Какова цена залпа «Калибров»

Юрий БаранчикЮрий Баранчик

В информационной войне против России американцы, как в хоккее, будут играть «грязно»

Информационная война России в Сирии началась ещё до начала участия российских ВКС в боевых действиях на территории этой страны. Началом можно считать выступление президента России Владимира Путина на Генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке, в котором он представил миру позицию России по наиболее актуальным вопросам современной мировой повестки дня.

Оставим в стороне содержание речи, которое уже разобрали по цитатам, и попробуем ответить на главный вопрос: «А зачем Путину надо было вообще выступать перед «мировым сообществом»?», ведь можно было опубликовать статью в любом мировом СМИ? Ответ очень прост — затем же, зачем надо было организовывать полёт молодых стерхов. Содержание выступления Путина в Нью-Йорке — глубоко вторично по отношению к некоей психологической составляющей его послания лидерам мирового сообщества и принимающим решения на глобальном уровне кругам на Западе. В чём состоит этот смысл — покажет время. Но развитие ситуации в мире в течение 29–30 сентября показывает, что те, кому были адресованы тезисы Владимира Путина, их услышали. И не просто услышали, а уже достигли конкретных договорённостей с Москвой относительно первых шагов по отходу от той пропасти, в которую вела мир сатанинская группировка.

Сегодня можно утверждать со всей очевидностью, что ход текущих событий на мировой геополитической арене, как в целом, так и в частности (Сирия и Украина), определяется российско-американскими договорённостями. Надо отметить, что сами договорённости достигнуты благодаря тому, что Россия стала не просто более жёстко и чётко артикулировать свои интересы, но и демонстрировать военно-политический механизм их реализации и защиты. На этом фоне США вынуждены договариваться исключительно по той причине, чтобы не выпасть из процесса и чтобы о них в конечном итоге не начали вытирать ноги все кому не лень.

Многие эксперты обратили внимание на то, что операция России в Сирии была начата после визита Владимира Путина в Нью-Йорк. Правда, некоторые эксперты стали полагать, что операция в Сирии стала возможна только после обсуждения её с Обамой. На мой взгляд, это ошибка. Решение о проведении операции, судя по этапам планирования, было принято как минимум ещё весной этого года — только такие сроки позволили создать соответствующую материально-техническую базу для бесперебойной работы российских ВКС в Сирии начиная с октября. Встреча с Обамой Путину была необходима для того, чтобы в очередной раз позволить Обаме сохранить своё лицо на фоне его очень слабого положения во внутриполитической конфигурации и расстановке сил и упрочить его позиции, т. к. голос Обамы Путину ещё нужен.

В результате были достигнуты договорённости, которые и России развязывают руки, как на Украине, так и в Сирии, так и позволяют США утверждать, что у них всё под контролем. Русским эти формулировки до лампочки, главное, делать то, что решено. А мировое сообщество пусть пока слушает речи США, медийный план для нас пока глубоко вторичен, тем более финансово он нам пока неподконтролен. О том, что между Россией и США были достигнуты серьёзные договорённости, свидетельствует весь ход дальнейших событий. Это признают даже жёсткие критики российского президента. В частности, бывший помощник российского президента Андрей Илларионов в своем блоге пишет:

«Договорённости Путина и Обамы по Украине: 1. Мы вместе хотим разрешить «украинский кризис» (не остановить российскую агрессию против Украины и прекратить российскую оккупацию и аннексию украинских земель). 2. Совместная задача России и США — добиться выполнения Минска-2. 3. Для этого в Париже произойдёт встреча Олланда, Меркель и Путина (фамилию Порошенко Керри называть не счёл нужным). 4. Задача встречи — добиться выполнения Минска-2.

Договорённости Путина и Обамы по Сирии: 1. Сирия должна сохраниться единой и секулярной. 2. Должны быть развёрнуты (продолжены) боевые действия против ИГИЛ. 3. Должен быть управляемый, занимающий определённое время переходный процесс по изменению политического режима в Сирии.
4. Сохраняются разногласия относительно того, что именно этот переходный процесс означает и какими могут быть результаты такого переходного процесса. 5. В этом переходном процессе должны участвовать Россия, Иран, Саудовская Аравия, Турция, Катар. 6. Коалиция между США и Россией в войне против ИГИЛ «абсолютно возможна» — при условии достижения договорённости о содержании переходного процесса».

Несмотря на жёсткую антипутинскую настроенность Андрея Илларионова, с основными его оценками можно согласиться — весь последующий ход событий их подтверждает. Но исходя из этого соответствующим образом надо относиться и к тому информационному шуму, особенно в западных СМИ, который сопровождает операцию ВС РФ в Сирии и посреднические усилия Москвы на Украине. Также очевидно, что исходя из результатов Парижа и немцы, и французы идут в рамках российско-американских договорённостей по Украине. Соответственно, кризис на Украине будет сворачиваться в рамках процесса федерализации, а в Сирии — на базе российско-американских договорённостей.

На этом фоне, однако, возникают более сложные и длительные последствия операции ВС РФ в Сирии. Интересный прогноз в своём блоге предлагает, в частности, Павел Свиридов: «Целью участия Вооружённых сил России в гражданской войне в Сирии является вовсе не защита режима Башара Асада. Это всего лишь повод. <…> Настоящей целью боевых действий является ликвидация одиозных религиозно-экстремистских государств типа Саудовской Аравии, Катара и пр., уничтожение распухшей от нефтедолларов местной арабской «элиты», всяких деревенских «королей» и «принцев». <…> Не Россию втянули в сирийский конфликт, а Россия с Ираном, Ираком, стоящим за спиной Китаем, при молчаливом согласии части элит США (нефтяное лобби республиканцев) осторожно втягивают все эти застывшие в мрачном средневековье недогосударства в вооружённое противостояние самым современным армиям мира. <…> Без электричества, опреснённой воды и при неработающих кондиционерах города эти дутые нефтекарлики через пару недель превратятся в призраки, заметаемые песком пустыни. Народ вернётся к корням, к верблюдам и бедуинским палаткам. Многочисленные «короли и принцы» будут объявлены вне закона, а их баснословные авуары в банках США будут ликвидированы (присвоены) элитой пришедших к власти республиканцев. Доставшаяся сумма в триллионы долларов будет хорошей платой за сохранение нейтралитета армии и флота США при событиях на Ближнем Востоке».

Т.е., по большому счёту, Россия в Сирии начала выполнять те задачи глобального развития, которые не смогли выполнить США. Соответственно, роль мирового центра военной силы, вполне возможно частью мировых элит, готова быть закреплена за Россией, т. к. те принципы мирового устройства, которые предлагает Москва (выступление Владимира Путина на Генассамблее ООН) гораздо адекватнее происходящих в мире процессов, чем ничем не подкреплённое шапкозакидательство Обамы. И вполне возможно, что если ИГИЛ само не растворится в песках пустыни, оно будет выдавлено с территории Сирии и Ирака в Саудовскую Аравию.

А для того, чтобы ни у кого (т. е. только у США) не было соблазна утроить России какую-нибудь провокацию, были выполнены пуски крылатых ракет из акватории Каспийского моря: «в результате у США получалось, что их авианосные ударные группы (АУГ) являются практически неуязвимыми. По расчётам американских стратегов, для уничтожения одной АУГ российский флот должен был обеспечить залп не менее чем ста ракет, для чего в одном месте необходимо было сосредоточить практически все ударные корабли (ракетные крейсеры, ракетные эсминцы и многоцелевые атомные подлодки) Северного или Тихоокеанского флотов. В Вашингтоне считали, что каждый из двух российских флотов, не запертых наглухо в закрытых акваториях, в худшем случае сможет нанести какой-то (возможно, даже значительный) ущерб одной АУГ, после чего его ударные силы практически прекратят своё существование, а господству оставшихся сил США на просторах мирового океана ничто угрожать не будет.


Выяснилось, что на деле дальность стрельбы даже небольших кораблей — не 400 и не 600, а намного более полутора тысяч километров. То есть и Каспийская флотилия, и Черноморский флот способны, не покидая свои акватории, уничтожить любого противника в Восточном Средиземноморье и в Персидском заливе, а Балтийский флот способен держать на прицеле Северное море, Ла-Манш и часть Норвежского моря. С учётом возможности Северного флота контролировать Северную Атлантику из-за пределов досягаемости противника и аналогичной возможности Тихоокеанского флота утопить всё, что плавает в Тихом океане севернее Гавайев, флот США оказался неспособным проецировать угрозу на берега Евразии.

Поскольку ракетный залп может быть дан совершенно незаметными кораблями ближней морской зоны с удаления в тысячи километров, американские моряки увидят ракеты только в момент попадания в их корабль или на подлёте. Принять эффективные меры самообороны они просто не успеют. Таким образом, резко сокращается количество ракет в залпе, необходимых для уничтожения АУГ. Исчезает необходимость подводить к ней крупные надводные корабли флота РФ на расстояние эффективного ответного удара. Следить же за каждым сторожевиком, ловящим браконьеров в Охотском или Каспийском морях (но способном внезапно утопить американский авианосец, мирно пасущийся за три моря от этой неприметной лодочки), США просто не в состоянии

Более того, спроецировав продемонстрированные флотом возможности на авиацию, генералы Пентагона уже рассчитали, что российские ВКС способны расстреливать цели на территории США, не покидая воздушное пространство России. Америка впервые в истории почувствовала себя беззащитной перед обычным (неядерным) оружием.

Но самое опасное для США не то, что Россия обладает возможностью прикрыть свою территорию и территории своих союзников в Евразии от американского флота, который теперь становится бессмысленным бременем для налогоплательщиков (он, по сути, ликвидирован как военно-политический аргумент). И даже не то, что Москва может при желании пострелять по территории США обычным оружием с безопасного удаления (совсем как США по Ираку). Главное, что это поняли союзники США.

В этой связи позволю себе не согласиться с тезисами уважаемого китаеведа Андрея Девятова, сказанными в одном его интервью, о том, что применение дорогих ракет по объектам террористической инфраструктуры ИГИЛ было избыточным, т. к. стоимость одной ракеты «Калибр» (по его оценкам, 6,5 млн долларов, по мнению других экспертов — 3 млн долларов) существенно превышает стоимость цели. Дело в том, что целями российских «калибров» были отнюдь не объекты инфраструктуры ИГИЛ, а сознание высших должностных чинов вашингтонской администрации и их союзников, руководящего состава НАТО и т. д.

Ещё Наполеон говорил, что «миром правит воображение». Поэтому Москва стреляла отнюдь не по объектам в пустыне, а по сознанию лиц, принимающих решения на Западе. Им было показано, что американские АУГ в северном полушарии, а тем более вблизи берегов России, более не являются неядерным средством сдерживания или нападения. И что залпа с малых кораблей прибрежной зоны действия стоимостью около 100 млн долларов будет достаточно, чтобы списать в утиль 9 млрд военно-морской мощи США. Это — во-первых. А во-вторых, практически весь театр военных действий на территории всей (!) Евразии Россия контролирует из внутренних водоёмов, за исключением Тихого и Ледовитого океанов, но и здесь российские корабли могут находиться в прибрежной зоне, надёжно защищёнными другими средствами ПРО-ПВО.


Т.е. 7 октября подведена черта под эпохой проигранной холодной войны. Россия вернулась в высшую лигу мировой политики, где кроме нас только США. При этом необходимо отметить, что Москва предлагает не новую горячую или холодную войну, а новый мир с целью решения тех действительно важных задач развития, которые стоят перед всем человечеством без исключения. Время для человеческой цивилизации сжимается, и действовать надо эффективно.

Будучи не в состоянии противостоять стратегии России в Сирии, позиция США демонстрирует свою двойственность. С одной стороны, Обама в основном настроен на сотрудничество, хотя и не без выпадов в адрес России, что диктуется его слабым внутриполитическим положением. С другой — все остальные элементы вертикали власти США, имеющие отношение к внешней политике и обороне (администрация, Госдеп, Пентагон) демонстрируют практически открытую враждебность и мелкую игру исподтишка: «в результате налёта российских сил ВКС погибли мирные жители», «Россия может столкнуться с непредвиденными последствиями», «США должны применить к России изощрённые финансовые санкции» и т. д. и т. п.

В своих публикациях ранее автор этих строк неоднократно подчёркивал схожесть между американской внешней политикой и стилем игры в хоккей их национальной сборной. Когда сборная США побеждает — они играют красиво и даже позволяют себе благородные жесты и поведение. Однако когда сборная США (Канады — аналогично) проигрывает, тогда она начинает нервничать и играть очень грязно. И это осознанная тактика. Цель — вывести противника из себя, заставить нервничать, отвлекаться от главного, допускать ошибки. В результате американцам часто удаётся переломить ход неблагополучно складывающейся для них игры и выиграть матч.

То, что мы наблюдаем на мировой политической сцене, — полностью подтверждает проведённую аналогию между стилем хоккейной сборной США и стилистикой их внешней политики. После 1989 года американцы уверенно вели, поэтому позволили себе расслабиться и отвлеклись на мелочи. Однако с каждым годом Россия всё более сокращала разрыв в счёте, а американцы всё никак не могли собраться. В результате в 2013–2014 годах (после формирования ЕАЭС, Олимпиады в Сочи, срыва «евроинтеграции» Украины и возвращения Крыма) Россия сравняла счёт, а американцы ожидаемо стали играть грязно. И чем дальше — тем всё более грязно.

Вопрос — есть ли средство борьбы против этой тактики американцев? Советский хоккей доказал, что есть — это дисциплина, нереагирование на провокации, наращивание отрыва, борьба до финального свистка и добивание зверя в его логове. Что касается реакции американцев, то двойственность, звучащая в их публичных выступлениях, говорит о нескольких вещах. Во-первых, двойственность — это следствие растерянности, неготовности к такому развитию событий и злости. Как следствие — отсутствие единой методички для всех госорганов для публичного реагирования. Всё пишется на коленке.

Во-вторых, разногласие между Обамой и чиновниками второго и третьего уровня говорит о двух вещах. С одной стороны, и это не является открытием, Обама не контролирует полностью госаппарат, достаточно вспомнить фигуру бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, и поэтому является слабой политической фигурой, с другой стороны, значительная часть госаппарата подчиняется другим игрокам, которые в упор не видят самого Обаму. Поэтому в течение последнего месяца мы видим принципиально различные заявления из Вашингтона: от того, что США будут добиваться политического урегулирования в Сирии совместно с Россией, до того, что необходимы изощрённые финансовые санкции и военные меры противодействия России. Иными словами, кто во что горазд.

Вот как оценивают ситуацию сами американские СМИ: как пишет Bloomberg, администрация США не рассчитывала на столь быстрые действия России на территории Сирии и вынуждена резко перестраивать свою политику в регионе: «После разговора Барака Обамы и Владимира Путина в Нью-Йорке американские чиновники ожидали прямых военных консультаций с русскими, чтобы избежать конфликта в небе над Сирией. Вместо этого они получили за один час до удара уведомление, чтобы остаться в стороне. В этом уведомлении не было сообщено никаких деталей, по каким целям будет удар…» «Внезапный рейд оставил американцев удивленными и злыми», — констатирует автор публикации.

Очевидно, что цель большинства антироссийских вбросов — это, во-первых, работа с общественным мнением западных стран вне зависимости от того, что происходит в реальности, с целью формирования антироссийских настроений. Во-вторых, оказание психологического давления на российское руководство лиц, принимающих решения и участвующих в их подготовке, создание ложного информационного фона с целью затруднения принятия правильных политических и военных решений. С учётом происходящего на Украине в Сирии нам тем более надо быть готовыми к кровавым провокациям, в которых виновный уже назначен.

Надо создавать свою информационную повестку, которая не позволит вытеснить из медиапространства реальные действия России в Сирии и подменить их фейками. Понятно, что чем больше успеха будет России сопутствовать в Сирии, тем более грязно будут играть американцы. И дело тут не в Обаме и его амбициях. «Не стоит переоценивать результаты российско-американского диалога в конце сентября. Уже в октябре США взяли курс на дискредитацию России в связи с сирийским кризисом», — отмечает Василий Колташов в статье «Как действуют США против России в сирийской игре». Ситуация показывает, что Обама уже отыграл своё и будет стараться досидеть в кресле президента без особых потерь. Это сейчас его главная задача.

Возможно, ситуация уже носит даже не политический, а военный характер: «Судя по всему, «дипломатическое терпение», которое показывает Обама, идя на уступки России, не совсем дипломатическое, а вызвано полнейшим фиаско вооружённых сил США, которые, бомбя папуасов, забыли, что такое иметь дело с реальным противником, вооружённым современными авиационными и противоздушными комплексами. США пытаются сохранить лицо, делая вид, что они согласны не мешать России в Сирии, но по факту они просто не могут помешать России в Сирии, так как скорее помешают самим себе, потеряв свою авиацию».

Из этого вытекает, что Москве нельзя затягивать со своим военным присутствием в Сирии. Чем длительней оно будет, тем хуже будет складываться информационная среда. Поэтому можно предположить, что есть некие оптимальные сроки проведения операции поддержки наступления сирийской армии на позиции ИГИЛ. Думаю, что этот оптимальный срок находится в районе года плюс-минус два месяца. Вот тот временной промежуток, в течение которого необходимо решить проблему ИГИЛ в Сирии, выдавить этот гнойник либо на территорию Турции, либо на территорию Ирака или Саудовской Аравии, после чего сделать Сирию, наряду с Ираном и Ираком, одним из стабильных элементов евразийской коалиции.

Спроецировав продемонстрированные флотом возможности на авиацию, генералы Пентагона уже рассчитали, что российские ВКС способны расстреливать цели на территории США, не покидая воздушное пространство России. Америка впервые в истории почувствовала себя беззащитной перед обычным (неядерным) оружием.

Журнал «Изборский клуб», 2015 № 11-12

comments powered by HyperComments