Россия на распутье

Валерий Коровин

У России не так много союзников, особенно тех, кто выступает и политически, и экономически на ее стороне. Один из них — Белоруссия. Недавно мы отметили юбилей подписания договора о создании Союзного государства (в декабре исполнилось 15 лет с момента совершения этого события). Как развивались отношения наших стран все эти годы, что было достигнуто, какие важные задачи еще только в проекте — все это до сих пор остается предметом для обсуждения. В частности, прорабатываются вопросы о создании единого визового пространства, о чем заявил статс-секретарь, заместитель главы МИД Российской Федерации Григорий Карасин. Сейчас создаются новые, более масштабные объединения, но есть те союзы, которые распадаются. И тем более, никому два года назад и в страшном сне не могло привидеться то, что сейчас происходит между Россией и Украиной. Все ли гладко в отношениях России и Белоруссии? Об этом мы поговорили с Валерием Коровиным, директором Центра геополитических экспертиз, членом Общественной палаты РФ.

По итогам продолжающегося на протяжении 15 лет стремления навстречу друг другу возможно ли дальнейшее движение в одном направлении России и Белоруссии?

— Я последовательно поддерживаю Александра Григорьевича Лукашенко в течение последних 15 лет, очень люблю Белоруссию — и государство, и белорусский народ. Но при этом считаю, что Союзное государство России и Белоруссии за все это время так и не состоялось. И не может состояться до тех пор, пока у России будет исключительно монетаристский, рыночный подход к созданию любых наднациональных объединений. И особенно это невозможно до тех пор, пока российские олигархи будут играть решающую роль при создании таких образований.

К сожалению, у России на сегодня есть единственный формат объединения с Белоруссией: российские олигархи заходят на территорию Белоруссии, скупают все наиболее значимые, ценные активы, и только после этого российское руководство готово разговаривать вообще о чем-либо. Естественно, что Лукашенко никогда не пойдет на это, потому что сегодня активы белорусского государства работают на народ Белоруссии, на ее государственность, на поддержание ее суверенитета и на социальные модели, которые там реализуются. А Беларусь — в реальности социальное государство, не декларативное, как Россия: — это страна достроенного социализма, чего Россия не сделала, бросив социалистический проект на полпути. Небольшая прослойка белорусских элит, безусловно, также кормится с этих активов, но это совершенно не те масштабы, что предлагает Россия. И конечно, Лукашенко никогда не позволит, чтобы все эти экономические активы, советское наследие, которое сохранено, а не разворовано, как у нас, перешли вдруг в собственность российского олигархата со всеми вытекающими последствиями.

До тех пор, пока Россия будет предлагать такие жесткие монетаристские подходы, шантажируя и оказывая давление на Белоруссию, по сути загоняя ее в Союзное государство ради активов, а не ради стратегической модели создания наднационального политического и геополитического блока, что лежит в основе всех процессов на постсоветском пространстве и должно лежать, — до тех пор никакие интеграционные проекты всерьез состояться не могут. Это касается и Евразийского союза, который стал Евразийским экономическим союзом, а значит, соответственно, планку с геополитической субъектности уронил на уровень чистой экономики и хозяйствования. А с учетом влияния олигархата на нынешние политические элиты и выставления экономических интересов этих олигархических групп на первый план никто с Россией в этих условиях, в этом формате интегрироваться всерьез не будет. Хотя я безусловный сторонник евразийской интеграции, я сторонник создания евразийского геополитического блока, возвращения геополитической субъектности постсоветского пространства, возвращения модели плюрализма и глобальной безопасности, но только строго без либералов и олигархов. Пока они присутствуют в любой пропорции в российских элитах, ни один интеграционный процесс, к моему глубочайшему сожалению и скорби, не может быть реализован. И Беларусь, самый близкий нам, казалось бы, в цивилизационном, историческом и культурном смысле союзник, и та осторожничает и выдерживает паузу, постоянно дистанцируясь, глядя на тех, кто сегодня заправляет экономикой и политикой внутри России.

Валерий Михайлович, но это же невозможное допущение — существование такой страны, где нет, знаете ли, олигархов и где они не влияют на политику государства?

— Очень даже возможно. У нас есть в стране единственный источник власти, сконцентрировавший ее в своих руках, источник принятия всех решений, единственный суверен и, по сути, диктатор в политическом смысле, если рассматривать диктатуру как концепт, описанный Карлом Шмиттом, европейским теоретиком, социологом и ученым. Согласно этой концепции диктатор — это человек, обладающий сверхполномочиями для решения сверхзадач. В настоящее время Владимир Путин собрал у себя все возможные рычаги власти, влияния и полномочий. Поэтому он вполне может сегодня волевым образом, абсолютно волюнтаристски, при полной легитимности, поддержке и под аплодисменты со стороны большинства населения России зачистить политическое пространство от старого чиновничьего хлама, от олигархического утиля и прочей либеральной помойки, которая там скопилась за последние 20 лет.

По какому принципу будем проводить люстрацию?

— По принципу взглядов. Если человек западник, либерал и причастен к олигархам, ему не место в российской власти.

Простите, это политические чистки получаются, по политическим мотивам.

— Не по политическим — по идеологическим. Россия — авторитарное государство, в котором только коалиция царя и народа приводит к рывку и усилению влияния в мире, к восстановлению геополитической субъектности. А вот коалиция царя и элит против народа или элит и народа против царя всегда приводит к коллапсу государства. Сегодня у Путина есть уникальная возможность опереться напрямую на народ, например через институт комиссарской диктатуры, зачистить политическую элиту от либералов и олигархов, осуществив кадровую революцию сверху. Открыв при этом возможности для стремительной евразийской интеграции и усиления субъектности России как геополитического блока, у которого сразу появится колоссальное количество новых союзников и в ближнем зарубежье, и в дальнем.

Олигархи и представители Запада, носители либеральной идеологии — это то, что отпугивает всех, отбрасывая Россию все дальше назад. В итоге Россия парадоксальным образом осталась практически без союзников. Виной тому — олигархическое и либеральное влияние, которое должно быть зачищено Путиным просто физическим образом.

То есть вы считаете возможным физическое уничтожение? Или высылка за рубеж, как вы это представляете? Активы куда денутся, фабрики, заводы, предприятия? Это все как? Национализируется?

— Мы живем сегодня в гуманном обществе — обществе победившего гуманизма. Поэтому никто, конечно, не призывает к уничтожению и не будет расстреливать, хотя кого-то и впрямь не мешало бы, и народ этого очень ждет. Ну а как обращаться с активами, принадлежащими частным лицам, не мне вам рассказывать, опыт, в том числе в новейшей истории, у государства есть. Переводить их в пользование государства. Как это делается, у нас прекрасно себе представляют и президент, и представители силовых структур. Была бы только воля. А с активами олигархов разберемся.

Хорошо. А что делать с людьми?

— Главная кара для чиновников, которые кормятся за счет России, мысленно находясь на Западе, — это просто отключение их от дел, то есть от возможности разворовывания государственного бюджета в свое личное пользование, и отправка туда, где находятся их дети, семьи. То же с олигархами — лишение активов — и на Запад…

То есть пример Березовского актуален?

— Березовский — вообще идеальная судьба российского олигарха: сначала отъем всех активов, отправка туда, куда он и так мысленно устремлен, а дальше — купание в ванной и заворачивание в шарф. Вот это практически просто идеальная модель для российского олигархата, отлаженная схема. У власти в государстве не должны быть люди, которые ставят частное выше общего.

Олигархи будут проверяться на детекторе лжи на предмет отношения к государству?

— По-моему, у нас вполне можно визуально сортировать. Просто смотришь на олигарха в течение десяти секунд, и все понятно. У Путина как у человека, проработавшего в разведке и занимающегося политикой большую часть своей жизни, глаз наметан, поэтому он легко определит, кого налево, кого направо. Другое дело, что нынешняя система управления государством очень неустойчива, и вычленение даже одного элемента требует колоссальных усилий и энергетических затрат, чтобы устойчивость эту сохранить. Как только ты выводишь один деструктивный модуль из системы управления государством, все начинает трясти, потому что вся власть сконцентрирована в одном центре, который принимает на себя весь объем обращений. Ни одно решение в государстве не принимается без его участия. Такая система, конечно, неустойчива. С другой стороны, он не может никому перераспределить свои полномочия, потому что никому не доверяет, т. к. вокруг него сплошная западная агентура, предатели и люди, которые корысть ставят выше интересов государства. Поэтому Путину просто некому передать полномочия, не с кем разделить ответственность, у него нет идеалистов, он не воспитал за последние 15 лет плеяду идеалистически настроенных политических комиссаров, которые ставят общее выше частного. Поэтому, естественно, в этот момент ему надо чистить элиты, зачищать их от олигархов и либералов, но не на кого опереться. Вот в чем проблема. Поэтому он вынужден работать с тем утилем, с теми помоями, которые находятся вокруг него сейчас.

МК-Ростов 17.12.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин

Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…