мудрость в умелом, последовательном и настойчивом использовании нашего скрытого влияния».

Украина в постсоветском мире

В новой схеме постсоветской системе бывшей УССР была отведена особая, уникальная и даже исключительная роль. И она сводилась прежде всего к пестованию украинского национализма практически на всех этажах властной вертикали. При этом энергетическим ядром этой тенденции естественно стали бендеровские слои, сохранившиеся прежде всего в западных областях. Но и в элитах националистические воззрения стали бурно развиваться. Фактически, даже внешне «промосковский Янукович» в сущности проводил линию на насильственную украинизацию левобережной Украины. А Кучма опубликовал работу «Почему Украина не Россия». Но энергетическим центром всей политической жизни страны стало безумное стремление всех элитных групп, вне зависимости от их географического представительства, к гигантскому обогощению.

Сегодня уже трудно сказать, имелся ли какой-то внеэкономический умысел и расчёт в том, что вожди Советского Союза строили нефте- и газопроводы на Запад со всем сопутствующим «гарниром» именно через Украину, а, скажем, не через Белоруссию. Но к началу 90-х годов инфраструктура советской экономики была выстроена так, что отошедший под власть Киева кусок «трубы» стал ключевым звеном той социально-экономической модели, которая была реализована на всем «постсоветском пространстве». И через территорию «нэзалэжной» шли гигантские объёмы «серого» и «чёрного» экспорта. В первую очередь — энергоносителей для Европы, во вторую — high-tech (включая оружие) для стран «третьего мира», а уже в третью — всё остальное.

Любая смена реальной власти на Украине за последние двадцать лет легко вычислялась и вычисляется по смене фактического хозяина «трубы», прежде всего — «трубы» газовой.

Бесперебойный транзит «голубого золота» был главным требованием к официальному Киеву и с Запада, и с Востока. И до 2004 года никаких проблем не возникало: Европа получала через Украину много дешевого газа: не только российского, но и среднеазиатского, — который с удовольствием использовала. При этом посмеиваясь над Туркменбаши Сапармуратом Ниязовым, Елбасы Нурсултаном Назарбаевым и «падишахом» Исламом Каримовым. На такие «мелочи», как идеологическое обоснование бытия Украины в качестве независимого государства, никто особого внимания не обращал. Особенно в России 90-х годов с её «рыночными реформами». «Нэзалэжная» была идеальным инструментом для получения неучтенного «бабла» — чего же еще надо?

И еще одна небольшая деталь: согласно официальным данным Роскомстата за 2012 год, объем внешней торговли РФ с Украиной составил: экспорт 27,204 + импорт 17,980, всего 45,184 млрд. долл. А по таким же официальным данным украинской статистики, этот объём оказывается совсем другим: экспорт 28,4 + импорт 23,0, всего 51,4 млрд. долл.

Видимо, статистика — слишком сложная наука, чтобы быть еще и точной. Но из этого примера следует, что «теневой сектор» общей постсоветской экономики на Украине исчислялся и исчисляется десятками миллиардов долларов ежегодно.

И здесь американская дипломатия исходила и по-прежнему исходит из сформулированной еще в 90-е годы прошлого века «доктрины Бжезинского», согласно которой «Россия без Украины не может стать государством, способным бросить вызов США». Следовательно, существование независимой от России и даже враждебной по отношению к России Украины является одной из приоритетных целей американской политики. В идеале — «на обломках России, против России и за счёт России». То есть Россия должна собственными средствами и ресурсами оплачивать существование всё более проамериканской и всё более антироссийской Украины. Что мы, собственно, в целом и наблюдали вплоть до нынешнего дня.

ЕВРОМАЙДАН: ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

"Майдан-1", «оранжевая революции» 2004/2005 годов, когда президентом «нэзалэжной» был избр

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...