Сегодня русофобия с сербской точки зрения – именно то, что в строгом смысле и означает это слово: фобия (иррациональная боязнь) России. Какой же рациональный или иррациональный страх от России могла бы иметь сегодня Сербия?

В не столь далёком прошлом, в период от Резолюции Коминформа 1948 г.1 и до Никиты Сергеевича Хрущёва, в тогдашней Югославии возможно и могла существовать определённая (рациональная или иррациональная – это уже другой вопрос) боязнь СССР.

Но сегодня, когда российский президент В.В. Путин в Сербии намного популярнее любого сербского политика или политической партии, когда братская Россия – один из крупнейших внешнеторговых партнёров Сербии и, что ещё важнее, когда Российская Федерация – главный союзник и опора Сербии на международной арене, когда именно заслугами России предупреждены принятие резолюции о Сребренице в ООН и приём тнз. Республики Косова в ЮНЕСКО – воистину нет никаких причин для того, чтобы Сербия (с основаниями или без) боялась России.

Действительно: официальные сербские СМИ (находящиеся практически в полной непосредственной или опосредованной собственности западных хозяев) аккуратно транслируют официальную позицию сербской властной номенклатуры о дружественных взаимоотношениях с Россией. На поверхности картина выглядит крайне идиллически и политкорректно: Сербия сотрудничает и с ЕС, и с Россией, Сербия идёт по «европейскому пути», что не мешает России развивать с ней дружественные отношения. Сербские СМИ передают официальные позиции и сообщения, а российский «Спутник» имеет в Сербии статус официального (хотя и малого) СМИ. При каждом визите на высоком уровне выходят парадно-оптимистические приглаженные интервью официальных лиц с обеих сторон.

На первый взгляд всё ясно и никакой информационной, а уж тем более идеологической, войны нет и в помине. Каждый делает свою работу, и усреднённый «среднестатистический» серб и не замечает никаких изменений в своём понимании окружающего мира, соотношения сил, собственной принадлежности… да в конце концов в осознании своего места в великой идеологической борьбе, охватившей практически весь современный мир.

Но так ли это?

Конечно (и увы) нет!

Место Сербии в современном мире определяется не только её экономической, военной, культурной и т.п. силой или слабостью, её геополитическим и политическим положением и принадлежностью, но и её цивилизационной и духовной принадлежностью, которую несёт сербский народ, как и выражением этой принадлежности на выборах.

По всем исследованиям общественного мнения позиция сербского народа ясна: абсолютное большинство за Россию! Ни одна власть за последние 25 лет не теряла этого из виду. Какую бы программу не имела любая политическая партия, присутствие в ней пункта о том, что Россия – дружественная страна обязательно, и он – один из важнейших. Это видно на примере единственной партии, которая против сближения с Россией – Либерально-Демократической партии: после непродуманного заявления её лидера Чедомира Йовановича о том, что он не желает, чтобы «Сербия была российской губернией», эта партия никогда больше не набрала более 1-2% голосов избирателей. У этой партии меньше сторонников чем даже у НАТО! В программах сербских политических партий не упоминается термин «Русский мир» и вопрос принадлежности Сербии к этому миру, но по смыслу абсолютно ясно, что даже прозападные партии видят (или делают вид, что видят) в лице России если не важнейшую, то одну из важнейших опор Сербии.

Поэтому «инженеры человеческих душ» из ведущих маркетинговых агентств, по заданию своих западных хозяев вырабатывающие концепции, направления, стратегии, техники и интенсивность атак на сознание избирателей не ведут в СМИ прямой кампании против самой России в Сербии. Причина этого в том, что каждому ясно, что (в данный момент) это бессмысленная трата денег и создание ненужного неприятия этих самых СМИ у обычных граждан. Вместо откровенно русофобской пропаганды, которая, очевидно, в случае с сербами (в отличие от украинцев, прибалтийцев, поляков…) не имеет никакого веса или же просто антирусской/антироссийской пропаганды (успешно используемой на Западе), которая вызвала бы у сербов обратную реакцию, для первого этапа медийной и психологической войны в Сербии применяется весьма мягкая сила, состоящая в постепенном изменении сознания и, для начала, в повороте к Западу путём изменения системы ценностей.

Очевидно, что генеральная русофобская линия западной пропаганды использует различные подходы для разных объектов нападения, то есть для разных народов и социумов. В то время, как в одной стране ударной новостью будет то, что национальная система обороны не готова отразить «внезапное нападение России», как это недавно разыграно в Швеции2, в какой-то другой стране такой заголовок не привлечёт ничьего внимания. С точки зрения русофоба встаёт вопрос, что делать, если такая новость не будет иметь веса в крупнейших СМИ и социальных сетях какой-либо страны? Когда в Сербии, которая уже подверглась бомбардировкам НАТО, уже пережила оранжевый октябрь 2000 и уже открыто скатывается в ЕС… и далее отсутствует отрицательная реакция на «новости» и «аналитику» об опасности, исходящей от России? Официальная политика на одной стороне, а сердца сербов всё ещё упорно на другой – с Россией.

Работа по изменению сознания сербского народа очевидно далеко ещё не завершена: хотя НАТО и получил в Сербии дипломатический иммунитет, а председатель сербского Правительства встречает Генерального секретаря НАТО хлебом-солью, всё ещё невозможно организовать массу сербов, которые скакали бы в центре Белграда под скандирование «кто не скачет, то москаль (русский)».

Более того, гораздо легче было бы организовать «подскоки» под девизом «кто не скачет, тот натовец)». И до тех пор, пока в умах и сердцах сербов сохранится подобное состояние, видимое псевдорабство или псевдоподднанство Западу нельзя считать свершившимися: ведь уже завтра может произойти какая-нибудь новая цветная революция, только раскрашенная в цвета российского флага, и Сербия «вернётся домой» то есть в Русский мир, к которому принадлежала до 2000 года. Прозападность и русофобия пока что не более чем модная тенденция в среде политиков, «свободномыслящей» интеллигенции и яппи. Обычный представитель среднего и ниже среднего класса не поддерживает новомодные «права» всех и каждого, и пока это не изменится, русофобия в Сербии не обретёт благоприятной среды обитания. Поэтому для начала необходимо хорошо «вспахать» социальные слои и целевые группы, один за другим разрушая их сущностные архетипы, гласящие, что либерализм – просто ещё одна преходящая модная тенденция с Запада, что «политические бури» бушуют только на поверхности общества и не влияют на веками устоявшиеся отношения в обществе и семье, что западные нововведения не повлияют на взаимоотношения мужа и жены, родителей и детей, свекрови и снохи.

С точки зрения победы русофобии процесс не только не окончен – он только ещё начинается.

Поэтому в этой статье не будет идти речь о классических технологиях русофобии, которые в Сербии, очевидно, не дают результата. Хотя нужно иметь в виду, что и это находится под постоянные наблюдением – время от времени запускаются новости типа неготовности Швеции (Украины, Польши, Словакии…) ответить на неожиданное нападение России или «что случиться, если русские закроют газовый кран»3 и измеряется реакция общества на них. По мере того, как техники, о которых пойдёт речь в этой статье, будут приносить плоды, реакция на такие новости усилится и это станет знаком, что подход может быть изменён в сторону более русофобского. Сейчас такие новости регулярно появляются в качестве своеобразной лакмусовой бумаги и для исследования общественного мнения.

Если напугать сербов Россией не получается, нужно придумать другой способ чтобы, для начала, отделить сербов от России и русских и/или от традиционной модели общественных отношений, ассоциирующихся с Россией. Только после этого имеет смысл дополнительно настраивать их против России.

Во-первых, необходимо определить «объект атаки».

Другими словами, что русофильское нужно выкорчевать и уничтожить, чтобы на его месте посеять и взрастить русофобию?

Понятие «русского мира» в последние годы постепенно получает совсем новое, намного более широкое и глубокое значение как для сербов, так и для остальных славянских, да и европейских народов. Вероятно даже сами русские пока не до конца осознали последствия идеологического конфликта, происходящего в мире в данный момент и имеющего тенденцию к расширению и обострению. Ещё некоторое время назад понятие «Русский мир» означало только сферу культурного, политического или стратегического влияния России. Но в последние годы, с усилением России и постепенным усилением активностей США на международной арене, которыми эта страна пытается решить свои внутренние проблемы, понятие «Русский мир» приобрело идеологическую составляющую: практически Русский мир стал синонимом здоровой консервативной идеологии.

С глобальной точки зрения Россия, кроме того, что становится всё более важным игроком на мировой политической, военной и экономической сцене, всё отчётливее принимает на себя роль вождя в идеологической борьбе и предводительствует всеми здоровыми консервативными силами в мире – хотела она того или нет.

Можно даже сказать, что это намного раньше и лучше России поняли её идеологические противники. Пока (будем надеяться, что ещё недолго) Россия пытается в этой, на первом месте идеологической (а, как следствие и информационной), войне спрятаться за разными международными организациями, такими как БРИКС, ШОС или ОДКБ. Словно в глобальной идеологической игре в жмурки огромный русский медведь пытается стать «поменьше» и спрятаться на пенёк. Но то, что получается у малых игроков, у него, конечно же, не выходит – другой размер! И если Китай, Индия или Бразилия могут позволить себе просто укрепляться в экономической или военной сферах и при этом избежать идеологических атак, так как в идеологическом и культурологическом плане являются продуктом других цивилизаций, географически расположены достаточно далеко и во многом отличны от Западного мира, то Россия, даже при желании, этой привилегии иметь не может. Она слишком близко, слишком органическая часть Северного полушария, слишком «похожа, но не такая же». Что ещё важнее, она – тоже «слишком» — имеет те же христианские корни, что и Запад. Вот почему для Запада и его либеральной идеологии Россия всегда будет «верным братом, который остался у очага и которым гордится отец». Само существование этого достойного продолжателя общих начал и традиций невыносимо для извращённого либерализма. (Кроме прочего, именно это чувство недостойности и есть причина пресловутых «парадов гордости». Падший человек не желает отречься греха, наоборот – он стремится превознести его и объявить нормой. Поэтому такой личности мешает само существование морали и идеологии. Решительным отказом от своего наследия такая личность пытается укрепить свои позиции «открыто гордясь» своей греховностью.)

Как видим, идеологический расклад вполне ясен: США во главе «либеральной коалиции» с европейскими, японскими, австралийскими… и прочими сателлитами. Эта «новая идеология» частично уже определена, но ежедневно развивается. Некоторые части этой идеологии пост-христианского человека (или идеологии смерти), где человек есть мера всех вещей, уже стали частью официальной политики «метрополии» – то есть США – и теперь пропагандируются в «провинциях» (сексуальные извращения, права меньшинств, права женщин, разрушение семьи, гендерное самоопределение, ГМО…). Другие же ещё только появляются, но тут же принимаются «к презентации» в самой «метрополии» (педофилия, эвтаназия («качество жизни – качество смерти»), религиозный плюрализм, как мимикрия для пропаганды сатанизма и оккультизма, человеческий генный инжиниринг, клонирование…), хотя и не стали ещё частью официальной политики США и не разрабатываются в доминионах. Эта либеральная идеология будет расширяться по всему миру, пока не встретит серьёзного отпора. В данный момент по всему миру существуют отдельные очаги сопротивления, стихийные и неорганизованные. Россия – великая мировая держава, которая так же находится под ударом. Существует только две возможности: она или потонет в идеологии Нового Миропорядка или же определит и будет защищать свою (и глобальную) идеологию Консерватизма.

Нужно посмотреть правде в глаза и приниматься за работу. Проблема дополнительно усложняется тем, идеология Консерватизма, в отличие от идеологии либерализма (и её старшей сестры, коммунистической идеологии) не может быть универсальной для «всех народов на все времена». Только её основные постулаты могут быть общими, тогда как для каждой цивилизации, каждой культуры, необходимо определить фундаментальные ценности, которые необходимо защитить.

Только так мир в XXI веке сможет сохранить своё разнообразие, а мы в Русском мире – найти союзников для защиты своих семейных ценностей, своего традиционного уклада и воспитания детей, своего Богочеловеческого и Христоцентрического взгляда на мир, наконец.

Облегчает проблему то, что Россия, призванная принять на себя роль ведущего, обладает уникальным в исторической и глобальной перспективе опытом и традициями Российской империи, приобретёнными веками совместной жизни великого государственно-образующего русского народа с сотнями других народов – носителей других традиций и религий. Этот имперский опыт русского народа, заключающийся в уважении различий, без культурного и идеологического угнетения и унификации, при правовом и государственно-образующем подчинении Православному Императору – и есть основа и модель развития Современной Идеологии Консерватизма.

Сербская медиа реальность

Теперь, когда мы в основном определили объект нападения, мы можем посмотреть, как в Сербии эти нападения выглядят на практике.

Статья не самый лучший канал для разговора о видео- и телепрограммах, из-за отсутствия возможности проиллюстрировать утверждения конкретными примерами. Кроме того, автор этих строк со своей многочисленной семьёй уже около десяти лет наслаждается отсутствием в своём доме телевизора. Посему остановимся на печатных изданиях.

В маркетинговых планах после определения самого продукта – в нашем случае это Русский мир (в сербских условиях расширенный на традиционные ценности, с которыми у нас ассоциируется Русский мир и Россия), следует определение таргет-групп. Напоминаю, что речь идёт об анти-компании, то есть компании дискредитации. Поскольку машина сербских СМИ с полной отдачей трудится на презентации либеральных ценностей и привязке этой системы ценностей к понятию «Запад», обычно нет особой необходимости дополнительно связывать традиционные ценности и Россию. Достаточно заняться дисквалификацией только традиционализма и консерватизма или только России и Русского мира, и все эти понятия будут атакованы атакой на одно из них. Кроме того, целью этой фазы не является немедленный и конкретный разворот разных целевых групп сербского общества против России или в сторону Запада. Для начала вполне достаточно отделить определённую общественную группу от её традиционного взгляда на мир. Позднее, когда появится критическая масса дезориентированных (современных) людей, будут употреблены другие технологии пропаганды определённых новых (прозападных) ценностей.

В нашем случае, из-за ограниченного размера текста, ограничимся несколькими примерами, иллюстрирующими основные (но далеко не все) принципы деятельности этой пропаганды.

Как мы уже сказали, на первых страницах и в рубриках «политика» СМИ следуют официальной политике еврофанатичных властей и трудолюбиво и аккуратно описывают процветающее сотрудничество с Россией.

Изменение сознания течёт постепенно, путём регулярной подачи каждому ему предназначенного яда в разных других рубриках. Вероятно где-то в каких-то планах существует ясная схема этой деятельности, но нам она неизвестна. Мы можем только реконструировать её, внимательно читая и анализируя обычные, малые и «случайные» тексты, новости, на первый взгляд независимо появляющиеся в разных сербских СМИ.

Для начало общество делится на разные целевые группы и аудитории, а затем для каждой из них разрабатывается особый план, в соответствии с её особенности, интересами, склонностями, нуждами и проблемами. (Не случайно слово «дьявол» ведёт происхождение от латинского diablo – разделяющий.)

На пример, если наша цель образованная молодежь, никто не станет заниматься грубыми нападками на Россию и её народ (в этом случае молодые могут почувствовать себя предметом пропаганды и манипуляции, а они этого не любят). Писать будут, например, о привычках детей русских олигархов, которые живут и учатся на Западе4. На первый взгляд обычная статья о красивых девушках, дорогих автомобилях, виллах, бассейнах, коктейлях… но в подсознание вписывается мысль, что даже сами молодые русские бегут на Запад при первой возможности5. (Интересный пример этого, с примесью «игры фактами» — статья о молодой русской королеве красоты, вышедшей замуж на молодого английского миллионера пакистанского происхождения. Статья называется: «Один день из жизни русских олигархов: Купание и шампанском, бриллиантовые револьверы, на обед – сверхзвуковым самолётом»6 !?! Даже когда британец женой без меры и вкуса разбрасываются британскими деньгами, это всё равно подаётся, как поведение «русских олигархов».)

Если речь идёт об обучении – тема, которая весьма актуальна для молодёжи – месяцами будет повторяться любая, пусть самая незначительная информация о возможностях обучения на Западе (и о счастливой жизни и удачной карьере тех, кто ими уже пользуется), о ценах или стипендиях, вплоть до того, что обучение во Франции или Германии объявят более дешёвым, чем в Сербии (!?)7, но крупные СМИ ни одним словом не упомянут возможности бесплатного обучения в России.8 9

Это, конечно, всего пара примеров, которые только иллюстрируют некоторые из способов медийной манипуляции новостями. В долговременной перспективе кумулятивный эффект таких статей – создание у целевой группы «молодёжь» стабильного неприятия всего русского или даже славянского ( в т.ч. собственных корней) и постепенное вырабатывание привычки преклонения перед западным укладом или западными ценностями.

Ещё пример – теперь из области экономики.

Все крупные сербские СМИ дружно замалчивают тот факт, что ЕС запретил провоз сербской свинины через свою территорию в Россию, так что экспорт сербского мяса в Россию идёт через «тридесятое царство»: через средиземноморский порт Бар, морским путём вокруг всей Европы в Балтийское море.

В росте экспортной цены сербской свинины и логичном падении объёма экспорта обвиняют – конечно же – русских.10 Затем на сербском рынке появляется огромное количество дотированной свинины из ЕС, которая ранее была предназначена для России и которую теперь некуда девать. Вследствие этого цена свинины в Сербии падает, сербские фермеры разоряются или сокращают объёмы производства, так как не могут соревноваться с дотационными ценами ЕС. Вывод напрашивается сам – виноваты русские. А в качестве заключительного аккорда Правительство Сербии победоносно заявляет, что поможет немецкому (?!?) производителю свинины организовать производство свинины в Сербии для её последующего экспорта в Россию11! (Осталось только дождаться, когда добрый ЕС разрешит нам провоз свинины в Россию для пущего процветания немецкого производителя).

С другой стороны, в качестве примера огромного успеха предлагается новость о сербском частном предприятии, которое «с небольшой» помощью государства в 135.000 евро смогло произвести скалку и продать её сети магазинов ИКЕА12!

Малоизвестно, что точно 110 лет назад началась «таможенная война» (более известная, как «свиная война») между Сербией и Австро-Венгерией. Сущность конфликта маленькой Сербии и огромной Австро-Венгрии лежала в области торговли: главным экспортным продуктом Сербии была свинина, а почти весь её экспорт шёл в Австро-Венгрию. Будучи практически единственным покупателем, Империя попыталась шантажировать Сербию запретом на ввоз мяса на свою территорию. Сербии пришлось искать новые рынки, одним из которых стала Россия, так что из этой «свиной войны» Сербия вышла полным победителем, ещё и увеличив своё внешнеторговое13 сальдо14.

Сегодня, 110 лет спустя, сербская еврофанатичная власть через СМИ насаждает нам идею о том, что сербы уже не способны выращивать свиней и экспортировать их на отдалённые рынки, что это доступно только иностранным инвеститорам. Нам же, сербам, остаётся делать скалки при поддержке западных профессиональных консультантов! Но даже изготовив это чудо, мы всё равно не сможем его продать, так что лучше сдать их оптом шведской сети, чтобы она продавала их по всему свету.

На первый взгляд – всего несколько экономических новостей, но в сущности это – информационная война, которая ведётся против сербов с целью подорвать их самоуважение, веру в собственную нацию и способность иметь независимую и функциональную державу. Попутно Россия изображается, как вероломный партнёр, который не хочет покупать дорогую свинину (цену которой искусственно поднял ЕС), а Швеция, как «серьёзный партнёр», предлагающий выход малым семейным предприятиям. Такие новости в долговременной перспективе создают подсознательное чувство неуверенности в себе, своей державе и нации, плюс верноподданическое убеждение, что не нужно вмешиваться в большую политику, а лучше тихо и послушно делать скалки для шведов, передав общее руководство немцам, у которых «порядок во всём».

В информационно-психологической войне против сербов и граждан Сербии, с целью изменения их сознания и принятия ими новых антисемейных ценностей, либеральные силы иногда переживают и (временные) поражения.

Уже годами Запада финансирует разные НПО, которые занимаются кампаниями в «защиту женщин», а в сущности планомерно работают над разрушением института семьи и дискредитацией семейных ценностей.

В каждой рекламной кампании всегда полезно употребить opinion leader-а, то есть популярную личность, которая уже использует определённую продукцию и может стать примером для подражания, если похвалит эту продукцию в СМИ. Когда речь идёт о продукции под названием «права женщин» это и не так уж трудно, так как можно с лёгкостью найти актрис и политиков, которые похвалятся своей самостоятельностью и независимостью… совсем не думая о том, что таким образом «рекламируют» модель антисемейного поведения, а не только свои личные достижения, и что многие девушки могут начать подражать им – и начать именно с отказа от идеи о вступлении в брак.

Гораздо труднее найти известную и всеми любимую позитивную личность женского пола, которая пожелала бы (или по ошибке согласилась) вынести на всеобщий суд свои внутрисемейные или брачные проблемы, перемыть «пред всем честным народом» грязное (или представленное таковым) бельё своих семейных будней. Но если вдруг представляется такой редкий случай, хорошо обученные и щедро финансируемые НПО вцепляются в него мёртвой хваткой.

Такой случай произошёл в начале августа 2015 года, когда известный солист балета вернулся домой пьяным и поссорился со своей женой – известной актрисой. Кроме того, его агрессия выразилась и в том, что стрелял с балкона в воздух из огнестрельного оружия (после войн 90-х годов этим в Сербии никого не удивишь, по всей бывшей Югославии рассеялось много зарегистрированного и незарегистрированного оружия). На первый взгляд это обычная семейная ссора с последующим нарушением общественного порядка. Вероятно, в России он был бы арестован и провёл ночь в вытрезвителе, после чего был бы поставлен вопрос о оружии и его употреблении. Но в Сербии «на пути в ЕС» всё не так. Полиция немедленно начала расследование на предмет семейного насилия, а в следующие несколько дней СМИ «совсем случайно» оставили на заднем плане употребление огнестрельного оружия (что всё-таки есть создание реальной опасности для жизни), полностью сфокусировавшись на «зверском избиении жены и малолетних детишек»15. Первые страны таблоидов пестрели заголовками о том, что танцор «забьёт до смерти жену и детей», этому посвящались аналитические статьи, а своё мнение высказывали психологи, психиатры, криминологи, педиатры и сексопатологи…

Впрочем, за кулисами событий уже появилась проблема: актриса заявила в полиции, что муж вообще не бил её16, что они просто поссорились и это их личное дело. Она так же заявила, что не собирается писать заявление против очевидно любимого человека и отца своих детей17 из-за того, что он однажды напился18. Она даже попросила СМИ оставить в покое её, её мужа и всю их семью и заняться какими-нибудь другими сенсациями.19

Но машина СМИ уже стронулась с места и просьбами её было не остановить, уже не говоря об НПО, которые с радостью влезли в жизнь этой семьи. Появились утешительные (?!?) комментарии о том, что актриса «наверное хотя бы разведётся». В эпилоге несчастный танцор заключил соглашение20 с обвинением21: он признал случай семейного насилия (которого не было по свидетельству жертвы этого самого насилия) и получил год условно с ношением ножного браслета с локатором – о чём всем радостно сообщили СМИ. Интерес СМИ был таким стойким и неподдельным, так несколько молодых семейных пар, состоящих из популярных деятелей сцены (в основном эстрады) инсценировали семейное насилие, чтобы привлечь внимание СМИ и так поднять собственную популярность.

А вот похожий случай промоции педофилии и похищения детей в СМИ. В последние годы появилось большое число заголовков и «новостей», связанных с похищением детей с целью сексуальной эксплуатации или надругательства. Интересно, что эта проблема, не имеющая в Сербии большого распространения, поднята на уровень чуть ли не национальной стратегии борьбы с похищением детей. Ни после первого, ни после второго выступления СМИ на эту тему ничего не изменилось, но спустя несколько лет непрестанной презентации в СМИ этой проблемы цель кампании становится вполне ясна: создать как можно больше трудностей для родительства (родители даже теоретически не могут иметь много детей, находясь под постоянным наблюдением) и постепенно подготовить общественности к включению социальных служб в жизнь семьи и к облегчению изъятие из семьи детей.

Летом 2015 года в одном селе исчез мальчик, который пас овец у реки. Начаты поиски. Младший брат рассказал полиции, что видел чёрный автомобиль и в нём – трёх мужчин. Весь округ заблокировали, патрули обшаривали дороги и досматривали каждый автомобиль. О случае сообщили пограничникам, которые так же предприняли соответствующие меры. Следующие два дня газеты наперебой писали об этом случае, сравнивая его с похожими (как-то «случайно» получилось, что в последние два года пропало великое множество детей и подростков. Похищенными были объявлены все, включая молодую цыганку, сбежавшую к любимому в соседнее село, подростка, напившегося и заснувшего дома у друга и двух подруг, решивших немного выпить и покурить вдали от родительских глаз в пустом доме на краю деревни в компании двух друзей. Интересно, что во всех этих случаях детей немедленно принимались искать в «сомнительных автомобилях», а СМИ сразу же поднимали тему похищения и сексуальной эксплуатации). После двух дней безуспешных обысков и блокады целого региона, тело мальчика нашёл сосед в 400 метрах от дома: мальчик упал в реку и утонул. Всё время, пока СМИ смаковали тему похищенных детей, его тело было здесь.

Представитель полиции оказался в крайне неприятной ситуации: было очевидно, что полиция бросилась искать «сомнительные автомобили» и блокировать дороги, вместо того, чтобы банально осмотреть окрестности. Младший брат признался, что очень испугался, когда старший упал в реку и пока бежал домой придумал «автомобиль и трёх дядей».

Казалось бы всё? Но такой конец никак не нужен СМИ, вместо «насилия над ребёнком» получившим «простой» несчастный случай. Так что в конце концов найдено «логичное» и, естественно, антисемейное объяснение: младший брат боится слишком строго отца и потому всё выдумал. И вообще: раз уж с ребёнком случился несчастный случай, не лучше ли будет забрать у таких беспечных родителей остальных детей (семья многодетная)?

Эпилог получился очень грустным: родители, потерявшие ребёнка, другие их дети и односельчане надеются, что у семьи не отберут других детей. Односельчане готовятся защищать эту семью от социальных служб, напоминая, что несчастный случай может случится со всяким.22

Следствием таких кампаний в СМИ является именно то, что и ожидалось: подражание со стороны обычных граждан.

Граждане начинают боятся и своих домашних, и социальных служб. Молодые пары, вступая в брак, заранее планируют, как будут держать под непрестанным контролем своих ещё не рождённых детей и как будут отбиваться от нового члена своей семьи в лице Нового социального порядка в случае, если с их ребёнком всё-таки что-то случится.

Эта кампания в СМИ и щедро финансируемая Западом деятельность НПО уже привели к изменению правил реагирования полиции на случаи насилия в семье. Теперь реагирует не только полиция: по правилам ЕС немедленно формируется группа специалистов, включающая полицейский патруля, снабжённый всем необходимым для задержания опасных преступников, социального работника и представителя прокуратуры, которые все вместе в любое время готовы бороться за семейный мир и благополучие всех и каждого.

Прикрыт и не попал в СМИ недавний случай, когда шестилетний ребёнок, заигравшись, позвонил в полицию и пожаловался, что «мама его обижает». Через несколько минут вышеупомянутая команда специалистов нарисовалась на пороге квартиры. Растерявшаяся женщина еле успела найти малыша под кроватью, куда он спрятался, поняв, что «дяди из полиции правда приехали». Случай не заслужил внимание СМИ только потому, что ребёнок сразу же признал, что нашалил. Остаётся только гадать, что случилось бы, если бы мама готовила на ужин манную кашу и малыш продолжил мистификацию, чтобы не есть то, что он не любит. Если бы ребёнок хоть одним словом подтвердил возможность насилия – процедура проверки продолжалась бы целую ночь, а разные беседы и консультации с врачами, психологами и социальными работниками ещё долго бы были составной частью жизни этой семьи.

Русофобы становятся русофилами («если не можешь их победить – присоединись к ним»)

Как уже упоминалось, на политической сцене Сербии, за одним исключением, практически нет партий, которые бы были против сотрудничества с Россией.

Что же делать в таком случае русофобам?

Как всегда – воспользоваться ценным опытом из-за рубежа. «Шведский способ борьбы с порнографией» — понятие, появившееся, когда шведское общество столкнулось с проблемой быстрого роста объёмов нелегальной порнографии. На консультациях со «специалистами» (как обычно: психологами, психиатрами, социальными работниками…) кто-то предложил, а государство приняло на вооружение идею, что порнография растёт по причине её запретности. Дескать, будь она легальной, интерес прошёл был сам по себе. И так государство вместо того, чтобы бороться с проблемой, просто легализовало её источник – и теперь рынок переполнен порнографией.

Этот шведский опыт теперь используется в Сербии для борьбы с русофилией!

Поскольку ясно, что невозможно сформировать в Сербии большую и сильную политическую партию, которая была бы против России и пустить эту точку зрения в оборот на сербском «политическом рынке» — потоком пошло формирование десятков и даже сотен разных пророссийских партий, движений, обществ и организаций! Какая-то невидимая рука всегда появляется из тумана и поддерживает даже абсолютно бессмысленные общественные и политические организации, ратующие за сотрудничество с Россией! Никто (кроме, наверное, неких планировщиков в западных посольствах и их подрядчиков в сербских тайных службах) не занимался пересчётом этих организаций. Достаточно сказать, что Сербия сегодня имеет Русскую партию, которая надеялась войти в Парламент по короткому поступку, предназначенному для национальных меньшинств (хотя в Сербии нет русского национального меньшинства!), большая часть членов которой даже не знает русского языка; добавлю, что на прошедших выборах было представлено несколько партий, основой политической программы которых являлся «поворот к России», причём ни одно из этих образований не имело сколько-нибудь ясного плана действий на этом поле, но зато решительно выступали против всех других «пророссийских коллег», которые оспаривали друг у друга эту политическую нишу. «Куча мала» включает и около сотни обществ сербско-российской дружбы и сербско-российского экономического сотрудничества (не менее половины которых не имеет никакой конкретной деятельности, кроме того, что служит местным самозваным русофилам для медийно-политической промоции)!

Коронный продукт этой «пророссийской политической индустрии» — случай, вероятно уникальный: в Сербии существует аж два казачьих войска! (Автор этих строк недавно был приглашён на «казачье» мероприятие, участники которого с полной серьёзностью обращались друг к другу «брат-атаман» и обсуждали возможные варианты этого обращения к особам женского пола!)

Каждый из этих горячих русофилов очень быстро (случайно?) после начала своей деятельности встречает на какой-нибудь конференции русского политика и немедленно с ним фотографируется23. Этого достаточно, чтобы фотографию поставили в социальные сети и пошла-поехала промоция новоявленного русофила, который никогда не был в России, не говорит по-русски, ничего не знает ни о русских, ни о России. Зачастую в помещениях таких организаций или на их страницах и профилях их лидеров в социальных сетях могут помещаться целые галереи портретов российской политической элиты в объятиях нашего русофила.

Конечно, вскорости начинаются «войны русофилов», взаимные обвинения, на свет белый вытаскивается грязное бельё «ложного русофила»… Накал борьбы нарастает, с нападений на политического коллегу переходят к нападениям на его «российских покровителей» (т.е. на русских политиков, которые случайно на каком-то мероприятии оказались вблизи и добродушно согласились сфотографироваться с «братьями-сербами» после чего сразу были объявлены «моими российскими политическими покровителями»). Вся эта неприглядная галиматья медленно но верно начинает вызывать отвращение у сербских избирателей. Обычный человек раньше или позже неизбежно приходит к мысли «неужели вот ЭТО поддерживает Россия» или хотя бы «неужели я должен голосовать за ЭТО, если я за Россию»?

Российская политическая элита заботливой матушки-России и есть то, о чём говорит её имя: матушка, у которой слишком много забот. И все эти заботы далеко отсюда. Посему каждый экземпляр расшалившейся «сербской русофильской политической детворы», который подбегает к матушке со слезами или улыбкой, без лишних вопросов получает свою долю объятий, поцелуев и фотографирования. И никто не задаётся вопросом об искренности сего русофильства. На предстоящих выборах участвует партия, в программе и СМИ декларирующая себя, как «пророссийская» — участвует в проевропейской коалиции! Практически, пророссийских избирателей открыто призывают голосовать за вступление в ЕС, что раньше или позже приведёт к «согласованию политики с политикой ЕС», т.е. – к введению санкций против России! В общем пророссийском хаосе это становится легитимной политической опцией!

Особый случай употребления техники «opinion leader» — известный журналист и военный комментатор Мирослав Лазанский. Некоторое время назад он вдруг начал активно выступать с пророссийскими текстами, по приглашению российской армии летал в Сирию, откуда слал отличные репортажи, статьи и комментарии. Всего за полгода-год он прославился, как «видный русофил» и носитель определённой части «прорусских надежд». В определённый момент (спонтанно?) в социальных сетях расширилась компания за назначение Лазанского на пост министра обороны (ясно, что это была проба, что выяснить возможный вес этого известного, а при том пророссийского журналиста при его употреблении на политической сцене). Вероятно кампания в социальных сетях (в которую включились и СМИ, развивая «спонтанную общественную инициативу») показала полезность Лазанского и недавно последовательно проевропейская политическая опция Сербской передовой партии (находящейся на власти) получила подкрепление: председатель Правительства Сербии Александар Вучич лично пригласил Лазанского в число кандидатов в Парламент от этой партии! Конечно, уже на этой неделе вчерашний русофил включился в предвыборную кампанию, увеличивая разнообразие и многоликость политической гарнитуры на власти и обеспечивая пророссийскую часть большого и горького проевропейского блюда.

Что же является целью создания таких политических «contradictio in adjecto»?

Целей две:

1. Сделать проевропейскую опцию более приемлемой для прорусской части избирателей.

2. Облегчить объявление мелких и занятых столь же мелкой вознёй пророссийских и «пророссийских» партий ультраправыми экстремистами и политическими авантюристами. (Поскольку проевропейский центр уже имеет правое пророссийское крыло.)

…..

После этих практических примеров русофобских технологий в СМИ и непрестанной деятельности по изменению сознания среднего серба, остаётся признать, что русофобия в информационной войне, происходящей в Сербии, несомненно существует, несмотря на то, что на первый взгляд это не так. Она весьма профессионально спланирована и приспособлена к определённым темам для определённых общественных групп. Она идёт уже давно и постепенно меняется в соответствии с изменением сербского общества: то, что несколько лет назад считалось нормальным, сегодня стало крайне правым, а то, что ещё недавно считалось государственной изменой сегодня – неприятный, но необходимый шаг на пути к современной проевропейской Сербии…

Единственный вопрос, пока оставшийся без ответа: КУДА ЖЕ, В САМОМ ДЕЛЕ, СМОТРЯТ РУССКИЕ?

1 Резолюция Коминформа 1948г., ознаменовавшая разрыв между Тито и Сталиным и исключение КПЮ из этой организации. Привела к значительному ухудшению взаимоотношений между СФРЮ и СССР.

ИсточникКатехон
ПОДЕЛИТЬСЯ
Слободан Стойичевич
Стойичевич Слободан (род. 11 октября 1965 года) — специалист по внешней торговле, консультант по вопросам экономического сотрудничества Сербии и России, переводчик, журналист, публицист. Эксперт Изборского клуба. Подробнее...