Интервью

Николай Стариков: Сталин продолжал дело российских императоров

Несколько столетий, с середины XVIII века, контроль над турецкими проливами Босфор и Дарданеллы был целью русской политики.

Вячеслав Штыров: Протестные настроения на Дальнем Востоке имеют совершенно объективную причину

Она — в условиях жизни людей, в их реальных доходах и возможностях.

Михаил Делягин: Зачем строить, когда можно пилить?

В федеральном бюджете без движения валяется до сих пор 13 триллионов рублей. Так что денег достаточно, чтобы построить страну заново.

Николай Стариков: В США нет «голубей», там есть только подвиды «ястребов»

Между крылом Трампа и его противниками нет стратегической разницы в том, каким путем сохранить доминирование Соединенных Штатов Америки.

Александр Проханов: Если у народа не хватит сил на возрождение, мы исчезнем

Но я уверен, что русские обладают колоссальной способностью к самовозрождению.

Валерий Коровин: Пренебрежение власти к позиции масс имеет некий предел

Есть такое понятие как легитимность — незримая поддержка большинства, которую очень сложно замерить, купить, невозможно управлять. Если она падает, ты теряешь контроль над ситуацией и, в конечном итоге, власть. Она падает у тебя из рук, как в 1991 году с советской элитой случилось.

Андрей Фурсов: Началась схватка глобальных элит за посткапиталистическое будущее

Несколько упрощая ситуацию, этот конфликт можно определить как борьбу ультраглобалистов с их установкой на безгосударственный финансово-корпоративный электронно-цифровой мир аkа концлагерь и глобалистов с их курсом на сохранение государства.

Юрий Поляков: Опираясь на «бюджетных патриотов», власть совершает серьезную ошибку

В 1993 году быть патриотом в нашем Отечестве было небезопасно. Теперь это выгодно, государство выделяет немалые деньги под патриотическое воспитание. Кое-кто и к православию приобщается, как в КПСС вступает, для карьеры. Но такому патриотизму и воцерковлению грош цена в базарный день.

Михаил Делягин: Зачем Зюганову защищать Платошкина?

Он выжигает всех конкурентов, но сначала он их использует. Он выжег очень много людей.

Юрий Поляков: Русскость определяется не происхождением, а мироощущением

Грубо говоря, искренний патриот нашей исторической, большой России (не путать с расплодившимися ныне «бюджетными патриотами») для меня и есть русский.

НОВОЕ НА САЙТЕ