На фоне охлаждения отношений с США, саммит БРИКС позволил Анкаре продемонстрировать, что она делает ставку на альтернативные центры силы. Надо думать, ту же карту Эрдоган будет разыгрывать в сентябре, в ходе запланированного государственного визита в Германию. Как пишет немецкая Bild со ссылкой на источники в правительствах двух стран, турецкий лидер попытается оживить диалог с ведущими западноевропейскими партнерами США.

Как далеко на деле готов зайти Эрдоган в ссоре с США, какое место в этой игре Анкара отводит Москве?

К маневрам Турции нужно относиться спокойно. И в непубличных беседах с Эрдоганом разъяснить сущность организации БРИКС. Надо понимать, что сегодня есть мир цивилизаций с одной стороны, и мир антицивилизаций — с другой. Миром антицивилизаций является Запад. Там господствует финансовый капитал. И все, что на Западе происходит в политике и экономике, нацелено против других цивилизаций.

С этой точки зрения БРИКС формируется как коалиция. А в последствии — союз антизападных цивилизаций. В объединении есть полноценные цивилизации — Китай и Индия. Есть Россия как основа евразийской цивилизации, ЮАР — как будущая африканская цивилизация, Бразилия — фундамент будущей латиноамериканской цивилизации. И сегодня остро стоит вопрос: почему в группе стран БРИКС не представлена исламская цивилизация?

Есть два кандидата на это место: лидер суннитского мира Турция и лидер шиитского мира — Иран. Но для того, чтобы Турции вступить в коалицию антизападных цивилизаций, ей нужно выйти из западного мира.

Эрдоган — и в целом Турция — во многом являются противниками Европы и США. Но до конца Анкара пока не определилась. Она является членом западного сообщества, членом агрессивного военного блока НАТО. И метания Эрдогана — оставаться в НАТО или войти в группу БРИКС — это пока поиск своего пути.

Я полагаю, в перспективе Турция от Запада все равно уйдет, не порывая с ним связей окончательно. Она останется торговым и экономическим партнером Запада. Возможно, где-то даже партнером в сфере обеспечения безопасности. Но выходить из НАТО ей придется, если она на самом деле хочет найти свое место в другой цивилизационной структуре.

Поэтому, повторюсь: к действиям Анкары стоит относиться спокойно. А Эрдогану и турецкой элите объяснять: перспектива у вас есть. Но вам нужно выбрать. Если вы не с Западом — а вас Запад не впускает в свою цивилизационную структуру, в Евросоюз, — вам нужно выходить из Североатлантического альянса. Потому что в БРИКС формируется параллельно и система коллективной безопасности. Политические вопросы безопасности уже согласовываются. А со временем появится и система принципов коллективной безопасности.

Так что пусть турки думают. Категорично отказывать им в членстве в БРИКС не стоит. И я полагаю, в ближайшие годы интерес к членству в БРИКС проявят и Иран, и Египет. Нам, кроме того, важно, чтобы Турция, вступая в группу, выступала не как самостоятельный игрок, а как представитель всего суннитского мира.

Получается, принципиальный вопрос — нахождение Турции в НАТО. Между тем, Вашингтон заинтересован в Анкаре как в партнере по безопасности на Ближнем Востоке. Допустят ли американцы потерю такого союзника?

Турция понемногу осознает, что все годы нахождения в НАТО она на южном фланге альянса играла роль ударной силы против СССР, а затем — и против СНГ. И эта провоцирующая и агрессивная роль ничего туркам не принесла.

У турецких элит зреет ощущение, что США использовали их в собственных интересах. В частности, для разрушения Советского Союза. Причем, дальше — в Европу — партнеры турок не пускают. И опять отводят им подчиненную роль. С одной стороны — поглотителя миграционных потоков из Азии и Африки. С другой — тарана против России. В частности, сегодня Анкара мощно давит на Крым, поддерживая оппозиционных Москве крымско-татарских лидеров.

Когда это антизападное ощущение у Анкары окончательно сформируется, начнется поэтапный выход Турции из НАТО. Это — мягкий вариант. Но я не исключаю и резкого. Например, что в какой-то момент Анкара радикально заявит, что с завтрашнего дня не является членом блока. Правда, для этого Турции необходимы гарантии безопасности — в первую очередь, от США.

И здесь надо смотреть, какие гарантии может дать Россия, Китай, тот же Иран? И тогда процесс вступления Турции в группу стран БРИКС может быть иным: одномоментно заявляется, что Турция больше не является членом НАТО, и становится кандидатом в члены БРИКС.

В этом случае глубинные разногласия между Москвой и Анкарой будут преодолены?

Исторические противоречия между нашими странами останутся в любом случае. В частности, по Крыму. Ведь был момент, когда полуостров управлялся совместно Россией и Османской империей.

Никуда не денется и пантюркизм, в рамках которого пространство «Турана» к северу от Ирана, и от Кавказа до Саян рассматривалось турками как прародина «туранских» народностей. К которым причислялись и все этносы урало-алтайской языковой семьи.

Но и при вступлении Турции в БРИКС, и в треугольнике Москва-Анкара-Тегеран, и в двусторонних российско-турецких отношениях можно не только помидоры выставлять приоритетом сотрудничества. Но и решать вопросы, которые мешают нашему культурно-цивилизационному сближению.

ИсточникСвободная пресса
ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...