АРАБСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ СТИХНУТ К 2035 ГОДУ

Шамиль СултановШамиль Султанов

Ущерб, нанесенный странам Ближнего Востока и Северной Африки с 2010 по 2014 год в результате событий «арабской весны», составил 833,7 млрд долларов. Согласно данным доклада «Цена «арабской весны», который был озвучен на Арабском стратегическом форуме в Дубае, большую часть этих потерь составляет разрушенная инфраструктура и прямой ущерб ВВП (461 млрд и 289 млрд долларов соответственно). Помимо этого оценивались потери финансовых рынков, падение уровня иностранных инвестиций и доходов от туризма, а также расходы на содержание беженцев.

Президент Центра стратегических исследований «Россия – исламский мир» Шамиль Султанов считает, что осенью 2010 года на арабском востоке началась общеарабская революция: «Если вы вспомните характерные черты революции, то вы найдете все компоненты этих характеристик. Началась, это не только египетская революция, не только тунисская революция. Благодаря общенациональным медиа, которые возникли там «Аль-Арабия», «Аль-Джазира», которых не существовало в 1970-е годы, воссоздался единый очень любопытный момент: общеарабский литературный язык стал понятен миллионам людей, благодаря этим общеарабским телестудиям. В этом смысле коммуникационный обмен усилился и начался процесс развертывания революционного процесса».

По словам Султанова, в Египте «Братья мусульмане» не были готовы к революции: «В течение первого полугода молодежные организации, которые выступали в авангарде демонстраций в январе-феврале 2011 года задавали тон политике. Лишь постепенно более организованная сила в египетском обществе, которая казалось бы, готова была реализовать свою программу — «Братья мусульмане» — встали во главе этого политического процесса. После 2012 года, когда Мухаммед Мурси (президент Египта с 30 июня 2012 года по 3 июля 2013 года) пришел к власти, выяснилось, что его партия со своей программой оказалась неадекватной тем требованиям, которые были в реальной ситуации. Это характерно не только для нынешних революций в арабских странах, но и для многих революций».

Приход Мурси к власти эксперт сравнил с действиями в Российской империи Партии социалистов-революционеров (эсеров): «С февраля по октябрь у власти в России находилось самая мощная партия, которая опиралась на самую мощную социальную группу. Социальной базой эсеров являлось христианство. Но они оказались неадекватны, также как и «Братья мусульмане». Дальше начался следующий этап – этап радикализации. Мы эту радикализацию видим везде. Это не чисто региональный процесс. Никогда никакая революция не проходила без вмешательства внешнего фактора. Характерная особенность нынешнего внешнего фактора на Ближнем Востоке заключается в том, что здесь очень много внешних игроков, которые играют свою игру, в том числе через свои спецслужбы. Эти спецслужбы опираются на «свои» террористические организации. Таким образом, ситуация еще больше осложняется».

Характерным моментом, который отличает нынешнюю «арабскую революцию» от русской революции 1917 года, и даже от иранской революции 1979 года, Султанов назвал усиление значения региональных факторов. «То, что началось в 2010 году, продлится, как минимум, до 2030-2035 года, потому что нормальный революционный цикл революции – 30-35 лет. Попытки решить проблемы, в том числе через с венские переговоры — дипломатические потуги, которые ни к чему реальному не приведут. Потому что в основе решения проблемы на Ближнем востоке – установление нового баланса сил. А до нового этого баланса сил, к сожалению, сейчас очень и очень далеко».

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...