Практика реализации цветных революций последних лет показала, что успешно реализовать цветной сценарий особенно на постсоветском пространстве, основываясь исключительно на либеральной повестке, невозможно. Либерализм и глобализм отвратительны всем, в том числе и на Западе, что продемонстрировал «кейс с Трампом». Либерально-глобалистскими тезисами больше никого не соблазнить, это не работает, эффективность – ноль.

Напротив, на подъёме тренд возрождения патриотизма и традиционализма – если речь о постсоветском пространстве; национализма и евроскептицизма – если речь идёт о Европе; консервативных и антиглобалистских ценностей – если дело происходит в Америке. И всё же заказчиком непрекращающейся сери цветных революций и попыток раскачать внутриполитическую ситуацию там, где «демократии» ещё не достаточно, остаются именно глобалистские центры, разносящие вирус либерализма по всему миру.

Казалось бы, такая коллизия ставит инициаторов цветных переворотов в тупик: как насадить либеральные ценности, поставив очередное государство под глобалистский контроль, если в ходу там совершенно иные ценности, противоположенные заданным? Ответ был найден в области политтехнологий. Необходимо (именно, технологически) скрестить либералов – это мозг, элита любого протеста, по мнению глобалистских заказчиков, и патриотов – это силовой блок, обеспечивающий одновременно интерфейс взаимодействия с массами, от которых требуется легитимность.

Данный противоестественный симбиоз был удачно протестирован на Украине в 2014-м, когда «нацики» (а именно они считаются там патриотами «самостийной Украины») героически рубились с «Беркутом» за интересы глобалистских транснациональных кругов под предводительством либералов и олигархов – ставленников Запада на самой Украине. Менее успешно этот же эксперимент закончился в России середины 2000-х, когда глобалистам удалось запресовать «лимоновцев», леваков и «националистов» в рамки либерального протеста. Но в целом это работает. Только это.

Нынешний заход на очередную попытку цветного переворота в России в преддверии т.н. трансфера готовится уже более обстоятельно, нежели в 2008-м и 2012-м. Либеральный дискурс несистемных либералов обильно разбавлен популистской риторикой: борьба с коррупцией, несменяемость власти, отсутствие открытой политической системы и выборов как таковых – всё это не может не получать одобрения в массах. Никто из либералов, кроме самых чокнутых, больше не требует легалайза, гейпрайда и феминизма, – это то, после чего любой в России получает… порцию тухлых помидоров.

С другой стороны, эта же популистская повестка вручается и патриотам, в первую очередь, так называемым «националистам», ибо нормальные патриоты и так системно озвучивают эти тезисы в силу своего политического здоровья. Задача – загнать всех патриотов, от евразийцев и консерваторов до леваков и националистов, в протестное поле. Чтобы укрепить ими хилые ряды либеральной «элиты», едва передвигающейся на своих трясущихся ногах.

Достигается этот эффект, опять-таки, политтехнологически. Для этого необходимо всего лишь жёстко отморозить патриотов от власти. То есть не просто прекратить любое сотрудничество с патриотическими силами (взаимодействие в рамках грантовых программ, обсуждения и реализации патриотических проектов, какое-либо консультационное взаимодействие и просто диалог, обмен мнениями), но сделать это максимально жёстко и грубо. Так, чтобы эмоционально настроить всех патриотов против действующей власти.

Одновременно с этим необходимо демонстративно поддерживать либеральные кадры в их продвижении во властные структуры – так называемых системных либералов или «шестую колонну», развивать или, по крайней мере, не трогать «системные» либеральные СМИ, совать повсюду системных либеральных политологов и экспертов, спикеров и участников теле-шоу, которые при этом вполне могут озвучивать популистскую «патриотическую» повестку.

Понятно, что всё это невозможно реализовать извне. Это можно сделать только изнутри, причём даже не просто изнутри России, а прямо из коридоров власти, из самого центра формирования повестки и принятия решений – из Администрации президента, где и принимаются основные стратегии по внутренней политике. Причём формально, для начальника, можно изобразить полную лояльность и усердие – для этого существуют несистемные либералы, которых можно гонять дубинками от Сахарова до Старой площади сколько угодно, пакуя, а затем сразу отпуская сотнями и даже тысячами. Саботаж усердием – это тоже саботаж. Но выглядит усердно.

К часу «Х» произойдёт следующее: несистемная оппозиция (либералы, педерасты, либертарианцы, хипстеры, леваки, феминистки и примкнувшие к ним «обычные граждане») должна окончательно озвереть от жёсткости обхождения на улицах, от дубинок ОМОНа, от бесконечных немотивированных задержаний, от обысков и проблем на работе, от эмоционального напряжения в целом. Одновременно озвереть должны патриоты: от демонстративного игнорирования и откровенного хамства, от отсутствия какого-либо диалога с властью и отмораживания от любых политических проектов с участием государства, от полного лишения средств к политическому существованию и, опять, – демонстративного, хамского игнора.

В нужный момент эти волны абсолютного – либерального и патриотического – негатива должны слиться – так, как они слились, например, в 1992 году, когда против власти были все политические силы, буквально все, которые были. Вот тогда-то на улицу и выходит от 200 тысяч человек и больше, до миллиона. Вот это подходящий размерчик для теперь уже серьёзного, а не опереточного смещения режима. Режима жёсткого и авторитарного, поднаторевшего и учитывающего ошибки прошлых, неудачных попыток. А жёсткому режиму – жёсткие методы давления. От 200 тысяч до миллиона плюс ненависть патриотов, плюс бутылки с зажигательной смесью от «националистов», камни от леваков, всё это на фоне полного отсутствия легитимности со стороны масс. Вот это будет уже совсем другое дело.

Что делать вменяемым патриотам? Пытаться держать себя в руках, скрепя сердце и скрипя зубами, сохраняться, поддерживать политическую субъектность, готовиться к худшему, но всегда оставаясь на стороне Государства против Системы. На стороне народа – не крикливых придурков- меньшинств, а на стороне «глубинного народа», русского Логоса. Чтобы в нужный момент подхватить падающую власть. Что делать власти? «Здесь уже никого не спасти» (с). Ума не посоветуешь, он либо есть, либо нет, а всё остальное власть, укрепившаяся в своём ощущении «ложной безопасности», высокомерно отвергает. Так же, как и в 1991-м…

ИсточникРодина на Неве
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments