"Конец истории" откладывается

Юрий Тавровский

Один из главных результатов саммита Шанхайской организации сотрудничества, который сегодня завершается в столице Башкортостана, — курс на расширение. Первые претенденты на членство в ШОС — Индия и Пакистан (ранее имевшие статус "страны-наблюдателя") сразу после саммита начинают процедуру вступления в Организацию. Так что, формат "шанхайская шестерка" в перспективе изменится, на "шанхайскую восьмерку". Круг будет шириться и дальше, поскольку своей очереди ждут более десятка потенциальных участников. ждут своей очереди.

Важность встречам и переговорам в рамках ШОС и БРИКС, посвященным обсуждению актуальных региональных и глобальных проблем, добавляет новое "действующее лицо" мировой политики. Это пока еще не оформленный в терминах международного права "один пояс и один путь", как для краткости назвали две взаимосвязанные китайские концепции – "Экономического пояса Великого шелкового пути" и "Морского шелкового пути для XXI века". Колоссальный экономический и финансовый потенциал Китая превращает "один пояс и один путь" в несущую конструкцию его геоэкономической стратегии, которая все сильнее воздействует на мировую экономику. Пока не совсем ясны конкретные формы сопряжения "одного пояса и одного пути" с ШОС и БРИКС, равно как и с созданным недавно Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Но уже очевидно, что китайская интеграционная инициатива придаст этим объединениям новое измерение. Именно это сопряжение и стало важнейшим на встрече в Уфе.

В Уфе собрались не просто лидеры держав, представляющих 40% населения Земли и четверть мирового ВВП. Под одной крышей оказались политики, способные к глобальному, историческому видению будущего своих наций и всего мирового сообщества. Президент России Владимир Путин, председатель КНР Си Цзиньпин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Бразилии Дилма Руссефф. Каждый из них играет в современном мире весьма важную роль. Личный политический опыт и коллективный интеллектуальный запрос национальных элит привел их к осознанию необходимости пересмотра нынешнего мирового порядка. Возглавляемые ими страны обладают немалыми экономическими, финансовыми и военными возможностями, хотя в столицах государств «золотого миллиарда» их по-прежнему снисходительно называют развивающимися экономиками.

Для ЕАЭС, ШОС, БРИКС и пока еще не сформированной группировки "Шелкового пути" характерно перекрестное членство. Но в качестве непременных членов в этих структурах чаще всего оказываются Россия и Китай. Это, конечно, не случайно. Как постоянные члены Совета Безопасности ООН они своим присутствием они на порядок повышают политический вес каждого объединения со своим членством. Как ядерные державы они прикрывают своих партнеров "зонтиком безопасности", столь необходимым на фоне быстрых и безжалостных расправ над неугодными Западу режимами – нарушителями правил "вашингтонского порядка". Как экономические гиганты с безбрежными запасами сырья и финансов они способны создать ядро потенциальной зоны свободной торговли беспрецедентных размеров.

Как две крупнейшие континентальные державы Евразии они формируют новую геополитическую реальность, о которой 100 с лишним лет назад предупреждал английский ученый Халфорд Макиндер. Он рассуждал, что heartland, или «сердцевинная земля», простираясь от берегов Янцзы до Персидского залива, является тем самым "архимедовым рычагом", который способен перевернуть весь мир. "Контролирующий heartland станет контролировать "Мировой остров" (материк Евразия), а контролирующий этот остров будет командовать всем миром". За пределами "Мирового острова", составляющего около 60% земной тверди, лежит второстепенное полушарие со своим огромным океаном и менее значительными островами, под которыми сэр Макиндер подразумевал обе Америки и Австралию.

Теория Макиндера лежит в основе геостратегических построений западных внешнеполитических ведомств и генеральных штабов. Для них нет ничего страшнее перспективы создания российско-китайской "сердцевинной земли" и примыкающих к ней регионов. Пытаясь с начала нового века сдерживать Россию и Китай, ставших чересчур непослушными, Запад не просчитал последствия на несколько ходов вперед. В результате Москва и Пекин стали сближаться подчас даже вопреки намерениям части своих элит, остающихся сторонниками "вашингтонского консенсуса". Однако национальные интересы неумолимо диктуют новые правила игры, определяя путинский "Разворот на Восток" и начатое Си Цзиньпином "Возвращение на Запад", как можно было бы назвать современную редакцию Великого шелкового пути, существовавшего две тысячи лет. В этом встречном движении две важнейшие силы "сердцевинной земли" не сталкиваются, а достигают синергии усилий.

На встречах в Уфе и Форталезе, Пекине и Москве, Дурбане и Нью-Дели кирпичик за кирпичиком закладывается основа нового мирового порядка, который не позволит установить господство одной державы или группы стран. Этот порядок разрушает почти завершенную финансово-политическую вертикаль "глобализации" с США на самом верху. Теперь изящный замысел охвата всего мира подконтрольными Вашингтону структурами Транстихоокеанского партнерства и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства вряд ли будет реализован. А значит не будет достигнута главная цель – обеспечить гегемонию США в ХХI веке. Возникает новый полюс мирового развития, представляющий собой не вертикаль, а горизонталь, которая соединяет страны разных континентов. Предсказанный Фрэнсисом Фукуямой "конец истории" откладывается. Конечно, "инь" и "ян" мировой политики продолжат свои борьбу и взаимодействие. В результате возникнет более справедливый мир.

infoshos.ru 09.07.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...