Шанс для Коломойского. И для Украины

Валерий Коровин

Единственным способом выживания для народов раздираемого гражданской войной и американским хаосом пространства бывшей Украины является локализация в административных или культуро-цивилизационных автономиях

За конфликтом Петра Порошенко и Игоря Коломойского стоит жажда наживы и попытки раздербанить остаточную постсоветскую собственность, активы и предприятия. Собственно, это обычный передел, который и является смыслом жизни олигархов, захвативших власть на пространстве бывшей Украины. Строго говоря, олигархия — это власть меньшинства, некая темная сторона аристократического правления. Когда элиты вырождаются и десакрализуются, они превращаются из аристократии в олигархию, и в этой связи народ как носитель сакральности, как субъект и источник суверенитета уже больше не берется в расчет и не рассматривается как нечто ценное. Ведь сакральность и ее носители для олигархии не имеют никакого веса, никакого значения, а в центр их жизнедеятельности помещается только нажива и стремление к наживе, которые вытесняют абсолютно всё, затмевая все остальные аспекты развития общества, народа, государства.

Поэтому олигархия по своим параметрам не способна учитывать население в качестве сколь либо значимого субъекта истории и того, на что следует обращать внимание. Народы, население превращаются лишь в расходный материал в борьбе олигархии за наживу, за контроль над административными ресурсами, который позволяет увеличить объем наживы. Поэтому народ для олигархов — ничто, а деньги — всё.

Не думаю, что Порошенко пытается укрепить государственность, когда издает указ о разоружении частных армий. Я вижу в этом одно только стремление обезопасить себя лично. Он всего лишь хочет сохранить то, что в течение последних 20 с лишним лет было нажито «непосильным трудом» посредством разграбления того, что было построено и создано Россией. А ведь именно Россия создала украинскую государственность, которая после вытеснения русских, как их называют, оккупационных элит, и перестала существовать в качестве государственности как таковой. Государственность поддерживается за счет элит, а олигархия — за счет частных армий. Так что стремление разоружить бандгруппы конкурентов вызвано лишь желанием усилить свои собственные бандгруппы в виде Национальной гвардии и получить монополию над силовым контролем бывших государственных, а ныне олигархических активов на этой территории.

Ведь настоящее укрепление государственности связано с совершенно другими действиями, которые как раз и не осуществляются. А осуществляется то, что добивает остаточную постсоветскую государственность бывшей Украины, превращая ее в руины.

Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко предложил Коломойскому создать «Днепропетровскую республику». Что ж, это была отличная идея! Это единственно возможный адекватный выход из сложившейся ситуации коллапса на территории бывшей Украины, которая в нынешнем ее виде, в нынешних масштабах и при нынешнем многообразии центров силы абсолютно неуправляема и превратилась в территорию хаоса. Порядок может быть наведен только на отдельных локализованных по культуро-цивилизационному принципу пространствах.

То есть для того, чтобы выжить, людям, оставшимся сегодня на пространстве бывшей Украины, необходимо локализоваться либо в культуро-цивилизационные автономии, либо в административные, которые объединяют людей по интересам. Кого-то — на основе стремления войти в пространство Русского мира, кого-то — на основе элементарного экономического выживания, кого-то — на основе стремления в Европу и западные структуры (последнее прежде всего относится к Галичине и так называемой Западно-украинской народной республике, которая также имеет исторический прецедент своего суверенного существования). Поэтому локализация в административных либо культуро-цивилизационных автономиях — это сегодня единственный способ выжить для народов этого раздираемого внутренними противоречиями, гражданской войной и американским хаосом пространства.

Батальоны Коломойского покинули Одесскую область. Что ж, здесь можно понять Коломойского, который больше не может распыляться. Теперь Коломойскому нужно мобилизоваться и аккумулировать все свои ресурсы на том, чтобы сохранить влияние в Днепропетровской области бывшей Украины. К тому же его экономические дела сейчас идут не лучшим образом, так что держать еще и Одессу ради Киева, который в лице олигарха Порошенко грубым образом лишает его активов, он не может, не обязан и не должен.

Кстати, это является возможностью для самоопределения Одесской народной республики в качестве самостоятельного, независимого, суверенного субъекта, который в таком виде имеет гораздо больше шансов на выживание, нежели в составе унитарной бандеровской, управляемой олигархами Украины.

Россия же не является стороной конфликта, Россия — цель этого конфликта, который и развязан американскими стратегами как раз против нас. И наш интерес состоит в том, чтобы минимизировать социальную, экономическую, военную базу хунты, засевшей в центре Киева. Чем больше фрагментов бывшей Украины объявят о собственной автономии либо о суверенитете или государственности, тем быстрее на этой территории наступит мир, тем меньше крови прольется, тем меньше возможности будет у хунты выкашивать население этих областей через организацию мобилизаций и отправки людей в качестве «пушечного мяса» в «котлы», где они физически уничтожаются. То есть и с гуманитарной, и с экономической, и с политической, и с геополитической точки зрения Россия заинтересована в сегментировании пространства бывшей Украины на отдельные суверенные государства.

Ведь это сохранит жизни десятков и даже сотен тысяч людей, стабилизирует ситуацию путем выведения из-под власти обезумевшей проамериканской хунты этих пространств и через возможность налаживания уже прямых экономических контактов, восстанавливающих кооперационные связи единой экономической системы, созданной еще в рамках советского государства и продолжавшей по инерции функционировать 20 с лишним лет после распада СССР. При хунте же это точно не будет работать, поскольку все эти связи будут разорваны и уничтожены, что, собственно, и происходит на наших глазах. Чем меньше будет территория влияния хунты под управлением ЦРУ, сидящей в центре Киева, тем спокойнее и более мирно будут ощущать себя люди, населяющие это пространство, тем благоприятнее будет развитие всех процессов для России, стремящейся к миру, стабильности, стабилизации этого пространства и к восстановлению экономических отношений.

В этой связи необходимо отметить, что бывший министр обороны Донецкой Народной Республики Игорь Стрелков совершил крайне важную историческую миссию: создал прецедент сопротивления хунте. Иначе мы везде наблюдали бы такой же плачевный сценарий, как в Одессе. То есть людей бы просто безнаказанно жгли, как скот, отправляли на убой, и хунта безраздельно властвовала бы на всем пространстве бывшей Украины. Стрелков вселил надежду и показал, что хунте можно сопротивляться, что американское влияние не тотально, что Америка не всевластна и что даже небольшая группа людей, мотивированных идеологически и мыслящих в исторических категориях, способна бросить вызов, казалось бы, непобедимой армаде западных государств, разрушающих одно суверенное государство за другим — и на Ближнем Востоке, и на постсоветском пространстве.

По сути, Стрелков бросил вызов американской гегемонии и победил уже тем фактом, что в принципе осмелился это сделать, продемонстрировав как возможности человеческой воли и идеи, так и возможности идеологической мотивации изменять ход истории и давать людям свободу и надежду на освобождение от всевластия глобального Запада. Поэтому Стрелков уже вошел в историю как герой, который бросил вызов Голиафу. Его роль абсолютно бесценна, и он является образцом для подражания для десятков и сотен тысяч людей по всему пространству Новороссии, территории юго-востока бывшей Украины, которые, глядя на Стрелкова, должны подниматься на восстание против всевластия глобального Запада, американской военщины и марионеточных режимов, которые американцы понатыкали по всему миру.

Ведь распад Украины — это неумолимый процесс. Он просто неизбежен. И чем быстрее это произойдет, тем менее кровавыми будут последствия февраля 2014 года. Еще раз повторю: распад Украины — это бескровный выход из той ситуации, которую американцы создали на территории бывшей Украины против России.

С этой позиции судьба украинских олигархов может быть различной. Это — открытый вопрос, который зависит от того, на чью сторону они встанут. Либо они встают на сторону глобального Запада и глобальной олигархии — тогда они подтверждают свой компрадорский, антинародный, античеловеческий статус, превращаются во врагов своего народа и подлежат физическому уничтожению, либо олигархи встают на сторону народа и создают народные республики в тех областях бывшей Украины, которые отказываются подчиняться киевской хунте. И уже тогда, создав элементы народной демократии в этих новых фрагментах, вышедших из-под власти нынешнего кровавого Киева, олигархи принимают новый статус и становятся поборниками воли народов бывшей Украины.

Коломойский вполне имеет шанс осуществить это, как, впрочем, и другие олигархи в случае их переориентации на интересы собственного населения, а не на проамериканскую хунту, выражающую исключительно интересы западного глобального, транснационального капитала. Да, у Коломойского руки в крови. Но что делать, так делается история… История делается кровью, а политика делается на основе категории «друг-враг», что описано еще Карлом Шмиттом. И в политике «друг» является следствием волевого и исторического выбора. Но он может стать врагом, а враг может стать «другом» в зависимости от тех политических позиций, которые они принимают. Поэтому кровь не является безусловном фактором зла в истории и в политике. Кровь является неизбежным побочным продуктом исторических процессов.

Никогда история не делалась и не делается без крови. Поэтому она становится приговором лишь тогда, когда тот или иной исторический политический субъект переходит на сторону зла вне политики, выходит за рамки политики и становится на сторону зла в абсолютных религиозных, надисторических и надполитических императивах. Пока он находится в сфере политики, он может выбирать сторону. И тогда оценки его участия в истории меняются. Примеров этому — масса, в том числе и в новейшей истории: мы помним, как Россия сражалась с чеченцами, когда они встали на сторону Запада и, приняв на себя атлантистский геополитический индекс, стали врагами России. А вот когда чеченцы перешли на сторону России, то стали друзьями. И вся та взаимная ненависть, которая существовала в тот момент, когда чеченцы воевали за интересы Запада, была нейтрализована, дезавуирована их нынешним выступлением на стороне России и ее интересов. То же самое в истории наблюдалось множество раз и прежде…

Поэтому сегодня Коломойский — кровавый тиран, когда он стоит на стороне глобального Запада и глобальной олигархии, а завтра, перейдя на сторону России, на сторону народа, создав народную республику в Днепропетровске, его исторические качества и оценка его роли в истории изменятся на совершенно другую.

Что касается бандеровцев, то по умолчанию это русофобский и враждебный России статус. Бандеровцы не могут стать на сторону России, они как явление не могут быть на стороне России, потому что созданы против России. Но как отдельные люди бандеровцы могут выйти из этого движения, русофобского по своей сути, по своей онтологии, и перейти в другое движение, например, в движение ополчения, сопротивляющегося глобальной олигархии и глобальному Западу. Тогда эти же самые люди, которые прежде были бандеровцами, станут нашими союзниками и друзьями. Однако само по себе бандеровское движение останется русофобским по своей сути. Пока в нем будут находиться хотя бы два или три бандеровца, оно будет существовать, причем даже если один из них будет предателем, второй героем, а третий командиром.

Евразия 30.03.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...