Россия, по решению президента Владимира Путина, начинает сокращать свою группировку войск в Сирии. Об этом сообщил начальник Генштаба армии «государства-агрессора» Валерий Герасимов: «В соответствии с решением верховного главнокомандующего ВС РФ Владимира Путина Минобороны России приступает к сокращению группировки вооружённых сил в Сирии», — сказал он. По словам Герасимова, первыми зону конфликта покинут корабли авианосной группы Северного флота во главе с единственным российским авианосцем «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Напомним, 15 октября 2016 года в Средиземное море для выполнения боевых задач в Сирии отправилась группа кораблей Северного флота России. В состав группы входили тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий», большие противолодочные корабли «Североморск» и «Вице-адмирал Кулаков» и суда обеспечения.

Прибыв в Средиземное море, группа включилась в операции против террористов. Были нанесены удары крылатыми ракетами, и впервые в истории авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» был задействован для авиаударов по целям в Сирии. За два месяца боевой службы российская корабельная авианесущая группа совершила 420 боевых вылетов, порази­ла более 1200 объектов боевиков. В ходе выполнения вылетов были потеряны два истребителя — в ноябре и декабре. Оба самолёта — МиГ-29 и Су-33 — разбились при посадке на авианосец, лётчикам удалось катапультироваться.

Всё это время российская корабельная группировка находилась под наблюдением кораблей НАТО. Фактически сразу после выхода в нейтральные воды её сопровождали корабли альянса. Любопытно, что в ходе такого сопровождения не обошлось без потерь. Так, новейший британский эсминец «Дункан» (последний в серии эскадренных миноносцев проекта «Тип 45», строившихся с 2003 года по 2013 год) через несколько дней после начала сопровождения российской группы вышел из строя и был вынужден вернуться на базу. Представители министерства обороны Великобритании заявили, что корабль не смог принять участие в плановых учениях НАТО из-за оценки возникших технических неисправностей.

Как заявил адмирал Филипп Джонс, королевским военно-морским силам приходится иметь дело с самым высоким уровнем активности российского флота со времён окончания холодной войны. Он также отметил, что манёвры российских надводных кораблей представляют собой гораздо меньший повод для беспокойства, чем резко возросшая активность российских подлодок в водах Северной Шотландии.

«Британские фрегаты и подводные лодки, опираясь на союзников по НАТО, ведут всё более напряжённые игры в кошки-мышки, пытаясь найти и отслеживать российские корабли», — заявил адмирал.

При этом в самой Сирии, в районах, оговорённых в соглашении о перемирии, установилось хотя и хрупкое, но перемирие. За прошедшую неделю российско-турецкой комиссией по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями единого соглашения, зафиксировано около сорока фактов нарушений режима прекращения огня в провинциях Хама, Латакия, Алеппо, Дамаск, Идлиб. При этом почти треть боестолкновений были спровоцированны боевиками группировки Джебхат ан-Нусра.

Важным шагом стал договор между Россией и Турцией о безопасности полётов в небе над Сирией, подписанный в Москве представителями Министерства обороны РФ и генерального штаба вооружённых сил Турции. Документ определяет способы координирования при нанесении ударов по позициям террористов. Ещё одной его целью является предотвращение авиаинцидентов в небе над Сирией. В тексте меморандума, в частности, говорится о способах координации Воздушно-космических сил РФ и военно-воздушных сил Турецкой республики при нанесении авиаударов по позициям бандформирований. Кроме того, этот же документ устанавливает действия обеих сторон, направленные на недопущение возможных авиаинцидентов в небе над Сирией. Ранее аналогичные соглашения были подписаны с властями Израиля и Соединённых Штатов Америки.

Одновременно резко обострилась ситуация в районе города Дейр-эз-Зора. Отряды ИГИЛ начали наступление на находящийся четвёртый год в окружении город и смогли перерезать дорогу снабжения от авиабазы, на которую прибывают вертолёты с боеприпасами и продовольствием, до группировки, которая сражается в жилых кварталах. Снабжать её в полном объёме уже невозможно. Это ставит перед командованием сложную дилемму: сражаться в полном окружении в городе в надежде на деблокаду — или попытаться организовать прорыв в район авиабазы, где возможности для полноценной обороны крайне ограниченны.

Если в ближайшие дни сирийское командование на начнёт крупномасштабную операцию по разгрому сил ИГИЛ в этом районе, то судьба города Дейр-эз-Зор будет печальна — боевики его возьмут.