15-17 июня 2017 года делегация Изборского клуба посетила Республику Татарстан. В поездке приняли участие: председатель Изборского клуба Александр Проханов, первый заместитель председателя Олег Розанов, постоянные члены клуба – советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции Сергей Глазьев, Дмитрий Аяцков (председатель Саратовского отделения), Юрий Богданов, Николай Стариков, Юрий Тавровский, пресс-секретарь клуба Екатерина Глушик, арт-директор журнала «Изборский клуб» Василий Проханов, координатор региональной и международной деятельности Марина Якубовская, эксперт клуба Руслан Захаров.

15 июня, в первый день визита делегация посетила Выставочно-зрелищный комплекс «Городская панорама», Государственный историко-архитектурный и художественный музей «Остров-град Свияжск», Казанский авиационный завод имени С.П. Горбунова.

16 июня состоялся круглый стол с участием Председателя Государственного Совета Республики Татарстан Фарида Мухаметшина, на котором было официально объявлено об открытии Татарстанского отделения Изборского клуба и представлен его руководитель (председатель) – заведующий кафедрой государственного, муниципального управления и социологии Казанского национального исследовательского технологического университета, доктор социологических наук Андрей Тузиков.

Также во второй день пребывания в республике прошел ряд важных встреч: делегация изборян посетила Галеевскую мечеть и Дом М.И. Галеева, где ее приняли первый заместитель муфтия, председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстана Рустем Валиулин и заместитель муфтия, ректор Российского исламского института Рафик Мухаметшин; затем изборяне побывали в Казанско-Богородицком мужском монастыре, в котором состоялась встреча и беседа с митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном и осмотр места воссоздаваемого собора Казанской иконы Божией Матери.

Кроме этого, за время поездки московские изборцы успели познакомиться с деятельностью Дома дружбы народов Татарстана и посетить объекты Болгарского Государственного историко-архитектурного музея-заповедника.

17 июня, в заключительный день визита Изборского клуба в г. Казань состоялась аудиенция Александра Проханова и Сергея Глазьева у Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова.

«Идеология и современные ритмы Евразии»

Стенограмма круглого стола Изборского клуба 16 июня 2017 г.
г. Казань, Государственный Совет Республики Татарстан

Приветственное слово Председателя Государственного Совета Республики Татарстан Мухаметшина Фарида Хайрулловича в адрес участников круглого стола:

Мухаметшин Ф.Х. – Здравствуйте, уважаемые коллеги! Мы не будем сегодня поднимать вопросы ЖКХ, цены на нефть или отопление, то есть те вопросы, которые от нас не зависят. Но как объединить многонациональную Россию (многоцветную, многокультурную, многоязычную), как из нее сделать сплоченное государство, и какие посылы есть у Изборского клуба – интеллектуалов, собранных под руководством и под крылом Александра Андреевича (Проханова, прим.), мы будем обсуждать. Я думаю, для нас в республике сегодняшний круглый стол – знаковое событие.

Республика Татарстан живет полномасштабной жизнью. Коренное население – татары (54%), потом идут русские, потом чуваши. Интеллектуальный потенциал в республике достаточно высокий. Научно-образовательные центры здесь знаменитые – это, в первую очередь, Казанский университет. Теперь он называется Казанский федеральный университет, но как бы он не назывался – ему более 200 лет, и он третий по стажу и по возрасту, имеющий выдающуюся практику подготовки кадров различных профессий.

Мы проводим многовекторную политику, в соответствии со ст.73 Конституции РФ, позволяющую регионам устанавливать и проводить в рамках российских интересов прямые и непосредственные горизонтальные контакты. Я уже коллегам сказал об этом: у нас очень много связей с парламентом и другими институтами власти.

Евразийский экономический союз – это наше главное направление, которое форматом сотрудничества на континенте не исчерпывается. Мы считаем, что это и инициатива, которую сегодня продвигает Китай (высокоскоростная железная дорога, которая придет в Казань), это Шанхайская организация сотрудничества, Организация сотрудничества Юго-Восточной Азии и другие игроки, с кем у Татарстана давние исторические связи, и мы их поддерживаем.

Недавно, 14 мая этого года Владимир Владимирович Путин сказал: «Будущее евразийского пространства и партнерства должны принести Евразии мир, стабильность, процветание, принципиально новое качество жизни». Мы полностью поддерживаем такой тезис.

В ходе сегодняшнего круглого стола мы сможем обсудить эти и иные вопросы, обменяться мнениями и услышать ваше мнение о том, как повысить результативность межрегионального горизонтального сотрудничества в тех условиях, когда центр не может найти контакты (не по своей, скажем, вине), например, с такой масштабной страной как США.

Пути ищутся. Это ряд европейских государств и европейских институтов, где мы (Татарстан, прим.) представлены – например, Совет Европы, в котором я был 15 лет или Конгресс региональных и местных властей, где мы представляли Россию, и я возглавлял крупнейший комитет по актуальным вопросам. Это была уникальная площадка, на которой мы имели возможность донести позицию России (не только по вопросам Крыма или Украины), позицию регионов и вести дискуссию, к которой прислушивались.

Мы в этом году отмечаем 25-летие принятие Конституции Татарстана, которую сами написали и приняли на год раньше российской. Конституция отвечает всем мировым требованиям по защите прав человека, свободе мысли, свободе слова в рамках закона. Это позволило нам развивать Татарстан и в экономической сфере, и в политической, и в социальной. Я могу сказать, что прошлый год был очень непростой для нас в условиях санкций, но ВВП Республики Татарстан составил 1 трлн 944 млрд рублей. Вы представьте, в советское время при плановой, глубоко милитаризованной экономике, мы не могли такой объем делать. Сегодня, в рыночных условиях мы развиваем свою экономику, и мы – республика-донор, которая центру отчисляет 70% с налоговой базы. Сказать сколько это в деньгах – вы ахнете.

Практически ежегодно мы проводим какие-то крупномасштабные мероприятия в образовательной сфере, в культурной, экономической, проводим дискуссии. Это международная конференция «Евразийский союз. Амбиции. Проблемы. Перспективы» (2012 г. Казань); «І и ІІ Общественный форум евразийской экономический интеграции» (2013, 2014 гг.); «Конгресс местных властей Евразии» (2015 г.); «Заседание совета глав правительств СНГ и Евразийского совета» (май текущего года) и многие другие.

Как удается объединить разные народы, которые живут в Республике Татарстан? – Здесь проживают 173 нации и народности. Вам удалось побывать в Ассамблее народных республик? – Это уникальный инструмент, который мы у себя создали, мне поручено его возглавлять, я уже третий раз переизбираюсь, мне оказывают такое доверие. Мы создали такой плацдарм, где национально-культурные автономии и национально-культурные общества объединены в юридически зарегистрированную организацию.

К нам очень много едет мигрантов, потому что республика развита, есть рабочие места, хорошая заработная плата – и люди едут сюда. Через два государственных языка, которые мы узаконили в республике, уже два десятка лет мы поддерживаем национальные языки других народов: чувашский, удмуртский… Газеты выпускаются на их языках. А что делать, если народ компактно живет? – Не бросишь ведь! На одном из заседаний Совета Ассамблеи мы открыли воскресную школу для изучения языков. У нас изучают не только те языки, на которых говорят много людей. Мы нашли возможность начать изучение ассирийского языка, носителями которого являются всего около 110 семей в нашей республике. Я это к тому, что и такие вопросы мы рассматриваем и находим решения.

У нас есть стратегия развития республики. Она принята до 2030 года, и принята не просто правительством, а является законом для Республики Татарстан, – парламентом принята, чтобы за эту программу отвечали и депутаты, и исполнительные власти, и все остальные. Замахнулись на 30 лет, далеко. Перспективы большие, но не имея прогнозных цифр, не зная своей перспективы очень трудно прогнозировать вообще. Идем пока в рамках прогнозных показателей развития республики, хотя по некоторым позициям есть напряженность.

Владимир Владимирович (Путин, прим.) на Петербургском форуме однозначно сказал, что Татарстан на первом месте в Российской Федерации по привлеченным инвестициям в экономику республики. На первом месте! За этим стоит огромный труд наших людей, специалистов, правительства, президента нашей республики. Накоплен опыт в этой части. По межнациональной части мы, может быть единственные, кто принял решение и несет расходы: в каждом из 45 муниципальных городов и районов республики мы ввели должность заместителя руководителя исполкома по национальному вопросу. Без этого не получалось.

По последним опросам 80% населения положительно оценивают состояние этноконфессиональных проблем в Республике Татарстан. Немного больше было проблем, и мы были вынуждены принять радикальные меры, когда фанатичный ислам к нам пришел, и в некоторых мечетях стал сменять традиционный; нас чуть не столкнули с православием, когда 9 культовых сооружений подожгли, чтоб показать, что татары не воспринимают православие и т.д. Мы с руководством республики за свои бюджетные деньги быстро восстановили всё в короткий срок, а правоохранители нашли тех людей, которые устраивали поджоги, чтобы столкнуть всех на религиозной почве. После этого все успокоилось. И Владыка Феофан и многие другие об этом очень хорошо знают.

В Ассамблее у нас 11 представительств, 2 филиала. Вообще я и в России продвигаю эту идею. Я встречался с В.И. Матвиенко, и Д.А. Медведеву не раз говорил, что нужно реанимировать Дом Дружбы народов многонациональной России в центре Москвы. Чтобы как домой к себе шли все: русские, немцы. Все мы россияне! Что нам надо? Чтоб я нашел возможность обучать своих детей, показать им самобытность своей культуры, одежды, кухни, если хотите – это же все богатство нашей уникальной России. Почему бы этого не сделать?

Мы сделали это в Татарстане. Это позволяет нам очень доверительно относиться друг к другу, к людям разных национальностей.

У меня есть пожелание: мне хочется сегодня услышать мнение уважаемых экспертов по региональному измерению евразийско-интеграционных процессов. В этом я вижу огромный потенциал, который, возможно, не сполна реализован на региональном уровне. Я вчера в этом убедился – вернулся из города Фучжоу из КНР, где в составе делегации из России участвовал в форуме политических партий, интеллектуальных центров и народных общественных организаций стран БРИКС. Китайцы собрали там всех, с кем можно сотрудничать, и жалуются, что у них рост экономики только 6%. А нам тогда куда идти жаловаться?

Я не буду говорить сейчас об экономике, у нас много задумок, но на самом деле, мы единственная в России экономическая площадка, где уже более 40 инвесторов пришли и открыли что-то свое: новый завод «Haier», на китайские деньги мы построили и завод минеральных удобрений, и многие другие проекты. Многие проекты реализуются именно в Татарстане, благодаря доверию к нам. Надо сделать так, чтобы и в других местах происходило то же самое, потому что сегодня в России очень много дотационных регионов. Нужно развивать экономику регионов, тогда и вся федерация будет богатой страной.

Я убежден, что мы будем поддерживать наш Изборский клуб, чтобы здесь искать идейные основы, какие-то соображения по дальнейшему объединению наших людей (у нас ведь очень сложно: сделай на копейку больше татарам – возмущаются русские, наоборот – татары), и мы должны и будем далее проводить центристскую политику. Вы хорошим делом занимаетесь, мы вас приветствуем. Идейность, патриотизм и духовность – это тоже наше великое дело! Успешной работы и приятного пребывания в Казани. Спасибо.

Ответное слово Председателя Изборского клуба Проханова Александра Андреевича:

Проханов А.А. – Уважаемые друзья, братья, очень долго мы готовились к этой поездке. Готовились своим вызреванием. Мы родились как маленькое ядрышко людей, заинтересованных в укреплении идеологии своего государства. После 2011 года, когда Болотная площадь сотрясала наше государство, когда многие чиновники начали трепетать, после этого наступила Поклонная гора, на которой выступили несколько моих друзей и я, и в противовес бушующей либеральной Болотной провозгласили свои государственные представления, нашу государственную веру. Огромное количество людей, которые нас слушали, аплодировали и скандировали «Россия!» И после этого наступил переломный момент — мы сломали волю Болотной площади, мы сломали волю тех, кто наращивал изо дня в день свое присутствие на улицах Москвы, кто начинал революцию.

Нас пригласил президент, поблагодарил нас за наши усилия, и тогда родилась идея объединить все интеллектуальные государственно-патриотические силы России, которые после 1991 года были рассеяны, а либерализм господствовал во всех сферах: экономике, культуре. И мы это сделали. И сделали это без труда, потому что полтора десятка интеллектуалов – они шли к этой встрече. И вот мы соединились и возник этот клуб.

Наша задача, за которую нас очень часто громят либералы, — создать идеологическую основу движения нашего государства, потому что если нет идеологии, нет и государства. После 1991 года господствовала либеральная идеология, и она была фатальной.

Россия – это страна идеологии. Это огромная Божественная идея, которая в какой-то момент спустилась на это пространство и создала Россию. Вот эта необъятная евразийская чаша – три океана омывают ее, и на ней одна за другой возникают империи – огромные симфонические союзы пространств, народов, верований, векторов развития, и они находят возможность соединяться. Золотая Орда, Романовская империя, великое Красное царство (Советское, сталинское царство). Теперь, когда красная империя разрушена, снова начинается стягивание пространства, тяготение друг к другу народов, которые мучаются своей отверженностью. И это огромная загадка. Это загадка, конечно, геополитическая, но еще и религиозная, философская. Как устроена эта чаша, почему в ней все время происходит эта таинственная химия, в результате которой рождаются эти гигантские образования и союзы племен и народов? Изборский клуб пытается понять эту загадку – Евразийскую идею, реализуемую в разные периоды через разные государственные устройства.

Эта огромная цивилизация, которая несла во все периоды одни и те же глубинные основы, позволяющие соединиться всем народам, распадается на несколько цивилизаций поменьше, между которыми складывается синтез. В сегодняшней России, например, «кавказская цивилизация» – какое великолепное сочетание народов, племен, их темпераментов, как все вписывается в ландшафты, горы, какая на этих рубежах возникает философия! Или «уральская цивилизация», на Верхотурье находящаяся, сколько в этой цивилизации удивительного и загадочного: это и хозяйка Медной горы с уральским горным язычеством, это и Аркаим, откуда, по сути, вывалились все народы, появились Индия, Иран. «Волжская цивилизация» – достояние современной России. К этой великой русской реке, словно на водопой сошлось столько народов: и русские, и татары, и чуваши, и мордва, и калмыки. Почему на этой воде возникло такое ожерелье этих народов и культур? Как они друг с другом соединялись? Я назваю Волгу нашим «русским Иорданом», который окропляет святой водой всю нашу историю и цивилизацию.

В этой волжской цивилизации особое место занимает Татарстан и татары. Хотя это разные вещи: Татарстан – это вся симфония народов. Но именно татары – один из самых крепких, мощных и сильных народов, который в будущем, жестоко покоренный царем, Московским царством, очень быстро стал опорой государству, стал государствообразующим народом. Сегодня мы видим, что татары являют собой основу огромного количества явлений. И само развитие Татарстана движется на свойствах татарского народа, на свойствах татарского сознания.

Каждый народ имеет свой курс будущего, свою мечту. Все народы, если они существуют – необходимы, значит, их задумал Господь Бог, без них Земля не обойдется. Нет больших и малых народов – все народы драгоценны, над каждым сияет участок звездного неба. Татарский мир, татарская мечта – очень интересна и загадочна. Изборский клуб мог бы поставить себе задачу определить: что же такое татарская мечта? Потому что соединение всех этих мечтаний (русского, татарского, чувашского…) и создает мечту российскую – русскую мечту.

У американцев есть своя мечта. Она воплощается такой картиной как «град на холме», с которого можно все обозревать, обстреливать долины в случае необходимости, быть страной, которая возвышается над всем остальным миром. Я размышляю о том, что же есть русская мечта. Если американская – это «град на холме», то русская (и это я сегодня понял особо ясно во время посещения Свияжска) – это «храм на холме». Мы ставим на холме не орудие, не пушку, мы ставим храм. Все храмы, все мечети, все соборы у нас стоят на возвышенности не для того, чтобы смотреть в долины и диктовать свое миросознание, а чтобы быть ближе к небесам, к возвышенному, к божественному.

Изборский клуб должен заниматься формулированием русской мечты – это сложнейшая работа, но она важна для понимания этих гармоний, потому что все эти мечтания составляют сущность нашей державной восхитительной идеи. Для этого, конечно, необходимо привлекать философов, религиозных деятелей, антропологов, художников, историков, поэтов, политиков, экономистов… Если мы посвятим свою деятельность высоким метафизическим смыслам, то это будет огромный вклад во всю нашу культурную историю.

Думаю, что Изборский клуб сможет сформулировать нашу мечту, наше возвышенное сновидение. Мне кажется, что у татар здесь, в этой волжской цивилизации, есть своя особая миссия, о которой не писали еще философы. Мне кажется, что в этой священной волжской воде татары отражаются сильнее всех остальных, включая, может быть, и русских (русский ареал – это северная Волга). Когда наш клуб окрепнет, я буду обращаться с такой идеей: а что, если нам когда-нибудь совершить плаванье по Волге на пароходе от Костромы до Астрахани по великим местам, где зарождалась монархия, где начиналась Романовская          эра, где ополчение установило новое царство, где под Сталинградом свершилась битва, в которой решалась судьба человечества?.. Что, если нам пройти по всем этим городам (а в каждом городе тогда уже должны быть Изборские отделения), и каждый из этих клубов бы рассказал о своих изысканиях, как они нашли мечту в Нижнем Новгороде, в Саратове, в Чебоксарах? И потом, проделав этот путь, мы бы сложили наши достижения в такой труд, в котором бы и прозвучала русская мечта – мечта современной России.

Поэтому открывая татарстанское отделение, я очень уповаю на такие труды. Вы правы, у ЖКХ будут другие цели, наша задача – говорить о горнем, о возвышенном. Об этом нет времени говорить у силовиков или экономистов, об этом должны говорить люди с изборским сознанием. Поэтому спасибо еще раз, что вы нас пригласили. Радует, что мы здесь создаем свое отделение, находим поддержку. Храни Вас Господь всех.

Тузиков А. Р.: Слово предоставляется первому заместителю председателя Изборского клуба, публицисту, руководителю аналитического центра «Копье Пересвета» (при Изборском клубе) Розанову Олегу Васильевичу:

Розанов О. В. – Уважаемые друзья, коллеги. Мне выпала почетная миссия озвучить фамилию руководителя Татарстанского регионального отделения Изборского клуба. Мы очень ответственно относились к подбору кандидатуры, достойной возглавить Татарстанское отделение. Остановили мы выбор на хорошо известном вам человеке – декане факультета промышленной политики и бизнес-администрирования, заведующем кафедрой государственного, муниципального управления и социологии Казанского национального исследовательского технологического университета Тузикове Андрее Римовиче. Давайте его с этим высоким назначением поздравим!

Слово предоставляется руководителю регионального отделения Изборского клуба в Республике Татарстан Тузикову Андрею Римовичу. Тема доклада: «Евразийская идентичность: вызовы и проблемы формирования».

Тузиков А. Р. – Прежде всего, хочу поблагодарить руководство Изборского клуба, и руководство нашей республики за оказанное доверие – я постараюсь его оправдать.

Свое выступление я бы хотел сосредоточить на такой проблеме как «Евразийская идентичность: вызовы и проблемы формирования», а точнее, на том, как на сегодня связаны такие два, казалось бы, разноплановых понятия, как «идентификация» и «идеология». Не секрет, и Александр Андреевич (Проханов, прим.) очень четко это сформулировал, что государственность не может существовать без идеологии, потому что если отбросить какие-то очень серьезные научные формулировки, то мы не можем не признать, что идеология задает:

1) легитимность власти (отвечает на вопрос: «А почему мы власть?»);

2) как-то рационализирует интересы различных социальных общностей («А почему мы имеем право?»);

3) позволяет идентифицировать сами социальные общности (ответив на вопрос: «Кто такие мы, что и почему мы должны делать?»).

Государственность создается во имя каких-то задач, поскольку оно предполагает мобилизацию коллективных действий. Соответственно, идеологией следует называть целостно окрашенную схему с толкованием прошлого, настоящего и будущего, которая задает смысл социальных действий оценки себя и других. Да, это всегда какая-то мифологизированная система. Да, это ценностная система, но без ценностей не существует человеческой жизни, поскольку всегда незримо стоит вопрос: «А зачем?». Идеология всегда имеет составной частью, по крайней мере, должна иметь, какой-то проект, который отражает интересы социальной группы (Александр Андреевич назвал это мечтой), мобилизует на активность и позволяет всех участников проекта определить как некое коллективное «мы», поскольку идентичность группы и ее членов в данном ключе можно трактовать как идеологически заданную схему интерпретации совместных действий и результатов. Другими словами: «Мы» – это те, кто делает то-то и то-то для того-то и того-то, и это правильно и необходимо».

Если говорить о сегодняшней ситуации в стране, то действующий президент В.В.Путин многое сделал для восстановления права употреблять термин «идеология» без негативного контекста. Я напомню, статья 13 Конституции РФ, с легкой руки неких советников анонимных, ввела такое своеобразное табу на государственную идеологию в России. Я бы рискнул взять на себя попытку переинтерпретировать эту статью, подчеркнув тот факт, что скорее, запрет идет на однопартийную идеологию, а некая рамочная государственная идеология не может быть запрещена ни статьей Конституции, ни президентским указом, поскольку это естественное явление жизни любого общества. С этой точки зрения действующий президент реанимировал идею российского патриотизма, он задал некий выбор ценностно-смысловой в виде так называемого социал-консерватизма, с подчеркиванием ценности для России семьи, морали, традиции. Но в России все-таки остается вакуум с точки зрения вот этой системности, а именно – нет большого проекта, который бы представлялся обществу как коллективная задача.

Социологические исследования показывают, что для более четверти наших сограждан большая цель, которая бы объединила, и сейчас оказывается важней собственного благополучия и интересов их семьи, т. е частного интереса, на чем собственно всегда и строится либеральная идеология. А свыше половины всех россиян (52%) говорят о том, что они хотели бы быть полезными государству и обществу, а не просто жить так, как им хочется.

Здесь возникает вопрос, как могла бы выглядеть современная российская идентичность в контексте какого-то идеологического вызова и уже озвученных экономических проектов, которые сегодня обществу предъявляются? Один из главных геополитических проектов современного Российского государства – это Евразийский экономический союз. Он провозглашен, подписаны документы, есть экономические результаты. Но ответы на вопросы: «Что такое евразийская самоидентичность?», «Кто такие мы?», «Почему мы должны этим заниматься?», «Почему это хорошо?», – так и не прозвучали.

Одним из наиболее часто читаемых трендов является мысль, что новая евразийская идентичность может базироваться на основе старой советской. Даже есть термин «постсоветское пространство». Если обратиться к исследованиям, то на территории Республики Татарстан гражданами СНГ себя считают 15%, европейцами – 14%, жителями Азии – 5,5%. Большая часть имеет множественную идентификацию, которая основана на осознании себя жителем Республики Татарстан, гражданином РФ, жителем такого-то села или города. И примерно третья часть связывает свою идентификацию со своей этнической группой.

Это говорит о том, что множественность идентификаций позволяет выстраивать нам проектные идеи. В частности, если мы говорим, что идентификация форматируется такими институтами как образование, то напрашивается идея университета для Евразийского союза. Я знаю, что с такой идеей уже выступали, правда, в Китае. Есть идея такого большого Евразийского Союза, куда бы вошел и Китай. Другая идентифицирующая идея – что делает Европу Европой, кроме культуры, традиций, латиницы? Наверное – шенгенская виза. Напрашивается идея обдумать, как могла бы быть сконструирована Евразийская виза.

Еще один важный момент, и я об этом уже говорил, ценности консерватизма. В Татарстане четко проглядывается эта бинарность: жители одновременно ценят и традиции, и новизну. На мой взгляд, это показывает потенциал социал-консерватизма. Неправильно трактовать консерватизм как некое ретроградство, он не отвергает движение вперед, он восприимчив к новому. Но он отвергает разрушительное отношение к традиции, т. е. это движение вперед через ценность уже сделанного. С этой точки зрения наша республика вполне может претендовать на то, чтобы стать центром смарт-консерватизма. Мы активно движемся вперед (Авиационные заводы, ИТ-парк, СЭЗ), но при этом не разрушаем традиции. Казань легко могла бы претендовать не только на роль третьей столицы в формате спортивной столицы и прочее, но и в формате столицы нового этого Евразийского государства.

Не секрет, что Казань имеет очень серьезное духовное значение для всей Российской государственности. Современная российская государственность с XVI- XVII вв. шла под покровом Казанской иконы Божьей матери. Если помните, Казанский собор был построен в Санкт-Петербурге в честь победы над Наполеоном, и 1612 год (изгнание поляков из Москвы) тоже проходил под знаком Казанской иконы Божьей Матери. И в этом смысле Казань – сакральное место, которое реально может претендовать на звание духовной столицы России. Это могло бы стать новым большим региональным проектом: «Казань – духовная столица России. Татарстан – надежная опора России». Мы были сегодня на авиационном заводе: сейчас одна из задач для авиазавода — это производство центроплана для самолетов, это несущая конструкция. Я бы позволил себе немного рискованно сформулировать, что Татарстан — это «центроплан» России. Благодарю за внимание.

Слово для выступления предоставляется первому заместителю председателя Изборского клуба, Розанову Олегу Васильевичу. Тема: «Славяно-тюркское единство как модель евразийской интеграции».

Розанов О. В. – Ни одна из современных интеграционных моделей не строится только на экономическом прагматизме. Англосаксонская цивилизация после «брексита» объединяется вокруг США. Евросоюз выдвигает «европейские ценности» условием евроинтеграции, а Китай распространяет влияние на свои культурные провинции в Тихом океане. На основе языкового и исторического единства объединяется португальско- и испаноязычный мир Латинской Америки. Именно из-за культурного и политического несоответствия до сих пор стоит у входа в ЕС Турция.

Образцовой моделью интеграции многие у нас воспринимают Евросоюз – прагматичное объединение государств вокруг европейских ценностей.

Экономическая выгода как основа добрых отношений для русских людей неприемлема, не говоря уже о сомнительной ценности этих самых «ценностей». А если вдруг сменится экономическая конъюнктура и краткосрочные интересы хозяйствующих субъектов? Евразийский союз распадется?

В основе нашего объединения должно лежать нечто большее и оригинальное – то, что наш великий историк Лев Гумилев называл этнической комплиментарностью. У русских она легко установилась с татарами, но была страшно затруднена с европейцами. «Наши предки великорусы, – писал Гумилев, – в XV-XVI-XVII веках смешивались легко и довольно быстро с татарами Волги, Дона, Оби и с бурятами, которые восприняли русскую культуру. Сами великорусы легко растворялись среди якутов, «объякутивались» и постоянно по-товарищески контактировали с казахами и калмыками. Женились, безболезненно уживались с монголами в Центральной Азии, равно как и монголы и тюрки в XIV-XVI веках легко сливались с русскими в Центральной России».

Действительно, никогда в истории нашей страны мы не имели моноэтнического государства. Уже раннем этапе русский народ формировался через сочетание славянских и финно-угорских племен. Затем в сложный этнокультурный ансамбль влился мощнейший татарский импульс, став до сего дня основой российской государственности. Великороссы же, как бы этого кому-то не хотелось, никогда не воспринимали себя как расовую или этническую общность с монополией на государственность. «Русский народ получил два богатых исторических наследства – монгольское и византийское. Монгольское наследство облегчило русскому народу создание плоти Евразийского государства. Византийское наследство вооружило русский народ нужным для создания мировой державы строем идей», – писал в книге «Начертание русской истории» русский евразиец Георгий Вернадский.

В результате братского единения Руси и Степи сформировалось сегодняшнее государство Российское, сложилась могучая, умная и талантливая, сильная духом советская общность, воедино сплотившая вокруг себя народы бывшей царской России, не позволившая им исчезнуть с лица земли, как это случилось в «просвещенной» Европе с куршами, пруссами, лужицкими славянами, русинами Австрии, как это случилось с индейцами в Америке.

Все российские народы равны, но вторым государствообразующим мы по праву считаем тюркскую семью этносов. Общие государственные проекты удавались нам лишь потому, что у двух великих славянских и тюркских общностей была близкая система ценностей и уважительное отношение друг к другу. Ни славяне на тюрок, ни тюрки на славян никогда не смотрели так, как английские колонизаторы смотрят на аборигенов.

Если посмотрим на карту, то увидим, что славянский и тюркский мир сегодня – это почти 500 миллионов человек и одна пятая часть суши. Евразийский союз в составе России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии (возможно, в будущем Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана) по сути, и есть славяно-тюркской мир.

Тюркский мир к тому же – это огромное культурное пространство, в которое входят небольшие этносы, народы и целые государства. Турция, Казахстан, Киргизия, Азербайджан являются такими же частями этого мира, как и Россия. Ведь Татарстан, Поволжье, Сибирь и Кавказ, а теперь еще и Крым составляют большой тюркский пояс от Казахстана и Киргизии на востоке до Гагаузии и Балкан на западе. Не столько военные, сколько культурные контакты продолжались между восточными славянами и тюрками во времена Золотой орды. Огромное количество терминов из сферы государственного строительства попали к нам от тюрок – деньги, казна, таможня, товарищ, сабля, булат и даже традиционный возглас «Ура».

После победы над Золотой ордой русская аристократия формировалась из служилых тюркских мурз и князей на службе у русского царя. Апраксин, Алябин, Кутузов, Чаадаев, Суворов – все выходцы из азиатских аристократических домов, которые стали первыми людьми уже в Российской империи. Помимо больших и процветающих республик – Татарстана и Башкирии – в России живут и ногайцы, и кумыки, и балкарцы с карачаевцами. В Сибири – сибирские татары, хакасы, алтайцы, шорцы и телеуты, а также якуты со свой республикой размером с весь Европейский союз. За пределами России – это целые государства, которые так или иначе ориентируются на Москву. Это Казахстан, Азербайджан, Узбекистан и Киргизия.

Однако связывает нас не столько культурная, сколько геостратегическая близость на пространствах Евразии. С точки зрения геополитики славяно-тюркский мир – это и есть «Сердцевинная земля» – Хартленд. От Европы до Японии его окружает «Дуговая земля» – Римленд. Известная геополитическая аксиома Маккиндера гласит: «Кто контролирует Римленд, тот контролирует Евразию, а кто контролирует Евразию, тот контролирует судьбы всего мира». Поэтому и в XX, и в XXI веке Кольцо анаконды военными базами НАТО, экономическими союзами и русофобскими режимами вокруг нашего общего дома будет только сжиматься. К 2022 году США планируют замкнуть свою систему ПРО в районе Арктики и Дальнего Востока, взяв Россию в плотное военное кольцо.

В военной и политической стратегии заклятые враги всегда пытались играть на противоречиях славян и тюрок. Так, примерно в одно время с изобретением украинства в середине XIX века изобретена идеология пантюркизма. Над ней потрудились англосаксонские и немецкие геополитики, доказывая извечную неприязнь славян и тюркских народов. Особый акцент пантюркисты делали на объединении с тюрками в Крыму и на Волге, закладывая бомбу под российскую государственность. Идея настолько же деструктивная в современном мире, как и панславизм – политический союз по принципу принадлежности к славянству, за вычетом всех других народов. К тому же для нашего разделения в России с XVIII века заезжими историками насаждалась европейская версия о «татаро-монгольском иге». Лев Гумилев называл этот миф о вражде русских с татарами «черной легендой» – губительной и страшной.

Не менее важный интеграционный стимул – безграничный транспортно-логистический потенциал Евразии. В Китае уже называют железнодорожный путь в Европу и Турцию по территории Казахстана, Сибири и Урала «Экономическим поясом Шелкового пути». Проекты развития железнодорожного сообщения с Европой просчитаны российскими и китайскими экономистами до 2049 года. Еще в далеком 1904 году основатель англосаксонской геополитики Хэлфорд Маккиндер пророчески предсказывал: «… не закончится еще это столетие, как вся Азия покроется сетью железных дорог. Пространства на территории Российской империи и Монголии столь велики, а их потенциал в отношении населения, зерна, хлопка, топлива и металлов столь высок, что здесь несомненно разовьется свой, пусть несколько отдаленный, огромный экономический мир, недосягаемый для океанской торговли. Разве не является осевым регионом в мировой политике этот обширный район Евро-Азии, недоступный судам, но доступный в древности кочевникам, который ныне должен быть покрыт сетью железных дорог?»

Действительно, грандиозные геоэкономические проекты с участием России и стран региона были заявлены на майском форуме «Один пояс – один путь» в Пекине, а конкретные долгосрочные проекты были представлены руководством РЖД на Петербургском экономическом форуме. Первые грузоперевозки из китайского Шэньяна до Екатеринбурга начались еще в конце прошлого года и показали свою эффективность. По расчётам экономистов железнодорожный путь из Китая в Германию и Турцию будет не только быстрым, но и дешевым. К тому же за перспективным маршрутом закреплено гарантированное транзитное время по четкому графику. Точное время отправления и прибытия на Транссибе снизит складские издержки, позволит строить четкие планы на реализацию полученного товара. Итого, уже с имеющейся инфраструктурой объем транзитных перевозок между странами Азиатско-Тихоокеанского региона и Западной Европой увеличится в ближайшие годы примерно в 10 раз и привлечет на Трассиб до 10 процентов внешнеторгового контейнерного оборота между ними.

В 2018 году стартует реализация грандиозного железнодорожного проекта «Белкомур» – транспортного участка между Белым морем, Коми и Уралом. Новую железную дорогу называют еще «Северным Транссибом». Он соединит существующие возможности РЖД с новым транспортным хабом Шелкового пути в Архангельске, с перспективой выхода на Петербург. Новые грузовые поезда для этого маршрута выйдут с конвейера в 2020 году. Скорость движения составит 120-250 км/ч.

В добавок к железной дороге в 2023 году откроется скоростное шоссе «Западный Китай – Западная Европа». Новейшая трасса пройдет из Петербурга через Москву и Астану к китайскому побережью Тихого океана. Геоэкономические прогнозы вековой давности реализуются у нас на глазах.

Победный аккорд евразийской интеграции – объединение в единый военно-политический и экономический блок с неформальным центром тюркского мира – современной Турцией. Такой союз, без преувеличения, способен изменить контуры геополитической карты мира. В России против него выступают либералы –евроинтеграторы и радикальные националисты, в Турции – такие же сторонники «европейского выбора», радикальные исламисты и пантюркисты. Финальное собирание евразийского Хартленда под началом Анкары и Москвы создаст полюс устойчивого развития. Евразийское единство двух государств утвердит принцип многополярной глобализации, которая реализуется не вопреки, а благодаря «цветущей сложности» наших народов. Такую модель Владимир Путин в одном из выступлений называл «интеграцией интеграций».

Для обеих стран такое сотрудничество жизненно необходимо. Россия могла бы уравновесить опасный для Турции курдский вопрос, перевести сирийский и нагорно-карабахский конфликты в мирное русло, а Турция, в свою очередь, может оказать влияние на российских мусульман и тюрок, обеспечить прямой выход в Средиземное Море. Тем более это значимо для крымско-татарского народа, который усердно пытаются стравить с преимущественно русским Крымом.

Мы все должны вынести из нашей общей истории несколько уроков. Российская элита должна понять, что Запад никогда не откажется от принципа «разделяй и властвуй». Пока он обладает научно-техническим, интеллектуальным потенциалом и военной силой, он будет навязывать нам такой порядок, при котором каждый должен подчиниться и работать на «золотой миллиард». С этой целью он организовывал и будет организовывать «цветные революции» и арабскую весну, бомбардировки и военные вторжения, санкции и экономические блокады. Вместе же славяне и тюрки способны взять на себя ответственность за судьбу большого Евразийского пространства, гарантировать безопасность всего славяно-тюркского мира. В Турции или Украине не должно быть войск НАТО ровно так же, как нет российских войск в Мексике или Канаде.

Турция же должна избавиться от европейских иллюзий и окончательно порвать с Америкой и НАТО. Залог ее экономического процветания, безопасности и территориальной целостности – в тесном союзе с Россией и другими евразийскими государствами бывшего Советского Союза.

Вне России и внутри есть мощные противники сближения евразийских культур и стран, желающие видеть наши народы конкурентами и врагами. Сегодня в цветущем Татарстане у нас есть уникальный шанс объединить усилия, заявить об общих задачах и проектах в большой России и еще бóльшей Евразии. Такой интеллектуальной подпиткой занимается Изборский клуб в десятках отделений по всей России и за ее пределами. Очень рад, что наше отделение теперь есть в Республике Татарстан.

Как Первый заместитель председателя Изборского клуба хочу пожелать удачи и плодотворной работы казанскому отделению, а всему многонациональному народу Татарстана крепкой дружбы и процветания!

Тузиков А.Р.: Слово предоставляется доктору исторических наук, заслуженному профессору Казанского (Приволжского) федерального университета, академику Академии наук Республики Татарстан Тагирову Индусу Ризаковичу на тему «Татарский фактор в российской жизни».

Тагиров И. Р. – Уважаемые коллеги, о татарском факторе сегодня уже говорили. То, что Казань выбрана одним из центров Изборского клуба – это признание того, что татары и русские создали вот это государство. Это они создали, начиная с булгарских времен, когда уже в 925 году был заключен договор между ними о сотрудничестве. В нем говорилось, что этот договор может исчезнуть «только, если поднимется камень на поверхность воды». Далее все это нашло продолжение в половецких отношениях. Нельзя забывать о том, что Мономах женил своих сыновей на половчанках, что у Александра Невского тоже текла половецкая кровь. Здесь говорилось о Золотой Орде – и это тоже наша совместная история. Это время, когда, как из гоголевской «Шинели» вышли и Московское государство, и Казанское ханство, и другие государства. Очень важно указать и на то, что взаимоотношения наших конфессий тоже получили свое начало в период Золотой Орды. В Золотой Орде было предоставлено столько льгот и привилегий православию, сколько оно не имело ни до, ни после этого: неприкосновенность во всех отношениях имущества, деятельности, образования, культуры. История меняется: русские были в составе Золотой Орды, а теперь пришло время, когда татары оказались в составе Русского государства.

Татары, где бы они не проживали, – патриоты своей земли. Это не только в России, но и в Польше, например. Так, в 2011 году в Гданьске был открыт памятник воинам татарам, и открывал этот памятник президент страны. Хочу напомнить, что последними защитниками Варшавы в 1939 году были татарские воины. Если говорить о России, то начиная со смутных времен, а также в период наполеоновских войн, татары активно выступали в поддержку российской целостности. Известно, что в Париж, после разгрома Наполеона, первыми ворвалась татарско-башкирская конница.

Во время Великой Отечественной войны 200 воинов-татар стали героями Советского Союза. И знамя Победы над Рейхстагом тоже первым водрузил татарин Гази Загитов, но другие люди получили звание героев за этот подвиг, а представление Загитова осталось в нереализованном виде. Мы в свое время поднимали вопрос, чтобы хотя бы посмертно этому человеку представили звание героя России. Он же за Россию воевал, за большую Россию. И Александр Матросов тоже был татарин. Очень много таких интересных вещей, которые свидетельствуют о росте и развитии татарстанского фактора. Я сейчас не в состоянии остановиться на всех этих вещах, но не могу ничего не сказать о 90-х годах, когда вопрос российской государственности был в очень трудном состоянии. Договор, который заключили мы 15 февраля 1994 года, оказался «машиной скорой помощи, которая спасла Россию», – как высказался Ельцин. И действительно, после заключения этого договора более 40 регионов России потянулись следом с тем, чтобы иметь такие же договора. Правда выполнять договора бывает очень трудно, поэтому многие из регионов впоследствии от них отказались. Сегодня Татарстан один остался такой договорной республикой и хочет, чтобы такие отношения были продолжены. Ибо договорные отношения – это основа федерации. Тот пример, который сегодня дает Татарстан своим социально-экономическим, культурным, духовным развитием заслуживает, чтобы этот договорный процесс был не только продолжен, но и расширен, чтобы другие регионы тоже становились такими же самодостаточными. Без этого большой России не будет. Хотя трудностей, конечно, очень много.

Татарский фактор связан не только с Татарстаном, но и со всей Россией. Есть такая деревня Верхняя Елюзань в Пензенской области, где проживает 10 тыс. человек. В чувашской деревне Шыгырдан тоже 10 тыс. жителей. Там для них есть работа и люди заняты. И находится место духовной жизни. Почему бы Изборскому клубу не распространять опыт подобных сел, чтобы восстановить российские деревни? Ведь русская деревня сегодня вымирает, к сожалению. Ее нужно спасать! Без деревни России не может быть. Проблем, уважаемые коллеги, очень много, на них можно было бы остановиться подробней, но у нас временной лимит, поэтому хотелось обратить внимание хотя бы на эти моменты. Спасибо за внимание.

Тузиков А. Р.: Слово предоставляется постоянному члену Изборского клуба, историку, писателю, общественно-политическому деятелю, одному из лидеров движения «Антимайдан», Старикову Николаю Викторовичу. Тема: «Выработка объединяющей идеологии – ключ к процветанию народов Евразии».

Стариков Н. В. – Добрый день! Я хотел бы в своем коротком выступлении проиллюстрировать те тезисы, которые коллеги высказывали до меня. Нет, наверное, ничего удивительного, что мыслим мы, в общем-то, созвучно.

Безусловно, спокойное процветание евразийского пространства невозможно без выработки евразийской идеологии. Что такое идеология, сегодня уже говорили, но мне хотелось бы немножко дополнить. Идеология – это некий взгляд, отношение к жизни, которое распространено на определенной территории. Само по себе оно не распространяется. Когда эти взгляды укореняются, они становятся народными обычаями и народными традициями. Мы находимся в ситуации, когда нас пытаются лишить этих народных традиций и обычаев, поэтому здесь, безусловно, необходимо участие государства в сохранении имеющихся традиций. Это и есть развитие той самой евразийской идеологии.

Если мы возьмем слово «Евразия», то мы сразу увидим в нем два слова: это и Европа, и Азия. И здесь возникает вопрос идентификации тех народов и людей, которые живут на этом пространстве. Здесь не должно быть крена ни в сторону Европы, ни в сторону Азии. Потому что тот тезис, который нам все время пытаются навязать, и реализацию которого мы видим на Украине («Україна – це Європа»), будет означать, что мы теряем сразу половину государства. Мы с вами совершенно иная отдельная идентичность. Евразия – это для нас правильное и четкое наименование. С частичной европейской идентификацией мы согласны, но только частично – у нас свое, у нас то, что мы должны развивать.

Наша история диктует как раз бережное отношение к такой нашей идентичности, в которой нет противоречий между русскими и татарами, между славянами и тюрками, между представителями кавказских национальностей и народов севера. Давайте вспомним историю: взаимоотношения между Казанским ханством и Московским государством складывались, мягко говоря, в противоборстве. И оба государства истощали друг друга в этой взаимной борьбе. Как только военное противостояние было закончено, сразу началось резкое усиление государства, расширение его территорий, процветание и улучшение жизни народа, причем вне зависимости от национальностей тех, кто там жил.

Я бы хотел обратить ваше внимание на известный исторический факт, когда в начале Смутного времени в начале XVII в. наши прадеды прогоняли польских оккупантов, на территории бывшего Казанского ханства (а прошло всего лишь 50 с небольшим лет) не было никаких попыток отделения от Российского государства. Это говорит о том, что население этой территории очень быстро срослось с Московским царством и комфортно себя там чувствовало, и даже в ситуации разрушения государства не возникало мыслей о том, чтобы начать какой-то свой государственный проект. И на несколько столетий война покинула Поволжье. По сути, в следующий раз боевые действия в Казани произошли во время гражданской войны, т.е. только в начале ХХ века.

Перспективы сегодняшние. Каковы они? Наше недавнее время очень наглядно. Как только идеология индивидуализма в человеческом, да и в региональном смысле начала торжествовать в нашем государстве, так сразу возникло огромное количество проблем. И слава Богу, что здесь эти проблемы удалось решить в спокойном переговорном режиме. Но мы знаем, что в нашей стране есть регионы, в которых не удалось столь спокойно и мудро эти проблемы решить, и там произошло то, что сегодня происходит в Сирии. Мы с делегацией Изборского клуба были по приглашению Р. Кадырова в Чечне, и все, с кем мы общались, понимают и осознают то, что там произошло. То, что сегодня мы видим в Сирии – это должно было быть в расширенном масштабе на Кавказе, в первую очередь, в Чечне. Все то же самое – бородатые люди, идеология разрушения, война, хаос, кровь и слезы. Слава Богу, что это удалось вытеснить за границы нашего государства. Понятно, что наши геополитические противники хотят снова привнести все это внутрь страны. То, что происходит сегодня в Сирии – это попытка заново создать некую разрушительную силу, подвести ее к нашим границам через Афганистан, через разрушение Среднеазиатских государств и попытаться вызвать смуту в России на любой почве: межнациональной, межконфессиональной. Вы посмотрите, что наши европейские и американские партнеры демонстрируют в мировом масштабе – постоянные попытки столкновений на межконфессиональной основе. Ислам постоянно выставляется ими как международная угроза. Безусловно, такая постановка вопроса для России не то что неприемлема, а просто невозможна. Ислам – это часть российской культуры, часть российской цивилизации. Мы относимся друг к другу с огромным уважением. При этом мы осознаем, что попытки Запада привнести смуту в наши страну продолжатся, а регион Поволжья – одна из тех целей, куда Запад будет бить. Здесь цветущая мозаика народов, что дает тем, кто хочет разрушения России определенные надежды на раскачку ситуации. Убежден, что ничего у них не получится, но в этом смысле выработка идеологии, которая объединила бы все народы, все конфессии, весь российский народ – это очень важная задача. Я надеюсь, что Изборский клуб, и непосредственно Татарстанское отделение ИК внесет свой серьезный фундаментальный вклад в разработку этой идеологии.

Тузиков А. Р.: Спасибо большое. Слово директору Высшей школы русской и зарубежной филологии Института филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского (Приволжского) федерального университета Мухаметшиной Резеде Фаилевне. Тема: «Диалог русской и татарской культур: язык, литература, образование».

Мухаметшина Р.Ф. – Татарстан – это регион России с этнически и конфессионально смешанным населением, с историей многовекового проживания русских и татар. Несмотря на сложные годы перестройки, которые породили множество конфликтов на постсоветском пространстве, в республике наблюдается мир и согласие. Социологические исследования показывают устойчивую стабильность в межэтнических и межконфессиональных отношениях, отсутствие трений на политическом и межличностном уровне.

Татарстан – это регион реализации принципа диалога славянской и тюркской, русской и татарской, христианской и мусульманской культур.

О диалоге как особой категории заговорил ученый М.М.Бахтин в 20 веке, который выдвинул «диалог как парадигматическое решение возникшего кризиса гуманитарного знания».

Всем своим учением Бахтин утверждает диалогическую природу сознания, диалогическую природу жизни личности: «Единственной адекватной формой словесного выражения подлинной человеческой жизни является незавершимый диалог. Жизнь по природе своей диалогична. Жить – значит участвовать в диалоге: вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться и т.п. В этом диалоге человек участвует весь, и всею жизнью: глазами, губами, руками, душой. Духом, всем телом, поступками. Он вкладывает всего себя в слово, и это слово вводит в диалогическую ткань человеческой жизни…»

В рамках взаимодействия культур особенно актуальной является проблема двуязычия. Существуют различные точки зрения на двуязычие: одни ученые-психологи отрицают его, другие, наоборот, считают прогрессивным явлением. Г.Гачев, рассматривая проблему двуязычия как диалога мировоззрений, картин мира, отмечает способность двуязычия создавать стереоскопичность зрения, объемность мышления: «двуязычники», живя между двух моделей мира, явственно ощущают недостаточность, относительность каждой из них, чего не видит самоуверенный «одноязычник», на каком великом языке он ни мыслил. В сознании «двуязычника» происходит интеграция двух разных точек восприятия мира, что значительно обогащает его.

Двуязычие, билингвизм определяются реализацией двух (татарского и русского) государственных языков в РТ. В соответствии с требованиями законодательства РФ в сфере образования в школах республики преподаются русский и татарский языки.

Двуязычное образование в Республике Татарстан способствует не только повышению уровня языковой ком­пе­тентности граждан, но и улучшению взаимопонимания между представителями разных языков и разных культур и таким образом способствует лучшей социальной интеграции общества.

В республике сформирована разветвленная сеть школ с обучением на русском и татарском языках, изучением чувашского, удмуртского, марийского, мордовского, башкирского языков и иврита. Функционируют 35 «воскресных» школ, где изучаются 23 языка народов Республики Татарстан.

Программы углубленного изучения русского языка и культуры реализуются в более 200 школах республики.

Билингвальное образование дает свои результаты: знание русского языка школьниками в РТ не уступает среднефедеральным показателям, а по ряду из них даже превышает, что подтверждается ежегодной положительной динамикой результатов сдачи ЕГЭ по русскому языку выпускниками школ Татарстана, а также достижениями команд школьников республики на лингвистических состязаниях и олимпиадах на всех уровнях общего образования.

В республике уделяется особое внимание развитию русского языка и культуры. Развитию русского языка в Республике Татарстан способствует реализация двух государственных программ – «Сохранение, изучение и развитие государственных языков Республики Татарстан и других языков в Республике Татарстан на 2014 – 2020 годы» и «Реализация государственной национальной политики в Республике Татарстан на 2014-2020 годы».

Ключевую роль в реализации данных программ играет Институт филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского федерального университета – одного из старейших вузов страны, широко известного как в России, так и за рубежом. Деятельность института основывается на мощном научном фундаменте, заложенном широко известной на весь мир Казанской лингвистической школой, созданной в 19 веке в Казанском университете выдающимся ученым-филологом Иваном Александровичем Бодуэном де Куртене, его единомышленниками и последователями.

Институтом филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского федерального университета были реализованы такие значимые проекты, как «Скорая лингвистическая помощь» в области русского и татарского языков. Создан вебсайт www.tilmach.ru. Посредством сайта оказываются бесплатные (до 1000 знаков) лингвистические услуги, которыми охвачены 14 стран ближнего и дальнего зарубежья.

Осуществляется языковая поддержка в области русского языка трудовых мигрантов, пребывающих в Республике Татарстан. Разработаны три учебно-методических комплекта для трудовых мигрантов: для элементарного, базового и начального уровней, а также дополнительные образовательные программы на 18, 36 и 72 часа. В КФУ создан Центр тестирования иностранных граждан, созданы учебно-методические материалы для подготовки иностранных граждан к сдаче экзамена по русскому языку, программы подготовки к сдаче комплексного экзамена по русскому языку как иностранному, истории России и законодательству Российской Федерации, ведется активная работа с мигрантами.

Проведено большое количество мероприятий для учащейся молодежи: республиканский конкурс научно-исследовательских работ студентов, аспирантов и молодых ученых, ежегодные студенческие олимпиады по русскому языку, ежегодные Конкурсы диктантов и сочинений для студентов и школьников по русскому языку, молодежный научно-образовательный фестиваль, посвященного Дню русского языка, Международный молодежный научно-образовательного фестиваля им. Л.Н. Толстого, региональная конференция студентов и школьников, посвященная Дню славянской письменности и культуры, Республиканская олимпиада студентов и школьников, посвященная первопечатнику Ивану Федорову и многие другие мероприятия.

Кроме того, в рамках Государственных программ Республики Татарстан были проведены крупные международные конференции: «И.А. Бодуэн де Куртенэ и мировая лингвистика», «Русский язык и литература в тюркояызчном мире», «Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание и изучение», «Г.Р.Державин и диалектика культур» и другие.

В октябре 2016 года в Казани был проведен VI Конгресс «Российского общества преподавателей русского языка и литературы», в котором приняло участие более 400 ученых-филологов, словесников из России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Президент РОПРЯЛ Л.А.Вербицкая отметила высокий уровень владения русским языком учащихся школ с родным татарским языком обучения, профессионализм и творчество учителей русского языка и литературы Республики Татарстан.

2018 год в Казанском университете и Республике Татарстан объявлен годом Льва Толстого, в рамках этого года запланированы различные мероприятия научного, просветительского и культурного характера.

Диалог культур в республике реализуется в области филологического и литературного образования. Большое влияние русская литература оказала на татарских поэтов и писателей: Тукай и Пушкин, Тукай и Лермонтов, Тургенев и Амирхан, Бунин и Еники.

Русская литература с характерной для нее «всемирной отзывчивостью» также испытала влияние тюркской и исламской культур, которые по традиции называют «восточными». По справедливому утверждению Вячеслава Иванова, русская литература, «русская поэзия включает в себя и Восток как часть нашей живой истории, длящейся в опыте современности».

Особенности русской цивилизации, соединяющей в себе Запад и Восток, христианство и ислам, Библию и Коран, нашли отражение в произведениях русских писателей и поэтов, в истории русской литературы и культуры. Интерес к Востоку – давняя благородная традиция русской классической литературы. Этот богатейший материал может быть использован современными учителями и методистами для реализации нового подхода к изучению русской словесности в общеобразовательных учреждениях, учащиеся которых воспитаны на традициях ислама, – диалога родной и русской культур.

Изучение общественного устройства и жизненного уклада народов, исповедующих ислам, стало закономерным историческим следствием внимания Руси к восточным соседям. Г.Гачев пишет, что именно «в контакте с Востоком тюркско-кочевым, а затем и исламским, совершалось самоопределение русского духа».

Большое значение для развития знаний о Востоке имело путешествие тверского купца Афанасия Никитина в 1466–1472 годах, описанное в его знаменитом «Хождении за три моря». Повествование «ходжи Йусуфа Хорасани», как именует себя в «хождении» сам Афанасий Никитин, представляет уникальный памятник эпохи, еще раз подтверждающий значение исламской традиции в сознании обычного русского человека того времени, а также в формировании его мировидения.

Для людей того времени было характерно русско-тюркское двуязычие. Повествование Афанасия Никитина перемежается славословиями в адрес Всевышнего то на русском, то на тюркском языках: «Исарухаллаалейхи салам. Аллах акбер. Ля илягаиллялла…» – «Иисус дух Аллаха, мир тебе. Аллах велик. Нет Бога кроме Аллаха…».

На тюркском языке написан и самый лирический отрывок произведения, посвященный воспеванию далекой родины России: «а урусерьетаньгрысакласын, оллосакла, худо сакла. Будоньядамунукыбитьерьектур…» («да сохранит бог землю русскую! Боже сохрани ее! Во всем мире нет ей подобной…»).

Если проследить историю русской литературы, начиная с древнерусской литературы до сегодняшнего времени, то можно ясно увидеть «восточный след», взаимовлияние и взаимопроникновение культур в творчестве поэтов-романтиков, Пушкина, Лермонтова, Карамзина, Толстого, Достоевского, Бунина, поэзии серебряного века, Есенина, Горького и других.

Хочется закончить свое выступление обращением к героическому эпосу русского и татарского народов. Герой былин – богатырь Илья Муромец, герой дастанов—Алпамша(Алып). Это народные герои, с которыми народ связывал свои мечты о светлом будущем, воспринимал их как надежду и опору.

Но был в истории период, когда стрелы богатырей были направлены друг против друга.

Татарский богатырь в былине выступал как враг. Беспощадное отношение к врагу и непримиримость к вероломству, предательству входят в нравственный кодекс героя. Здесь имеет место четкое разграничение моральных критериев по принципу «свои» – «чужие».

Прошло время: сегодня подвиги Ильи Муромца и Алпамши, богатырей русского и татарского народов, для современников носят общенародный, «государственный», патриотический характер. Ликвидация вражеского нашествия, освобождение своей земли от чужеземного ига, сопротивление ему, освободительные походы в чужую землю, борьба с насильниками, чудищами являются обобщением народного исторического опыта. В героическом эпосе воплощены нравственные идеалы народа, которые являются общими: мужество, честность, готовность встать на защиту Родины, гуманизм.

В стихотворении современного татарского поэта Рената Хариса «У каждого народа – свой герой» есть такие замечательные строки:

У каждого народа – свой герой!
Он всех сильней,
Он всех мудрей на свете.
Плечо к плечу стоят Алып с Ильей –
Одной земли,
Одной Отчизны дети!..

Таким образом, людей, живущих в одной стране, к какому бы этносу они ни принадлежали, объединяют общие цели и интересы, нравственные ценности. Общие духовные ценности, нормы этики и нравственности делают возможным взаимодействие и взаимопонимание народов, принадлежащих к разным этносам и культурам. Диалог русской и татарской культур придает новое качество образованию и способствует прогрессу и гармонизации российского общества.

Тузиков А. Р.: Спасибо. Такое поэтическое окончание вашего доклада – это очень важно. Но в сегодняшней жизни есть необходимость каких-то сугубо прагматических управленческих решений. И одна из таких проектных идей – это идея Нового Шелкового пути. Слово предоставляется постоянному члену Изборского клуба, эксперту по Китаю и Японии, профессору Российского университета дружбы народов, члену Президиума Евразийской академии телевидения и радио Тавровскому Юрию Вадимовичу. Тема выступления: «Как нам обустроить Новый Шелковый путь?».

Тавровский Ю. В.: Здравствуйте. Я 50 лет изучаю Китай. Начал его изучать на Восточном факультете Ленинградского университета на кафедре Китайской филологии. А кафедра эта перекочевала в Санкт-Петербург из Казани. Поэтому я приобщился к богатствам казанского интеллекта еще в 1966 году. Так вот, пятидесятилетнее изучение этой огромной страны привело меня к такому выводу: за последние пять лет Китай продвинулся так далеко и так быстро, как никто и никогда не продвигался. И сделал он это благодаря «китайской мечте». Пять лет назад к власти пришел новый руководитель Китая – Си Цзиньпин. Когда партийный съезд его утвердил, он пришел в исторический музей и на фоне выставки, развернутой по истории Китая с середины 19 века, он произнес краткую речь, смысл которой был в том, что для них начинается программа под названием «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации».

С самого начала акцент был сделан на последнем слове – «нация». Китай, естественно, остается социалистической страной, развивается по пятилетним планам, во главе стоит коммунистическая партия, ЦК, партийные школы, партийные собрания и т.д. – страна социалистическая, хотя экономика, естественно, рыночная. Раньше никаких конкурентов Марксистской, Маовской идеологии не было (Ленин у них, кстати, выпал уже довольно давно). И вдруг товарищ Си Цзиньпин дает такую формулу. Он дал контур (как в китайской живописи), и вскоре стали появляться уже дополнительные картинки. Этот его план – долгосрочный, рассчитан до 2049 года (будет заверен к столетию КНР). Есть и промежуточный финиш – 2021 год (столетие создания коммунистической партии Китая), по удивительному совпадению это еще и год, когда Си Цзиньпин завершит свое десятилетнее правление. Есть и определенные рубежи, которые нужно достигнуть за 5, 10 лет. Так, например, к 2021 году необходимо уничтожить нищету в Китае. Я видел, как это делается по плану: переселяют нищих людей в дома и т. д. Но главное не это, к 2021 году они должны достигнуть уровня средней зажиточности. Это при том, что уровень средней зарплаты в Китае уже выше, чем в России.

К 2049 году Китай должен производить 30% мирового ВВП. Сейчас он производит где-то 11,5-12 %, американцы – 22%. Фактически, если этот план будет выполнен, то Китай станет экономическим локомотивом, как угодно это назовите, – гегемоном мира. Достигнет ли он этого? Мы знаем, что сейчас у Китая немного замедлились темпы роста, но все равно, даже такими темпами, они эти 30% дадут.

В этом грандиозном плане стали прорисовываться тоже долгосрочные стратегические программы. Начал Си Цзиньпин с того, что как учил Мао Цзэдун, надо ухватиться за главное звено, чтобы вытащить всю цепь. Главное звено сейчас – это экономика. Китайская экономика выработала свою энергию, которой она подзарядилась в 1978 году, когда была провозглашена политика реформы и открытости, и уже к концу правления предыдущего генсека у них пошли вниз темпы прироста ВВП, обострился экономический кризис, социальные проблемы огромные (нелегальные мигранты из бедных провинций прибыли в Пекин и другие крупные города и использовались как некое сырье для экономического развития). Стало ясно, что дальше так нельзя. К тому же в это время произошел мировой экономический кризис 2008-09 годов, спрос на китайские товары уменьшился.

Си Цзиньпин нашел в себе силы сменить экономическую политику страны. То, чего мы здесь, у нас, никак не можем сделать, наконец. Он провозгласил политику «синь чантай» («новая норма») – переориентация всей китайской промышленности с обслуживания внешних рынков на обслуживание внутреннего потребителя. Для того чтобы обслуживать внутреннего потребителя его нужно иметь, т. е нужно повысить жизненный уровень и покупательную способность собственного населения. Нужно прекратить уничтожать свою природу: в Китае на сегодняшний день треть воды в реках не годится даже на полив. Отравили землю и воду. Китайцы не доверяют своим производителям, они предпочитают покупать импортные продукты. За свое процветание они заплатили своей природой. С этим Си Цзиньпин тоже намерен покончить. Так же он хочет бороться с эксплуатацией своего же народа, и вот этим мигрантам они стали возвращать элементарные гражданские права. Если до недавнего времени такой мигрант, приезжая в большой город, не имел прав ни на что (ни в больницу пойти, ни детей отдать в школу), то теперь хотя бы в средних городах (до 5 млн. населения) им эти права начали возвращать.

Китайцы решили сократить покупку ценных бумаг американского казначейства. Другими словами Си Цзиньпин разворачивает корабль китайской экономики, который шел прямо на айсберг. Естественно, падает рост экономики, но все равно ему удается давать 6,5-6,6% роста. Это при том, что идет перестройка всей экономики, которая будет теперь работать на благо собственного народа, а не на обслуживание европейских или американских рынков. Естественно это вызвало большое неудовольствие и сопротивление, как срытое, так и открытое, потому что очень много в Китае людей и регионов, которые завязаны на старую экономику. Им было выгодно ориентироваться на западную экономику, они отправляли туда товар и хорошо жили. И сейчас они не хотят переориентации, не хотят делиться. И эти интересы отражает и местное партийное руководство. Поэтому начались интриги, всяческое скрытое сопротивление. На это Си Цзиньпин ответил новой стратегической программой по борьбе с коррупцией. За последние три года 100 тысяч чиновников среднего и высокого уровня попали под суд. Суд в Китае партийный. Часто выносятся смертные приговоры с отсрочкой на два года. Сейчас в Китае практически не расстреливают (кроме преступлений против личности), в основном заменяют пожизненным заключением.

И еще одна программа, которая была запущена – это «Один поезд – один путь». Это тоже очень интересная программа, которая реализуется уже три года. Месяц назад вышла моя книга, которая так и называется «Новый Шелковый путь. Главный проект 21 века». Я весь прошлый год путешествовал по Шелковому пути, и могу сказать, что там сделано очень много – программа работает. Вне пределов Китая она идет ни шатко, ни валко. В Казахстане она идет более-менее, у нас пока не получается, потому что нашим национальным интересам, российским, честно говоря, эта программа не отвечает. Это программа доставки китайских товаров в Западную Европу. А нам что? Это их товары. Правда, в последнее время они начали интересоваться нашими товарами, в первую очередь продовольственными. Может быть, что-то получится. А если у китайцев все получится, то разрыв между ними и нами через 5 лет станет еще больше. Поэтому у нас выбор один – формулировать русскую мечту, убеждать В.В. Путина в необходимости резкого поворота в нашей экономике, в нашей политике, в нашей идеологической жизни, и тогда мы победим. Спасибо за внимание.

Тузиков А. Р.: Спасибо. Слово предоставляется заместителю муфтия, председателю Духовного управления мусульман Республики Татарстана, ректору Российского исламского института Мухаметшину Рафику Мухаметшовичу «Конфессиональная идентичность российских мусульман: вызовы глобализации и возрождение традиционных ценностей».

Мухаметшин Р.М. – Добрый день, уважаемые участники нашего круглого стола. Я хотел бы обратить внимание на два ключевых момента. Мы должны очень четко представлять себе, что конфессиональный фактор вписывается в идеологию в условиях светского поликонфессионального и многонационального государства довольно сложно. Поэтому, когда мы говорим о выстраивании идеологии для нашего государства, конфессиональный фактор в этих идеологических конструкциях должен быть представлен, но, тем не менее, это довольно сложно. Что касается ислама, я могу сказать, что в условиях глобализации в исламе происходят очень сложные процессы. В 90-е годы появилась возможность открытия различных конфессий. Кроме того, мы получили очень много влияний извне. И медресе «Йолдыз», ставшем центром ваххабизма в Челнах – это образец того, как не должно быть (сейчас оно ликвидировано). Это говорит о том, что если исламский фактор в обществе использовать без адаптации к конкретным реалиям, это может привести к очень нежелательным прецедентам, что у нас в 90-е годы собственно и было. Не случайно сейчас в Татарстане разрабатывается проект создания Болгарской исламской академии. Не говоря о том, что эта академия будет готовить современных мусульманских богословов, здесь будет проходить подготовка именно тех специалистов, которые изнутри будут оказывать воздействие на мусульман России и на российское общество в целом. Поэтому, когда стандарт разрабатывали, мы во главу угла ставили компетенцию современного мусульманского богослова, т. е гражданскую позицию, знание наших традиций, знание отечественной богословской школы и т.д.

Второй момент, на который я бы хотел обратить внимание: когда мы говорим о современной правильной трактовке конфессионального фактора – очень большую роль в этом играет современная интеллигенция. С одной стороны, мы сегодня очень много ругаем современное духовенство, что они отсталые, что они ретрограды, консерваторы, но это правильно, потому что духовенство является носителями догматических ценностей, потому что на нас религия ниспослана Всевышним в виде законченной идеи. И представитель духовенства – он носитель догматических ценностей, поэтому критика со стороны интеллигенции звучит не совсем корректно. Мусульманская интеллигенция, современная по отношению к исламу, ведет себя немножко непрофессионально: ислам, дескать, устарел, какие-то моменты надо менять. Вместо того, чтобы осознать роль и значение ислама, в данном случае, интеллигенция нас, по сути, толкает на путь, в лучшем случае – нового мусульманского реформаторства, а в худшем – сектантства. А интеллигенция должна понимать, что религия – это есть некая догматическая система, куда лезть и вторгаться нежелательно. Хотя я сегодня говорил, что существуют механизмы адаптации религии к условиям общества, при этом не меняющие изнутри саму религию.

Сегодня Александр Андреевич спрашивал, что такое татарский ислам. И я уже говорил, что татарский ислам – это не то, что татары по-другому намаз читают. Татарский ислам – это по сути дела, как раз использование тех инструментов, которые дают возможность ислам эффективно использовать в условиях того или иного общества. Можно даже было бы использовать такое понятие, как создание института гражданского общества вокруг ислама, например, системы образования. Я сегодня уже приводил пример, в начале ХХ века татары сумели создать эти институты гражданского общества, была развитая система образования. После революции 1905 года татары открыли практически во всех городах газеты и журналы, появились мощные мусульманские партии, т. е. нельзя сказать, что они внесли фундаментальные изменения в основу ислама, но они использовали эти изменения, благодаря которым ислам в условиях Российской империи сумел стать такой интеллектуальной духовной силой. И сегодня эта задача очень важная, потому что, к сожалению, представители современной исламской молодежи, когда мы проводим социологические исследования, говорят: «я мусульманин». Даже национальная идентичность куда-то уходит, не говоря уже о гражданской идентичности. И это такой не очень хороший симптом. До революции татары говорили о себе: «Мы российские мусульмане». Они подчеркивали, что они именно российские мусульмане. Сегодня этого нет. И нам предстоит очень большая задача, через систему образования, через нашу интеллигенцию, по крайней мере, вернуть те позиции, которые у нас были, и подняться на еще более высокий уровень. Спасибо за внимание.

Тузиков А. Р.: Спасибо. Первый проректор Казанской православной духовной семинарии Моисеев Дмитрий Александрович (игумен Евфимий). «Духовный потенциал традиционных религий – основа единства российской цивилизации».

Моисеев Д. А.: Дорогие друзья, уважаемые члены Изборского клуба!

Сегодняшнее заседание Изборского клуба проходит в Казани – в уникальном городе, где евразийский пульс и евразийский импульс России чувствуются особенно отчетливо, где лицом к лицу встречаются две важнейшие мировые духовные традиции, представленные христианством и исламом.

За каждой из этих духовных традиций стоят цивилизации, взаимодействие которых сегодня и определяет основной вектор развития человечества. Следует признать, что во многих – если не в большинстве случаев, это взаимодействие сегодня оставляет желать лучшего: где-то оно зашло в тупик, а где-то – как, например, в Сирии, Ираке и Египте, привело к открытой агрессии против христиан, их жестоким убийствам и преследованиям.

В то же самое время, на наш взгляд, неверно было бы определять эти конфликты как межрелигиозные и даже как межцивилизационные, в том смысле, что христианская и исламская цивилизации по определению обречены на противостояние, как считают некоторые исследователи. Если внимательнее посмотреть на положение дел, то вышеупомянутые конфликты можно было бы определить как конфронтацию интересов и ценностей постхристинского Запада и псевдомусульманского Востока. Выражаясь образно, в первом случае мы имеем дело с христианством без Христа, во втором – с исламом без Пророка, то есть, по сути, с квазирелигиозными учениями, которые не более чем опосредованно связаны с христианством и исламом.

Примечательно, что очень часто жертвами агрессии радикалов-исламистов оказываются христиане Египта, Сирии и Ирака как представители христианской цивилизации, которую многие по инерции продолжают ассоциировать с западной цивилизацией, хотя на сегодняшний день они не имеют практически ничего общего с ценностями современного, как уже было сказано, постхристианского по своей сути западного общества.

Важно осознать, что одной из важнейших общественно значимых ценностей подлинного, неискаженного христианства, каковым является христианство православное, и истинного ислама – ислама Корана и Сунны, является призыв к миру. В этом заключается важнейшее миротворческое послание этих двух мировых религий. Сын Божий, Господь Иисус Христос свидетельствует, что миротворцы будут называться сынами Божиими, то есть по благодати воспримут богосыновнее достоинство.

И как Православная Церковь не имеет никакого отношения к таким печальным явлениям католического Запада, как реконкиста или инквизиция, так и подлинный ислам, исповедуемый большинством мусульман России, совершенно чужд жестокости и агрессии исламистских группировок, которые используют мусульманские лозунги для достижения далеко не религиозных целей. В этой связи необходимо предпринимать усилия для разъяснения обществу, что в основе неискаженного ислама лежат идеи мира, добрососедства и согласия, что доказывается хотя бы тем, что само слово «ислам» в своей основе имеет корень «мир».

В этом году открывается исламская духовная академия в Болгаре, и мы очень рассчитываем на то, что этот научно-образовательный центр станет местом, где российские исламские богословы будут отделять пшеницу подлинного учения ислама от плевел позднейших наслоений и сомнительных интерпретаций, возникших под влиянием нерелигиозных факторов.

В ситуации, когда главной угрозой современному миру признан международный терроризм (чаще всего выступающий, как это ни печально, под исламскими лозунгами), – особую ценность получает опыт российской цивилизации, в рамках которой христиане и мусульмане не просто мирно сосуществуют в течение многих веков, но и являются полноправными участниками совместного цивилизационного проекта по созданию российской государственности.

Великий русский мыслитель И. Н Ильин в своей статье «Россия есть живой организм» писал: «Отстаивая свою национальность, Россия боролась за свою веру и религию. Этим Россия, как духовный организм, служила не только всем православным народам и не только всем народам европейско-азиатского территориального массива, но и всем народам мира. Ибо православная вера есть особое, самостоятельное и великое слово в истории и в системе христианства. Православие сохранило в себе и бережно растило то, что утратили все другие западные исповедания и что наложило свою печать на все ответвления христианства, магометанства, иудейства и язычества в России. Всякий внимательный наблюдатель знает, что лютеране в России и реформаты в России, англикане в России и магометане в России разнятся от своих иностранных соисповедников по укладу души и религиозности, удаляясь от своих первообразцов и приближаясь незаметно для себя к Православию…»

Следует признать, что евразийский цивилизационный проект, в центре которого находится Россия, является совершенно уникальным. В рамках этого проекта нации с разной религиозной и культурной идентичностью объединили свои исторические судьбы, обрели опыт совместного государственного строительства, отстаивания общих интересов и ценностей.

Важнейшим фактором единства российской цивилизации является общая историческая память ее народов. Общенациональные победы и свершения – такие, как преодоление Смутного времени, победы в Северной войне, Отечественной войне 1812 года и, конечно же, в Великой Отечественной войне, формируют чувство исторической общности поверх любых – национальных или религиозных – барьеров. Но удивительно, что даже глубочайшее разделение нашего народа, вызванное Революцией и Гражданской войной, в ходе исторического осмысления его пагубных последствий способно стать фактором общенационального единения.

Стратегический союз русского и татарского народов стал основой создания России как особого типа государства-цивилизации, в котором все входящие в нее народы – независимо от своего вероисповедания и этнической принадлежности – свободно и добровольно принимают участие в процессе общего государственного строительства. То, что татарский народ не был принуждаем к этому союзу, доказывает тот факт, что в Смутное время – когда еще была совсем свежа память о взятии Казани Иваном Грозным – татарские мурзы со своими воинами встали не на сторону польско-литовских интервентов, а на сторону народного ополчения Минина и Пожарского, которое шло на Москву под осенением Казанской иконы Божией Матери.

Наверное, наиболее ярко феномен совместного цивилизационного развития народов России виден именно в Татарстане. Сегодня мы можем свидетельствовать о многовековом опыте добрососедства представителей разных национальностей и религий в нашей республике. Модель социально-политического развития Татарстана, в основе которой лежит совместный созидательный труд с опорой на духовно-нравственные традиции каждого из народов республики, стала на сегодняшний день одной из наиболее продуктивных и является образцом как для других регионов России, так и для многих зарубежных стран.

В городах и селах республики православные храмы соседствуют с мусульманскими мечетями; христиане и мусульмане часто вместе празднуют свои праздники, делятся радостью со своими соседями, друзьями и коллегами. Между нами нет какой-либо зависти или соревновательности – мы воспринимаем друг друга такими, какие мы есть. В республике более трети всех браков являются смешанными, что не вызывает религиозной или национальной напряженности, а наоборот, сплачивает людей, способствуя взаимопроникновению национальных и культурных традиций.

В конституции России, а также в конституции Татарстана, используется термин «многонациональный народ». Этот термин указывает на то, что народ России есть не просто сумма этносов, исторически проживающих на территории нашей страны. Это единый народ, который сформировался на протяжении исторического бытия нашей страны в поиске ответов на общие исторические вызовы, в ходе преодоления общих трудностей и испытаний, в процессе созидания единого, общего для всех государства, которое защищает права всех граждан, независимо от их религиозной и этнической принадлежности. Процесс созидания такого государства невозможен без опоры на общие нравственные ценности, хранителями которых выступают традиционные религии России.

Еще раз процитируем Ильина: «Всякий талант, всякий творческий человек любой нации, врастая в Россию, пролагал себе путь вверх и находил себе государственное и всенародное признание… Кто преследовал в России после замирения казанских и касимовских татар? Мордву? Зырян? Лопарей? Армян? Черкесов? Туркмен? Имеретин? Узбеков? Таджиков? Сартов? Кого из них не видели стены российских университетов сдающими экзамены, кому из них мешали по-своему веровать, одеваться, богатеть и блюсти свое обычное право? Однажды полный и беспристрастный словарь деятелей русской имперской культуры вскроет это общенациональное братство, это всенациональное сотрудничество российских народов в русской культуре».

В то же время сегодня нам ни в коем случае нельзя почивать на лаврах и уклоняться от решения проблем – особенно в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений. Как известно, существуют внешние и внутренние силы, заинтересованные в расшатывании ситуации в нашей стране, взявшие курс на подрыв авторитета гражданской и духовной власти. Обществу необходимо рассказывать об опасности подобных вызовов. Имея перед глазами примеры трагических конфликтов в Сирии, Ираке и Донбассе, люди должны научиться ценить межнациональный и межрелигиозный мир, который мы имеем сегодня в России, четко следовать цивилизационному выбору, сделанному нашими предками сотни лет назад.

В случае возникновения межнациональной или межрелигиозной напряженности в каком-либо из регионов России, должны быть отработаны методы решения подобных проблем, причем не только силами государственной власти, но и при непосредственном участии общественных и религиозных организаций.

Русская Православная Церковь способна компетентно участвовать в конструктивном развитии межрелигиозного диалога, немедленном реагировании на возникающие конфликтные ситуации. При посредничестве нашей Церкви сегодня в рамках Межрелигиозного совета России налажено сотрудничество со всеми традиционными религиозными объединениями нашей страны.

Важной площадкой для обсуждения животрепещущих вопросов современной общественно-политической жизни России, выработки общенациональной стратегии ее развития является и Изборский клуб. В этом смысле открытие его регионального отделения в Татарстане представляется важным шагом на пути развития широкой, конструктивной общественной дискуссии о судьбах страны.

В заключение хотел бы еще раз подчеркнуть, что никакой серьезный разговор о путях развития России, о ее настоящем и будущем невозможен без учета позиций традиционных конфессий – в первую очередь, православия и ислама, последователями которых являются более 90 % граждан нашей страны. Уверен, что при использовании неисчерпаемого духовного потенциала традиционных религий России диалог о путях развития нашей страны всегда будет плодотворным и конструктивным.

Тузиков А. Р.: Спасибо большое. Мы практически исчерпали повестку дня. Заключительно слово предоставляется Фариду Хайрулловичу.

Мухаметшин Ф.Х.: В знак глубокого уважения ко всем вам, я встану. Сказать честно, не думал, что здесь состоится такой интересный, очень подготовленный профессиональный разговор по теме, которая волнует многих в России. Не одни мы здесь, за этим столом, думаем о сегодняшнем, о завтрашнем, о детях, о внуках, о том, как наша многонациональная Россия обустроится дальше. По какому пути пойдет в условиях внешнего воздействия на нее, в условиях внутренних проблем, которые (что скрывать?) есть, и их надо решать, находить пути. Но у меня появилось чувство, что Изборский клуб со своими идеями привнесет много ценного, много полезного в поисках идеи, объединяющей нашу многонациональную Россию. Хочу сказать, что по просьбе моих коллег из разных фракций, мы сделали прямую трансляцию во все кабинеты, где сидят и работают депутаты, поэтому мы еще продолжим этот разговор, но на другом, на парламентском уровне. Я думаю, это тоже будет весьма интересный диалог, весьма интересная дискуссия.

Я хочу пожелать успехов и нашей вновь образованной организации и вручить вам, Александр Андреевич, памятный сувенир, с пожеланием крепкого здоровья. Пусть татарстанцы знают, что мы интеллектуально готовы к такому разговору. Спасибо. Всего доброго.

comments powered by HyperComments