Государство для технопрорыва

Сергей Глазьев

Решение поставленных Владимиром Путиным задач требует мобилизации всех имеющихся ресурсов на цели опережающего развития. У России есть возможности освоить шестой технологический уклад, вырваться вперёд и оседлать длинную волну экономического роста, считает академик РАН Сергей ГЛАЗЬЕВ.

– Сергей Юрьевич, мы переживаем сейчас понижательную стадию очередного «кондратьевского цикла». Как известно, для него характерны неустойчивый рост экономики, частые кризисы, затяжные депрессии, особенно в сельском хозяйстве. Означает ли это, что в ближайшие годы нам не удастся справиться с кризисными явлениями? Или всё будет зависеть от того, какие пути мы выберем?

– При смене укладов трансформируется не только технологическая структура экономики, но и её институциональная система, а также состав лидирующих фирм, стран и регионов. Для отстающих появляются возможности опережающего развития. Те, кто успевает раньше других освоить производства, составляющие новый технологический уклад, вырываются вперед. Именно таким образом совершались экономические чудеса в Великобритании в XVIII–XIX веках, России и США в конце XIX – начале XX века, послевоенной Японии и новых индустриальных странах. На этой основе происходит взрывной рост экономики Китая в настоящее время.

Выход России из глобального кризиса также связан с обновлением и структурной перестройкой на базе нового технологического уклада, что предполагает резкое повышение инновационной и инвестиционной активности. Предпринимаемые в настоящее время стимулирующие меры общего характера дают лишь временные эффекты смягчения рецессии. Как только государство начинает сворачивать программы поддержки, возникает новая волна спада. Так будет продолжаться до возникновения устойчивых кластеров производств нового технологического уклада, которые выведут экономику на траекторию уверенного роста.

– Эти процессы характерны для мировой экономики в целом?

– Структурная перестройка в ведущих странах продлится ещё от трех до пяти лет, после чего начнётся новая длинная волна экономического роста. При этом баланс негативных и позитивных эффектов будет определяться скоростью развития новых производств, компенсирующих сжатие устаревающей части экономики.

– В своих работах Вы придаёте большое значение роли государства в переходе к новому технологическому укладу. Это принципиально?

– В такие структурные кризисы, как нынешний, роль государства в стимулировании обновления экономики на новой технологической основе незаменима. Дело в том, что рыночные механизмы в эти периоды дают сбой, так как привычные направления инвестирования капитала перестают приносить прибыль, нарушается механизм его воспроизводства. Экономика впадает в депрессию, а финансовый рынок переходит из стационарного режима в турбулентный. Высвобождающийся из останавливающихся производств капитал не находит себе приложения и вовлекается в пирамиды спекуляций. Значительная часть финансового, физического и человеческого капитала обесценивается.

По мере становления нового технологического уклада создаются качественно иные возможности для производства и потребления. Многократно повышается эффективность использования ресурсов. Для обеспечения этого становления и нужен мощный инициирующий импульс со стороны государства. О масштабе такого импульса свидетельствует опыт преодоления глобальных кризисов подобного рода в прошлом. В 70-е годы переход к новому технологическому укладу был опосредован «звёздными войнами», а депрессия 30-х была преодолена ценой катастрофы Второй мировой войны.

Как будем мы, в России, выходить из нынешнего кризиса? Не по аналогии же с прошлым веком?

– Выход из нынешнего глобального кризиса требует достаточно мощных усилий государства по обеспечению структурной перестройки экономики. Недавно Владимир Путин обозначил приоритетные отрасли, которые связаны с ядром нового технологического уклада. Несмотря на кризис, его ежегодный рост составляет в развитых странах около 35% (кластеры нано-, био- и информационно-коммуникационных технологий).

Расширение пятого технологического уклада в России носило догоняющий имитационный характер. Но у нас есть перспективы, чтобы освоить шестой технологический уклад и вырваться вперёд. Мы сохраняем передовые позиции в атомной промышленности и ракетно-космической технике, военном авиастроении. Достигнуты значительные успехи в производстве электронных зондовых микроскопов, светодиодов, нанопорошков и наноматериалов, технологий использования стволовых клеток и других прорывных направлениях в медицине, специальных программных продуктов и др. Но нужную для реализации приоритетов концентрацию ресурсов может обеспечить только государство.

Причём осуществлять эту работу необходимо масштабно и быстро – те, кто раньше других оседлает новую волну экономического роста, станут лидерами нынешнего века. Чтобы преодолеть нарастающее отставание, нам нужно увеличивать финансирование ключевых направлений становления нового технологического уклада в десятки раз. При этом расходы на науку должны в целом вырасти втрое, а норма накопления – не менее чем в полтора раза.

– Но это потребует колоссального напряжения сил и средств…

– Верно, но другого не дано: в преодолении структурного кризиса важно время освоения производств нового технологического уклада. Те, кто это делает в начальной фазе его развития, получают сверхприбыль, вкладывая немного средств и формируя новую волну роста. А кто опаздывает – наталкивается на уже созданные барьеры, для преодоления которых требуются большие вложения без гарантий достижения технологических преимуществ.

Следует как можно быстрее завершить формирование системы стратегического планирования, в том числе ввести нормы ответственности за достижение намеченных результатов и нацелить механизмы денежно-кредитной, налогово-бюджетной и валютной политики на становление ядра нового технологического уклада.

Требуется снижение налоговой нагрузки на все виды инновационной и высокотехнологичной деятельности, а также приоритетное выделение бюджетных ассигнований на поддержку критически значимых для становления нового уклада проектов. Здравоохранение, наука и образование окажутся в числе важнейших отраслей. Бюджетная политика должна ориентировать государственные закупки на приобретение высокотехнологичной продукции отечественного производства.

Концентрация денежной эмиссии на рефинансировании коммерческих банков под обязательства производственных предприятий создаст конкуренцию за клиентов. Сейчас кредитный рынок является «рынком продавца», монополизированным крупными структурами. Со временем он превратится в «рынок покупателя», конкурентная борьба на котором повлечёт снижение процентных ставок. Ставка рефинансирования не должна превышать среднюю норму прибыли в обрабатывающей промышленности (4–6%), а сроки предоставления кредитов станут соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в машиностроении (2–5 лет).

Необходимым условием перехода к политике длинных и дешёвых денег для реального сектора экономики является повышение эффективности валютного контроля, предусматривающее пресечение незаконных операций по вывозу капитала, которые сопровождаются, как правило, уклонением от уплаты налогов. Целесообразно обеспечить постоянную корректировку номинального обменного курса рубля пропорционально снижению его покупательной способности, не создавая вновь «девальвационного потенциала».

– Какую роль Вы отводите среднему классу в развитии социально-экономических и общественно-политических процессов в России? Действительно ли от него зависит успех модернизации?

– Существует множество определений среднего класса. Самое простое – это те, кто живёт зажиточно за счёт собственного труда и предпринимательской деятельности. В отличие от них, высший класс (у нас это олигархи и ведущие чиновники) живут припеваючи, потому что получают сверхдоходы от собственности, природной, административной или монопольной ренты. В современной экономике знаний средний класс действительно создаёт основные предпосылки роста, реализуя свою творческую активность в науке и инженерном деле, менеджменте и сфере услуг. У него – в отличие от класса, имеющего низкие доходы и занятого в основном малоквалифицированным трудом, – есть достаточно времени и знаний, чтобы претендовать на активное участие в общественной жизни. Он является двигателем демократизации. От него, как правило, исходят основные социальные требования и инициативы. Проблема только в том, что значительная часть нашего среднего класса живёт в бедности, не реализуя свои потенциальные возможности. Сложившаяся среда не даёт возможности большинству талантливых образованных людей добиться успеха и выйти из бедности. Но будем надеяться, это временное явление.

– В нашей стране наряду с официальной экономикой имеется и неформальная. Причём первая, как утверждают некоторые эксперты, существует в той мере, в какой ей позволяет это делать вторая. Как изменить эту ситуацию, сделать экономику прозрачной?

– Это практический вопрос разработки и применения законодательства, регулирующего экономическую деятельность: налогового, валютного, банковского, трудового и др. Оно должно стимулировать легальную деятельность и наказывать за незаконную.

В налоговой сфере я бы предложил отказаться от НДС, заменив его гораздо более простым и менее вредным для экономической активности налогом с продаж. В области валютного регулирования нужно внедрить современные информационные технологии, соединяющие в единое целое таможенный, налоговый и банковский контроль над внешнеторговыми операциями. Трудовое законодательство должно закрепить права коллективов, их участие в управлении предприятиями. Нужно предоставить гражданам право контроля деятельности чиновников, предусмотреть возможность снятия любого из них, если недобросовестность будет доказана. Очень важно также обеспечить прозрачность всех расходов государства посредством применения современных открытых для общественности информационных технологий. В общем, этим должны постоянно заниматься компетентные люди, только тогда можно будет рассчитывать на положительный результат.

Глобальный кризис создаёт России «окно возможностей» для технологического прорыва. Решение поставленных Владимиром Путиным задач требует мобилизации всех имеющихся ресурсов на цели опережающего развития. При этом определённые им ориентиры – повышение доли высокотехнологичных производств в 1,5 раза, двукратный рост производительности труда, увеличение реальной зарплаты в 1,6–1,7 раза – следует рассматривать как программу-минимум. Если мы правильно выберем приоритеты, ориентированные на опережающее становление нового технологического уклада, и создадим финансово-промышленный механизм их реализации, то успеем оседлать разворачивающуюся на наших глазах новую волну глобального роста и выведем российскую экономику на траекторию устойчивого подъёма с темпом не менее 6% ВВП в год.

Файл.рф 2.04.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...