Необходимо закрывать враждебные государству сайты

Александр ПрохановАлександр Проханов

С. КОРОЛЁВ: Понедельник, и, как всегда, в студии Александр Проханов. Александр Андреевич, приветствую Вас.

А. ПРОХАНОВ: Здравствуйте.

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв, всем доброго вечера. Начинаем с рубрики «Счастливый звонок», сегодня примем пятый. Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Сергей. В прошлую пятницу был Михаил Юрьев, он сказал, что на Украине нацистское государство, а тех, кто не согласен, таких, как я, например, нужно отправлять в лагеря. Как Вы считаете, прав он или нет, и где на самом деле нацистское государство?

С. КОРОЛЁВ: Вы так это услышали. У меня нет расшифровки перед глазами, давайте сделаем оговорку.

А. ПРОХАНОВ: Их надо отправить в лагеря, только в пионерские, в «Артек», на море.

С. КОРОЛЁВ: Или в «Орлёнок» в Сочи.

А. ПРОХАНОВ: В Крым. И там провести беседу. Я бы с удовольствием побеседовал, в чём-то убедил его, в чём-то он убедил бы меня. В той острейшей риторике, которая ведётся между украинцами и нами, возникают дикие обвинения, которые препятствуют нашему возможному дальнейшему движению.

С. КОРОЛЁВ: Вас устраивает такой ответ?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Где в большей степени нацистское государство: в Украине, где в руководстве находятся люди разных национальностей и их называют и хунтой и нацистами, фашистами или у нас, в масс-медиа, говорящие головы?

А. ПРОХАНОВ: Я не могу сравнивать уровень нацизма на Украине и в России. Уровень фашизма в нацистской Германии 1933 года и сегодняшней России я бы мог сравнить, а здесь у меня нет аршина, которым бы я измерял нацистские вёрсты.

С. КОРОЛЁВ: Давайте двигаться дальше. Раз уж мы заговорили об отношениях между людьми, сегодня Александр Бастрыкин, глава Следственного Комитета, написал программную, как её уже называют, статью о том, как нам угрожают наши противники, уже не путём реальных войн, а информационных, гибридных. Вроде много писали и до него, но есть определённые новшества: чиновник высокого уровня предлагает перенять опыт цензуры интернета у Китая – это первое из растиражированных предложений. Запретить деятельность СМИ с иностранным капиталом в России – такое предложение было, и, наконец, третье: приравнять к экстремизму высказывания, которые отрицают результаты референдума в Крыму. Вы согласны с такими предложениями?

А. ПРОХАНОВ: Я слышал сегодня обо всём этом с утра и раздумывал. У нас на глазах меняется тип общества и тип государства, в котором мы живём, причём эти перемены постоянны. Они начались с того момента, когда кончились 90-е и само государство образовалось, когда возникла молекула. Эта молекула стала увеличиваться, строиться, из неё – все другие молекулы. Постепенно, пройдя множество фаз и путей, мы сложились в сегодняшнее государство. У этого государства за спиной присоединение Крыма, операция в Сирии, конфронтация не только с Западом, но и со многими другими частями мира. В этой конфронтации нам всё больше объявляют тотальные формы войны, пока не горячей, но интернационной, государство на это реагирует. Ясно, что если оно на это не реагирует, его не существует. Оно хочет обезопасить себя от флешмобов, от площади Тахрир, Болотной, обезопасить себя от тех рафинированных тотальных и сложнейших воздействий на психологию наших граждан, которая осуществляется через интернет. В интернете работают мощнейшие оружейные системы, блестящие оружейники, враждебные нам, которые ломают наши стереотипы, побеждают неуклюжих патриотов-государственников в интернете. Озабоченность Бастрыкина мне понятна. Я не убеждён, что все эти предложения возможны сегодня или что все они своевременны и будут приняты Конституционным судом или нашей Думой. Но то, что мы защищаемся, заслоняемся – это вопрос нашего существования, безопасности, это, конечно, правильно.

С. КОРОЛЁВ: Вы ушли от прямых ответов. Цензура в интернете нужна?

А. ПРОХАНОВ: Цензура в интернете не нужна, но закрытие сайтов, враждебных государству, нужно. Цензура в прессе не нужна, но там, где возникает издания, проповедующие национальную или религиозную ненависть, их надо закрывать. А так цензура не нужна, нужна полная свобода, за исключением того, где мы устанавливаем несвободу.

С. КОРОЛЁВ: К примеру, приходит в эфир к нам Ирина Дмитриевна Прохорова и говорит, что не принимает результаты референдума в Крыму. Стоит ли после этих слов считать её экстремисткой?

А. ПРОХАНОВ: Нет, я думаю, что с дамами нужно обращаться бережнее и нежнее. Её нужно считать сестрой брата, который построил своё благополучие на костях зеков в Воркуте и северных норильских зонах. Её нужно считать дамой, которая не вправе судить о морали, этике, преследованиях. С одной стороны, люди осуждают ГУЛАГ и борются за абсолютную демократию, с другой – существуют на гулаговских костях и делают свой гешефт.

С. КОРОЛЁВ: Вы сейчас к ГУЛАГ как к чему-то негативному?

А. ПРОХАНОВ: Я всегда относился к нему негативно. Представьте себе евреев, которые приехали в Германию и поселились в Освенциме или Бухенвальде. Там хороший воздух, зелень, там безопасно, два-три музея дурацких, но о них можно забыть, они приехали и поселились там. Они сумасшедшие и не понимают, что в этих местах летают трагические духи, духи убиенных, отравленных? Если они приложат ухо к земле, то услышат такое количество стонов, рыданий и воплей на всех языках, в том числе и на идише. Тоже и здесь: когда ты приезжаешь в Норильск и видишь шахты, тяжёлые районы, города, понимаешь, что в сталинской стране необходим был никель для вооружения, экспорта.

С. КОРОЛЁВ: Вы оправдываете всё-таки смерть этих людей, стоны которых Вам слышатся в Норильске?

А. ПРОХАНОВ: Когда мы приезжаем туда и видим тяжёлые шахты, рудники, никель, то понимаем, что эти люди насильно, под плёткой, расстрелом добывали оружие войны.

С. КОРОЛЁВ: При чём тут Прохоров?

А. ПРОХАНОВ: Он взял и присвоил эти рудники. Он имел наглость забыть, что эти рудники построены под дулом пистолета, это была вынужденная акция, потому что стране нужны были эти ресурсы. И он эти ресурсы вместе с костями и стонами присвоил себе. Мы государство осуждаем за это, говорим ему, что оно аморально, заставило людей погибать, потому что тебе нужны были присадки.

С. КОРОЛЁВ: Вы так говорите сейчас.

А. ПРОХАНОВ: Так говорят многие либералы. И вот один из виднейших либералов, говоря так, приезжает туда и всё заграбастывает себе. Я считаю, что это аморально, и сестра его несёт за это ответственность.

С. КОРОЛЁВ: «Если вводить подобную цензуру, то мы никогда не узнаем про офшорные скандалы наших элит», «Кого США захватили за всю историю в отличие от России, для чего мы им нужны, если вся наша элита связана с Америкой и у нас все ресурсы можно купить?» Это потому что Бастрыкин говорит, что наш противник, США, ведут гибридную, информационную войну, и это самое опасное.

А. ПРОХАНОВ: Потому что вся наша элита проамериканская, продажная, контрнациональная, между народом и этой элитой существует пропасть, это одно из важнейших противоречий сегодняшнего государства. Удары по этому противоречию, стыки продажной компрадорской, контрнациональной, ненавидящий свой народ элиты, расшатывают государство и ведут к катастрофе и гибели. Работа систем воздействия, этого информационного оружия направлена на стравливание народа, который чувствует себя обобранным, униженным, обездоленным слепой, бездарной, вороватой элитой. Это столкновение грозит нам истреблением, новыми огромными потрясениями.

С. КОРОЛЁВ: «Репрессивный закон от Яровой и Бастрыкина, появление Нацгвардии – свидетельство того, что государство проиграло битву за умы граждан и уповает исключительно на силу. Можно ли так считать?» — спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Умы граждан – вещь абсолютно переменная. Во время перестройки Советский Союз проиграл битву за умы граждан, одним из которых был Горбачёв, и мы поплатились потерей огромного государства. Если бы это было в моей власти, то я бы прекратил гласность, перестройку, демократизацию, ввёл бы драконовские методы, как это пыталось сделать ГКЧП. В результате этого мы сохранили бы территорию, все потенциалы и в недрах сохранённых потенциалов смогли бы медленно, послойно создавать новый социум, новое общество.

С. КОРОЛЁВ: «В Китае коррупционеров будут расстреливать, если они украдут свыше 460 тысяч долларов. Сколько должен украсть российский коррупционер, чтобы заслужить расстрел?» — спрашивает Максим.

А. ПРОХАНОВ: Не всякого коррупционера в Китае расстреливают.

С. КОРОЛЁВ: 460 тысяч.

А. ПРОХАНОВ: Это немалая сумма.

С. КОРОЛЁВ: В рублях это 30 миллионов 820 тысяч. Не так много. Я думаю, что васильевское дело тянуло на это.

А. ПРОХАНОВ: На мой ответ математика не повлияет. Я считаю, что в XX да и в XXI веке было убито столько русских людей по разному поводу, такое количество смертей было, и каждая отразилась в нашем подсознании: мы все внутри вместо казни, мы все рвы, воины, которые обвязывают себя гранатами, кидаются под фашистские танки – убитых было очень много. Идеально было бы создать такой строй, в котором ни один человек не будет убит. Само убийство привносит в жизнь социума каплю тьмы, каплю безнадёжного зла. Исключить убийство – это огромное благо.

С. КОРОЛЁВ: Вы – ярый противник смертной казни?

А. ПРОХАНОВ: Да, я противник смертной казни. Но с коррупционерами всё иначе: их просто не выявляют, оставляют в покое. Если бы все коррупционеры были выявлены, наказаны, у них отобрали их имущество, они получили по заслугам – это было бы справедливо. А убивать – давайте пощадим оставшийся русский народ, нас так мало осталось.

С. КОРОЛЁВ: Достойно, хорошо. Теперь давайте поговорим о том, что делать с Ерофеевым и Александровым, которых признали на Украине виновными террористами, 14 лет тюрьмы, суд сегодня огласил своё решение. Со стороны адвокатов Савченко много заявлений, Киев получил обращение Савченко о начале процедуры возвращения на Украину, адвокаты это подтверждают, при этом сама Савченко не хочет быть обменена на Ерофеева и Александрова. Как Вам видится дальнейшее развитие событий?

А. ПРОХАНОВ: Я считаю Ерофеева и Александрова русскими героями, которые приехали защищать окровавленный Донбасс, своих братьев.

С. КОРОЛЁВ: Но попались.

А. ПРОХАНОВ: Не важно, кто они были на этот момент: военнослужащие или они ушли из армии – для меня это русские воины-герои. Они попались, русские герои часто попадают в плен, и Карбышев попал в плен и погиб там, как герой.

С. КОРОЛЁВ: В чём их заслуга кроме того, что они попались в плен? Савченко судили за убийство.

А. ПРОХАНОВ: Их заслуга в том, что они не были на свадьбе Гуцериева, не ели торты величиной с Эйфелеву башню, а поехали воевать за родину и за единомышленников, это русские витязи. Им не повезло, они попались, других убивали. Если у нас есть хоть малейшая возможность вытащить их обратно, надо её использовать. Обменять на Савченко? Давайте. Савченко так надоела, она начала свою карьеру как героиня, её называли Жанной Д`Арк или даже Зоей Космодемьянской, смешно слушать, а теперь она надоела своим пиаром, голодовками, истериками, народными украинскими песнями – там сплошная показуха. Чем быстрее мы от неё избавимся, тем нам будет приятнее, комфортнее. А если её выдачу Украине можно расценивать как торг или обмен – ради бога, важнее взять обратно своих сыновей.

С. КОРОЛЁВ: В корне-то это проблем не решит, корень проблем – Донбасс, там по-прежнему стреляют.

А. ПРОХАНОВ: Мы говорим о двух героях, которых можно сейчас спасти.

С. КОРОЛЁВ: Это самые известные, а сидит-то много попавшихся с той стороны.

А. ПРОХАНОВ: Надо вытаскивать.

С. КОРОЛЁВ: Парубий теперь возглавляет Верховную раду, и первое его заявление было о том, что он протолкнёт закон о визовом режиме с Россией. Гройсман – премьер-министр. Что дальше, что это меняет?

А. ПРОХАНОВ: Яценюк ушёл, с ним ушла эра Яценюка и людей, которые затевали Майдан. Придя к власти, они сделали очень многое. Во-первых, они подготовились к захвату власти, это не просто, они провели блестящую подготовку к захвату власти: внедрение боевиков, их обучение, создание патронов на Западной Европе, инструкторы, создание Майдана. Труднее всего в политике – захватить власть, они это сделали, сжигая «Беркут», стреляя в них, наполняя улицу Грушевского пожарами, потрясающими кадрами. Они захватили власть, это их победа. Второе: они консолидировали Украину. Украина до них была из лоскутов, там были русские, западенцы, киевляне, венгры, разные культурные векторы. Они сумели консолидировать Украину на ненависти к России, они впустили фермент русофобии, причём насколько, что теперь даже русские по происхождению украинцы ненавидят Россию, кидают в неё комья грязи. Они сделали очень много по внедрению в европейский контекст, безвизовый режим.

С. КОРОЛЁВ: Он ещё не действует, Голландия забуксовала.

А. ПРОХАНОВ: Вся Европа набита украинцами. Яценюк сделал огромное для вхождения в Европу: он уничтожил всю тяжёлую промышленность Украины, выполнил главное условие – уничтожить этот балласт, доставшийся им от Советского Союза, великие заводы «Южмаш», КБ «Атонова», «Турбоатом», и он их уничтожил. Наконец, он ввёл на Украине внешнее управление, американское. Всё это огромные достижения. К потерям этой эры можно отнести Крым, Донбасс и место в цивилизации, уничтожая эту промышленность они вырвали Украину из цивилизационного потока.

С. КОРОЛЁВ: Я понял про Яценюка, а Гройсман, Парубий что? «Обмен Савченко, а она опять будет убивать наших – Вы этого хотите?» — возмущается слушатель. Не нравится людям, Александр Андреевич.

А. ПРОХАНОВ: Я не хочу понравится людям, я хочу, чтобы два наших солдата вернулись на родину, даже если это будет стоить мне репутации. А что касается Савченко, то она не будет никого убивать, она это прошла, она будет заниматься политикой, истерически стремиться стать лидером сегодняшней Украины. Какая-то часть сегодняшней элиты будет содействовать этому, а другая часть, связанная с другой женщиной с косой, будет этому всячески противодействовать.

С. КОРОЛЁВ: Парубий и Гройсман.

А. ПРОХАНОВ: Началась новая эра. Казалось бы, она должна нести в себе новую доктрину. Мы видим, что никакой доктрины нет, 3 миллиарда России они не возвращают, нагло отказываются это делать, русофобия по-прежнему остаётся главным козырем. Единственное, что там изменилось – похоже, что внешнее управление, которое осуществляли сотни американских советников, сменилось внешним управлением МВФ и The Goldman Sachs Group – банкиры, крупные финансовые группы начинают контролировать сегодняшнюю Украину. Конечно, хаотизация украинской жизни будет продолжена. Я не убеждён, что она немедленно кончится крахом и украинским распадом, но ничего нового эти два человека не привнесут, среди них нет персоны, которая в этих трагических для Украины условиях могла найти выход, рецепт. В этих кризисных условиях нужны абсолютно неординарные люди, концепты. В своё время в России был Столыпин, который явился как революционер, новатор, он не был предсказуем, он не был ожидаем, и он явился, как спаситель, его на взлёте подстрелили – что-то похожее должно было появиться на Украине. Но где в этом турбулентном потоке, в этой ненависти, безумии, среди оголтелых СМИ появится такой украинский Столыпенко.

С. КОРОЛЁВ: Вы говорите про украинского Столыпина, а я, кажется, увидел русского Солыпина. Возвращаюсь к прямой линии президента, он сказал, что Кудрин возвращается, что его привлекут к экономической программе, экономической стратегии, лучший министр финансов до этого, напомнил нам Дмитрий Песков. Путин говорит, что редко встречаются, надо встречаться чаще, и он попросит Алексея Леонидовича в экспертный совет, чтобы он писал для России новую экономическую программу. Все уповаем на Алексея Кудрина. Что бы Вы ему пожелали?

А. ПРОХАНОВ: Это огромное преувеличение.

С. КОРОЛЁВ: А факты говорят, что всё наследие Кудрина как было, так и осталось.

А. ПРОХАНОВ: Запихнуть Кудрина в комиссию, в экспертный совет – ещё дальше отстранить его от исполнительной власти.

С. КОРОЛЁВ: А кто сейчас руководит экономическим направлением нашей страны?

А. ПРОХАНОВ: Высшая школа экономики, Мау.

С. КОРОЛЁВ: Далеко они ушли от Кудрина?

А. ПРОХАНОВ: И Кудрин в том числе. У Кудрина нет новаций, он израсходовался на новациях. Он был экономистом тучных лет, наступили тощие времена, и у либералов нет концепта, нет антикризисной программы, хотя Путин говорит, что она есть. Но её нет – мы видим по поведению правительства, по высказываниям. Альтернативные экономические взгляды на нашу ситуацию демонстрирует Глазьев, но он не учитывается, он по-прежнему находится в аутсайде.

С. КОРОЛЁВ: А почему он не вхож?

А. ПРОХАНОВ: Он советник Путина, он вхож, пишет бумаги.

С. КОРОЛЁВ: Выступает у нас на радио.

А. ПРОХАНОВ: Экономический блок наполнен другими людьми, гайдаровцами, и Путин не хочет или не в состоянии их сменить. Поэтому надо

С. КОРОЛЁВ: Может, мы чего-то не знаем?

А. ПРОХАНОВ: Мы очень много не знаем. И в решениях, которые принимает Путин, с одной стороны, есть здравый смысл, с другой – есть элитные игры, с третьей – тайны его политической судьбы и появление на свет, с четвёртой – чисто психологические вещи. Власть – категория, где очень много зависит от психологии, тайных пружин, комплексов полноценности или неполноценности – этого мы не знаем.

С. КОРОЛЁВ: «Сообщите Проханову, что в отличие от России Украина выпустила совершенно новый, конкурентоспособный, полностью украинский самолёт», – пишет Максим через наш сайт.

А. ПРОХАНОВ: Я слышу: каждый день летает над нашей студией, урчит, 20-моторный что ли? Я не знаю такого самолёта.

С. КОРОЛЁВ: Прямо в студии летает.

А. ПРОХАНОВ: Может, это маленький беспилотник?

С. КОРОЛЁВ: Дрон.

А. ПРОХАНОВ: Нет такого самолёта.

С. КОРОЛЁВ: Возвращаемся: Александр Андреевич, какой вопрос не был задан? Каким был Ваш вопрос? Вы же пришли туда с вопросом.

А. ПРОХАНОВ: Я пришёл туда задавать вопрос.

С. КОРОЛЁВ: И Вы не стали, не пытались?

А. ПРОХАНОВ: Я пытался.

С. КОРОЛЁВ: Вас проигнорировали?

А. ПРОХАНОВ: Я сидел в первом ряду, тянул руку, и мой вопрос не был задан.

С. КОРОЛЁВ: Почему?

А. ПРОХАНОВ: Я пытаюсь понять, почему. Все вопросы, которые задавались Путину, носили приземлённый, прагматический характер, такое ощущение, что народ наш измучился.

С. КОРОЛЁВ: Про золотую рыбку вопрос в чём приземлённый?

А. ПРОХАНОВ: Про жену, про здоровье – их было много. Я говорю о реальных вопросах, об автоприцепах, о зарплате, отсутствии дорог.

С. КОРОЛЁВ: Они всегда есть, это ручное управление.

А. ПРОХАНОВ: Были заданы примитивные мучительные вопросы, которые замучили наш народ. Но России – это не околоток, это гигантская трагическая, таинственная, мистическая страна, где народ, как бы ему худо не было, думает о возвышенном, о горнем, о смыслах. Если вы скажете, что русский человек думает только о своих дорогах, тропинках и о козе, которая пролезает сквозь поломанный забор, чем мы отличаемся от других мелкотравчатых? Мы постоянно думаем о том, зачем мы, что такое Россия, куда мы идём, в чём миссия нашей страны, почему мы оказались в центре огромных мировоззренческих катаклизмов? Ни один такой вопрос задан не был, хотя дискуссия в обществе идёт острая. Михалкову дали слово, и Никита Сергеевич, который весь кипит русской проблемой, много видит, чувствует и пытается понять.

С. КОРОЛЁВ: В результате он всё равно частный вопрос задал.

А. ПРОХАНОВ: Он передал Путину какие-то бумажки, которые получил при входе.

С. КОРОЛЁВ: А вам не пытались бумажки при входе дать?

А. ПРОХАНОВ: Только сотенные купюры совали.

С. КОРОЛЁВ: В рублях? Сформулируйте, пожалуйста, свой вопрос президенту.

А. ПРОХАНОВ: Мой вопрос об отсутствии справедливости в России. В тот момент, когда наш лётчик погибал, вызывая огонь на себя, гуляла эта чертова свадьба, мы к природе так несправедливо относимся, что она каждый год устраивает самосожжение, леса горят. Я бы сказал, что на Красной площади до сих пор драпируют Мавзолей, нарушая историческую справедливость. На этой площади, которая является нашей каменной иконой, прошли два мистических парада: 1941 и 1945 года. Наши танки «Арматы» смотрятся не на фоне красного гранита Мавзолея, а на фоне материи – это несправедливо.

С. КОРОЛЁВ: Это суждение, а не вопрос.

А. ПРОХАНОВ: Когда кончится несправедливость?

С. КОРОЛЁВ: Расскажите, сколько будет стоить баррель нефти до конца года? Вы следили за Доха? Состоится или нет, кто приедет, отложили переговоры – и тут же на 2 цента туда, на 30 – обратно, все графики смотрели, ждали. В итоге утром я смотрел: на 6% нефть рухнула, караул. Сейчас смотрю – снова 43 доллара. Что происходит?

А. ПРОХАНОВ: Нефть и цены на неё – божество этого мира, флюктуация божества. Вокруг этого нефтяного алтаря кружится огромное количество жрецов, псаломщиков, проповедников, колдунов, вещателей, жуликов, мистиков, прогнозистов. Вся эта религиозная челядь, которая обслуживает нефть, затмила для нас, для человечества солнце, любовь, красоту, искусство, Эйнштейна, Корбюзье, Менделеева. Старые боги, великие, которые сделали людей людьми, отодвинулись, и на это место пришёл страшный сатанинский алтарь. Я вовсе не хочу вмешиваться в этот чудовищный хоровод, который пляшет, танцует вокруг этого алтаря. Я не знаю, сколько будет стоить нефть, может, она вообще исчезнет.

С. КОРОЛЁВ: Как же мы будем жить?

А. ПРОХАНОВ: Вино.

С. КОРОЛЁВ: Машины будут на вине?

А. ПРОХАНОВ: Они могут работать на вине, потому что это спирт.

С. КОРОЛЁВ: Но не сразу.

А. ПРОХАНОВ: Эллинское вино, которое поднимает дух, способствует появлению «Илиады» или «Одиссеи».

С. КОРОЛЁВ: Значит, не будете давать прогноз?

А. ПРОХАНОВ: Нет. Не потому, что я его не знаю – я его знаю.

С. КОРОЛЁВ: Это же важная тема. По сути, Россия спродюсировала эту встречу и следующая в Москве, вроде как, должна состояться. Мы ведь инициируем всё это.

А. ПРОХАНОВ: Россия гонится за высокими ценами на нефть, порой, у России это не получается. Я бы хотел, чтобы Россия гналась за появлением тяжёлой индустрии, машиностроительных заводов.

С. КОРОЛЁВ: По итогам программы Вы за Александра Андреевича или против, готовы поспорить?

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей, Подмосковье. Большое спасибо за откровенный разговор. Путин сказал: «в этой стране» — не в нашей, не в России.

А. ПРОХАНОВ: У Путина было много оговорок и недоговорок. Мне показалось, что эта встреча президента с народом была встречей терапевта с пациентами, что показалось мне обидным и горьким.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр, Ленинградская область. Как Вы относитесь к такой цитаты Бжезинского: «Фактически цели и задачи русских коммунистов и русского православия идентичны. Наша задача – не дать упустить это».

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что Бжезинский прав. Коммунизм и православие, имперское сознание было тем, что создавало это великое многонациональное царство с гигантскими пространствами и ставило этому царству великие цели, достижимые или нет. Коммунизм на земле, говорят, недостижим, но и православие ставит цель преобразить человечество на земле, чтобы мы стали чуть ли не святыми праведниками. Мы – народ, ставящий себе великие цели и несущий ради этого колоссальные жертвы. Но человечество от этого выигрывает. Бжезинский прав, он наш враг, он понимает нас лучше, чем мы сами себя.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей, Москва. Спасибо за передачу. Почему в России нет денег для больных раком, почему Путин не может решить этот вопрос?

А. ПРОХАНОВ: Потому что огромные, заработанные нашим народом деньги, уходят за кордон, оседают в американских облигациях, становятся собственностью небольшой прослойки олигархов и богачей. А мы живём натощак. Политика сегодняшнего правительства направлена на то, чтобы изъять денежную массу из обращения, как можно меньше денег оставить предприятиям, людям и больницам. Я считаю, что это порочная, если не вредительская практика.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр, Санкт-Петербург. У нас закон и справедливость – противоположные понятия в стране. Как можно однозначно в законе прописать справедливость?

А. ПРОХАНОВ: Начать надо не законов. В одной из своих манифестальных речей, а у Путина бывают моменты манифестальных прозрений, он должен объявить справедливость главным критерием, главной ценностью сегодняшнего российского государства, а вместе с этим – главной ценностью сегодняшнего мира, человечества, а уже потом всё это может войти в практику и в закон.

С. КОРОЛЁВ: Уточнение от нашего слушателя: «А кто был терапевтом на этой прямой линии?»

А. ПРОХАНОВ: Путин, к которому обращались больные за помощью. Он оказывал им посильную помощь, был очень вкрадчив, осторожен, не прописывал резких снадобий и медикаментов. В целом он показывал, что в этот трудный, тяжёлый для народа момент, когда все больные страдают, когда все не знают, что делать, он совершает больничный обход.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Вадим, Санкт-Петербург. В прошлом году Россия достигла потрясающих результатов: по уровню ВВП на душу населения мы практически догнали Габон. Расскажите, как Владимиру Владимировичу удалось в самой богатой стране мира достичь таких результатов?

А. ПРОХАНОВ: Мне трудно сказать, как ему это удалось. Мне кажется, всё было связано с тем, что была сделана не верная ставка на нефть, на этот сатанинский материал, на это вещество. И когда сатана обманул нас, ушёл, улизнул, то всё провалилось, превратилось в кашу. Конечно, и санкции нанесли нам вред.

С. КОРОЛЁВ: А ставка на что должна быть сделана в экономике?

А. ПРОХАНОВ: Ставка должна быть сделана на справедливость. Справедливость – это принцип, по которому господь сотворил человечество. А из справедливости выходит справедливая экономика, геополитика, справедливое отношение к природе, к недрам, к машинам, большим и малым, к государству. Этот принцип справедливости спас бы нас ото всех бед.

С. КОРОЛЁВ: 90% аудитории с Вами, 10% проголосовали против. Ждём Вас на следующей неделе.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...