О преподобной Марии Египетской. О чем нам говорит житие блудницы, ставшей христианской святой, и почему высшей точкой Великого Поста считается именно «Мариино стояние».

В описании поражают подробности на грани христианской морали, которые мы встречаем в этом каноне. Первая часть жития Марии Египетской — о блуде, общении с мужским полом. Все это описывается с такими подробностями, что кажется — как такое можно читать во время Великого Поста? Но на самом деле эти подробности необходимы для контраста — чтобы показать, насколько глубоким может быть падение человека, и как можно в любой ситуации через обращение к полюсу Духа спастись и достичь святости.

В греческой культуре, и в византийской существовало предание: пик распущенности и греховного поведения женщина демонстрируют египтянки. О них ходили легенды, что у них было столько колец, сколько было возлюбленных, были предания о «сакральной проституции».

Но когда Мария Египетская рассказывает об этом после покаяния, она упоминает важную деталь: она не просто блудила с мужчинами, она была этому предана. Блуд был не просто способом зарабатывания денег (а Мария Египетская не брала денег), а становится служением плоти. Она жила в грехе, как в культе.

Когда она приехала в Иерусалим, она не смогла переступить порог храма. Ключ греха не подействовал. И в этот момент происходит переворот в ее сознании: метафизика плоти — это не ее судьба, это нечто низкое и постыдное. Настоящей преданности заслуживает небесное, чистое начало, воплощенное в иконе Пресвятой Богородице. И это озарение, переход — и есть смысл Великого Поста. После этого она исповедуется, и затем уходит в пустыню. Произошло настоящее чудо.

Все чудеса, которые последовали за этим, их исток был в этом обращении. Это была решимость с такой же полнотой отдаться небесному Богу, как ранее она служила греху и плоти. Это одна и та же женщина, которая не имеет границ в своей страсти, своей преданности, своей любви. В первой половине жизни она реализует свою женственность в мире тела, во второй — становится женщиной, преображенной Святым Духом.

За 40 лет в пустыне она не ела, но много молилась, и достигла чистой святости. Она хотела искупить свой грех и стать невестой Христовой.

Можно условно назвать это «православным феминизмом» — это апофеоз, гимн женскому началу — гимн преображению, которая земная женщина способна пройти.

Можно вспомнить слова философа Татьяны Горичевой, которая говорила об особой роли женщины в христианстве: если мужчины Христа предавали, то нет ни одного сюжета о том, как Христа предали женщины. Когда они проходят путь реализации женского начала и обращаются к Христу, это становится вершиной святости. Поэтому мы так почитаем Марию Египетскую, а в кульминации Поста происходит «Мариино стояние».

Если идти по пути предельной преданности, которая описана в житии Марии Египетской, Бог не оставит нас. Он пришел не к праведникам — а к нам, грешным.

comments powered by HyperComments