Как показало исследование, большинство детей выбирают не профессии, а образ жизни, при котором можно было бы ни о чем не заботиться, не работать, а только отдыхать и при этом получать общественное признание. Труд и забота о близких, как ценности, формируемые в первую очередь в семье, считаются обузой, ограничением свободы личности. Такие понятия как альтруизм, равенство и братство, коллективизм, взаимовыручка не пропагандируются апологетами так навязываемых либеральных ценностей. Ими гуманность понимается однобоко – как направленность на себе, причем не в смысле самосовершенствования, а в значении получения удовольствий от жизни любой ценой, победы в конкурентной борьбе за материальные блага. Информацию о том, «что такое хорошо и что такое плохо» наши «дети рекламы» получают из СМИ, где все легко и где все позволено, чего бы ты не захотел. Невозможное возможно.

Обращение к традициям семейного воспитания связано с потребностью в преодолении духовного кризиса в современной России, признаками которого являются такие ужасающие явления, как детская преступность, социальное сиротство, насилие над детьми в семье и пр. В связи с этим возникает необходимость анализа традиционных семейных ценностей, позитивность которых можно было бы использовать в качестве духовного содержания в современном семейном воспитании.

Итак, содержание ценностей традиционного семейного воспитания:

  • Ориентация на здоровье.
  • Уважение старших.
  • Социализация, коллективные принципы общежития.
  • Совместный труд, основанный на необходимом распределении обязанностей, соответствующих возрасту и силе.
  • Нравственность. Подчинение совести.
  • Скромность, основанная на понимании разницы между полами, которые имеют различное предназначение в жизни.
  • Душевность, основанная на любви как условии человеческого существования.
  • Свобода, понимание того факта, что ребенок может быть свободен по его силам.
  • Гражданственность.

Эти тесно связанные понятия можно расположить в такой последовательности: семья — ребёнок — общество. Ребёнок вырос, стал сознательным членом общества, создал семью, в которой опять родились дети. Из этого можно сделать вывод, что от того, насколько нравственными, добрыми и порядочными будут наши дети, зависит нравственное здоровье нашего общества.

Семья – это определенный морально-психологический климат, это школа отношений с людьми. Именно в семье складываются представления ребенка о добре и зле, о порядочности, об уважительном отношении к материальным и духовным ценностям. С близкими людьми в семье он переживает чувства любви, дружбы, долга, ответственности, справедливости.

Другой особенностью семейного воспитания является тот факт, что семья, представляет собой разновозрастную социальную группу: в ней есть представители двух, трех, а иногда и четырех поколений. А это значит — различные ценностные ориентации, различные критерии оценок жизненных явлений, различные идеалы, точки зрения, убеждения.

Еще одной особенностью семейного воспитания является то, что оно органично сливается со всей жизнедеятельностью растущего человека: в семье ребенок включается во все жизненно важные виды деятельности — интеллектуально-познавательную, трудовую, общественную, художественно-творческую, игровую, свободного общения. Причем проходит все этапы ее: от элементарных попыток действий (взять в руки ложку, вбить гвоздь, нарисовать человечка, помочь маме…) до сложнейших социально и личностью значимых форм поведения В первую очередь,  кризисные явления в жизни семьи связаны с тем, что в ней разрушены нравственные представления о браке к семье: супружеские отношения в современном мире перестали быть выражением жертвенной любви и духовного единства.

Более того, повреждены устои семьи: утрачен традиционный уклад семейной жизни; традиционные отношения послушания, почитания, уважения старших вытеснены из современной жизни и заменены активным противостоянием авторитету взрослых, игнорированием мнения родителей, педагогов.

Утрачено традиционное восприятие родительства и детства: культ жизненного успеха, материального благополучия, профессионального и общественного роста привел к катастрофическому падению социального престижа материнства и отцовства; продолжает снижаться рождаемость.

Деформация коснулась и сферы семейного воспитания: утрата родителями традиционных нравственных ориентиров приводит к тому, что семья оказывается не в силах удержать юных от порока, но часто провоцирует к нему.

Следствием кризиса семьи являются многочисленные проблемы детства: чрезвычайно велик процент детей с отклонениями от нормы в состоянии здоровья, эмоционально-волевого развития и поведения духовно-нравственная неразвитость, отсутствие четких представлений о пороке и добродетели толкают подростков на путь алкоголизма, наркомании, проституции, криминала; у подрастающего поколения российских детей не сформировано чувство ответственности перед семьей, обществом, нацией, государством;

Современное общество утратило представление о чистоте и целомудрии: массовая культура и средства массовой информации пропагандируют насилие, цинизм.

Культ наслаждений и порока, искусственная беззаботность, “психология Диснейленда” с непрестанными развлечениями и бегством от реальной жизни в мир иллюзий — все это ожесточенно атакует неокрепшие души в либеральном мире.

В силу духовной и психологической пустоты семейных отношений дети и подростки тяготятся пребыванием в родительском доме, заменяя семью “тусовкой” в компании сверстников. Всё это приводит к вступлению в жизнь инфантильных, нравственно и духовно неполноценных молодых людей.

Современная система образования на западе получила отклик на воспитание по свободной системе Спока в виде молодежных субкультур, большинство из которых деструктивно. При этом заметьте, ни одна из них не имеет российского происхождения благодаря долговременной закрытости, высокому уровню инерционности и, как следствие, сохранению традиционных ценностей в системе семейного и школьного воспитания.

И еще одно. Как писал Кант, «Лишь две вещи поражают меня: звездное небо надо мною и нравственный закон внутри меня». А закон подразумевает ограничение свободы выбора нравственности, гуманизма. Золотое правило этики – действовать по отношению к людям так, как хотелось бы, чтобы они поступали по отношению к нам. Либеральные ценности прямо противоречат этому постулату, декларируя безграничную свободу каждого человека, а значит следующим шагом должно быть официальное разрешение не только однополых браков, но и, допустим, экзальтированного поведения эксгибиционистов.

Выход из сложившейся кризисной ситуации один: содействовать укреплению семьи посредством

  1. восстановления в общественном сознании традиционной ценности брака, семьи, престижа материнства и отцовства,
  2. возрождения отечественной культурно-исторической традиции,
  3. творческого воссоздания в современных условиях традиционного уклада жизни общества и семьи,
  4. формирование в государстве системы социально-педагогической и духовно-нравственной поддержки семейного воспитания.

Такой подход отражается и в традиционно российских играх детей, имеющих воспитательное значение. Так, дети, играющие в «дочки-матери», познают семейные ценности через обязанности членов семьи. Такая игра является природосообразной и культуросообразной. При этом дети познают модели семейных отношений, которые будут строить в дальнейшем. Теперь представим, как смогут в дальнейшем строить семью дети, играя в игру «родитель 1- родитель 2 и их ребенок»? Представляя маленьким детям с еще несформированной психикой и личностью такой выбор, взрослые тем самым взваливают на них непосильную ношу, требующую зрелого анализа и рефлексии.

В заключение следует сказать, что игра как мощнейший метод воспитания в неумелых руках родителей, попавших под влияние насаждаемых либеральных ценностей может стать грозным оружием против будущего их собственных детей. А это значит, что необходимо на государственном уровне организовать профессионально-педагогическое просвещение родителей по проблемам детско-родительских отношений, семьи и брака.

Детская субкультура вбирает в себя суть всей истории детства, в которой отражены основные социокультурные и психологические «завоевания» этой истории. Это особая система бытующих в детской среде представлений о мире, ценностей и т.д., Она отражается в различных играх, ритуалах, словесных произведениях и др. ДС — своего рода культура в культуре, живущая по специфическим законам, хотя и «встроенная» в общее культурное целое.

Смысловое переконструирование взрослой реальности в игре детей становится условием возникновения ценностей, интересов детей. Очевидно, что свой «исходный материала» дети заимствуют у взрослого сообщества. Ряд игр, которые обычно считаются исконно детскими, на самом деле являются частью культуры взрослых. Так, игра Жмурки у славян-язычников была компонентом погребального ритуала. Распространенные ритуальные компоненты детского общения — такие, как примирительный ритуал «мирись, мирись, мирись…», также имеют древние исторические корни в ритуалах взрослых.

В игровых взаимоотношениях детей воспроизводились сложившиеся способы взаимодействия взрослых и детей. В играх типа дочки-матери  моделируются взрослые виды деятельности, ценности и интересы взрослого человека.

Игры выступают для ребенка особым средством осмысления реалий человеческого мира. Однако перевертывание, нарушение обычного порядка вещей уместно и эффективно лишь тогда, когда ребенок уже хотя бы приблизительно сориентировался в самом этом порядке. А как будет выглядеть навязываемая сторонниками либеральных ценностей игра «родитель 1- ребенок 1»? Как будет представлять себя в роли семьянина такой ребенок с порядковым номером? Я уж не говорю о том, что природосообразные семьи, построенные на с ценностях материнства и детства ставятся в один ряд с однополыми или групповыми семьями, которыми таковыми нельзя назвать ни с научной педагогической, ни с законной стороны. Сторонники именно таких групп заставляют ставить детей перед совершенно непосильным выбором, а именно – модели будущей семьи и своей жизни.

Представители либерального взрослого сообщества как раз и обнаруживают излишнюю «склонность к реализму». Они стремятся сразу же каталогизировать для ребенка все элементы картины действительности. Однако, руководствуясь чаще всего благими побуждениями, взрослые тем самым воздвигают барьер развитию — как детскому, так и собственному.

Надо помнить, что мир детства отличается от мира взрослых и воплощает в себе самобытные способы освоения ребенком новых сторон социальной действительности. Для этого необходимо постоянно просвещать родителей в вопросах воспитательной силы игр, поскольку взрослые порой склонны усматривать в самом факте игры нечто незрелое, неразвитое. В худшем случае они пытаются бороться с ее проявлениями, в лучшем — игнорируют их (мол, «детская болезнь детства» с возрастом сама пройдет). И та, и другая позиция одинаково педагогически бесперспективна. Основной принцип оптимального отношения взрослых к играм кратко можно было бы сформулировать так: «Не подавление, не равнодушие, а сотрудничество».

Форсированное «подравнивание» ребенка под систему коллективно исповедуемых ими ценностей и представлений не обеспечивает преемственность между поколениями, а лишает детей детства. История естественным и закономерным путем некогда «развела» мир взрослых и мир детей. Задача взрослого сообщества  — построить гибкое опосредствующее звено, гармонизирующее взаимоотношения этих полюсов, а  не пытаться насильственно «подтягивать» один из них к другому.

В игре по мере развертывания образовательного диалога ребенка и взрослого проступают самобытные черты детской картины мира, постепенно формирующейся ценности. Для этого используется целая палитра педагогических средств (не только обыгрывание сказочных сюжетов, но и обсуждение произведения с детьми, рисование, лепка, словесное творчество, восприятие музыки, ознакомление с предметами народного прикладного искусства и др.). В такой игре речь ребенка становится образной.

Ориентация на образ взрослого предполагает такие игры, в которых выстраивается образно-смысловая картина мира как целого, которые служат специфическим средством его интеграции в человеческую культуру.

Творчески осмысливая в игре различные грани мира взрослых, дети высвечивают потенциальные точки роста общечеловеческого опыта. Это еще раз подчеркивает актуальность созидательного диалога взрослого и детского сообщества в ходе образовательной игры.

Елена Витальевна  Быстрицкая, профессор НГПУ им.К.Минина, д.пед.н.
Рамиля Умяровна Арифулина, доцент НГПУ им.К.Минина, к.пед.н.

comments powered by HyperComments