Кандидаты «Хватай всех»

Сергей Черняховский

В середине XX века, вскоре после выхода в свет книги Мориса Дюверже "Политические партии", ставшей сегодня уже классикой, Отто Киркхаймер выделил в дополнение к описанным в ней "кадровым" и "массовым" партиям так называемые "всеядные партии", понятие которых утвердилось в западной литературе, начиная с 1960-х годов. Под последними имелись в виду партии, ориентированные не на отстаивание интересов конкретных социальных групп, а на поиск поддержки во всех группах и слоях общества, что повлекло за собой переосмысление понятия "социальная база партии".

"Всеядные партии" иногда называют интерклассовыми. Иногда – партиями "хватай всех". Борьба за избирателя по этому принципу – это борьба не за поддержку своих идей, принципов и программы, а борьба за свои амбиции. За свою претензию на власть. Власть важно получить – и потом ее уже не отдают. Пусть избиратели твердят, что их обманули – изменить они уже ничего не смогут. Так было с НСДАП и Гитлером в Германии. Так было с Ельциным в начале 1990-х. "Всеядными" могут быть не только партии, но и персоналии.

В Германии, после того, как Гитлер утвердился в качестве рейхсканцлера, проголосовать за другую партию на следующих выборах немцам уже не дали. В России, даже когда в 1996 году страна проголосовала против избранного в начале 1990-х и отправившего ее в нищету в 1992-93 гг. Ельцина, власть все равно объявила, что на выборах победил он.

В 1990-е годы российская власть воспроизвела и заложила в основу политической жизни страны принцип, согласно которому победитель на выборах не отвечает за свои предвыборные обещания. Он отвечает только за удержание в своих руках однажды взятой власти.

Когда германский рейхстаг стал Гитлеру не нужен, он сжег его. Когда парламент России попытался остановит авантюры Ельцина, он был уничтожен.

Это то, что бывает после голосования за "всеядного кандидата".

Во Франции в середине XIX века так проголосовали за Луи Бонапарта. Проголосовали, избрав его президентом республики. Через три года он объявил себя императором. Маркс сказал об этом следующее: "Нации, как женщине, не прощаются минуты слабости, когда ею может овладеть любой насильник". (В другом переводе: "Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие").

В России и в Москве сегодня до этого еще не дошло. Но основания для аналогий уже есть. Все 2000-е годы результаты выборов присваивала себе тоже партия "хватай всех" – "Единая Россия".

Она давала левые обещания, присваивала себе победу и проводила правую политику. Но, избиравшись один раз, честно с собой соревноваться не позволяла никому.

Наступил момент и нашелся еще больший авантюрист, который стал соревноваться с ней еще более бесчестно, чем она сама. На выборах в Москве сегодня нет соревнования оппозиции и власти, как нет соревнования политических партий.

На выборах соревнуются или пытаются соревноваться три начала: кандидат партии "хватай всех", занимающий должность мэра города. Появившийся еще больший авантюрист, точно также действующий по принципу "хватай всех". И политические партии с той или иной идеологической ориентацией: леволиберальная – "Яблоко"; социал-демократическая (евросоциалистическая) – "Справедливая Россия", и условно "коммунистическая" – КПРФ.

Строго говоря – это не соревнование партийных и идеологических принципов. Это соревнование кандидатов, имеющих те или иные принципы, и кандидатов, не имеющих таких принципов.

Разница между Собяниным и Навальным заключается в том, что первый так или иначе понимает, что за обещания нужно отвечать и частично их в городе выполнять. Потому что город – это нечто обозримое. И если в нем перестанут вывозить мусор и закроется метро, живым градоначальник из мэрии может уже и не выйти.

А Навальный не для того идет на выборы, чтобы решать проблемы города. Если бы он и взял власть, она была бы нужна ему только для того, чтобы взять ее и в стране в целом.

Собянин показывает, что он сделал в городе на деньги города и страны. Так или иначе, ему есть что показать, в этом всегда преимущество кандидата партии власти, поскольку в его руках все ее ресурсы.

Навальный может ничего не показывать, потому что у власти еще не был, и не отвечает ни за что. Собянин обещает все хорошее – всем жителям города, не вдаваясь в детали. Навальный обещает каждой социальной группе что-то особое. Сторонникам демократии – демократию. Сторонникам рынка – рынок. Сторонникам социальных гарантий – социальные гарантии. Националистам – национализм. Либералам – либерализм.

Собянин – член "Единой России", выдвинувшийся не от "Единой России". Навальный – не член РПР-ПАРНАС, выдвинувшийся от РПР-ПАРНАС.

РПР-ПАРНАС когда-то частью своей был "Демократической платформой в КПСС" – то есть той группой, которая разрушала КПСС и поддерживала Горбачева. Частью – группой поддержки Черномырдина. Частью – это те, кто когда-то назывался СПС, отстаивая авантюры Гайдара.

Навальный когда-то был в "Яблоке". Когда-то – неудачно занимался бизнесом. Когда–то – ходил на "русские марши". Когда-то – обучался в США. Когда-то – занимался так называемым "гринмейлом", то есть по сути шантажировал крупные кампании.

Кто-то ему верит. Но такие политики потому и могут существовать, что умеют внушать доверие. Он не говорит, что он хочет сделать – в городе, в стране. Он не обещает изменений – он обещает всех поменять. Не систему, а людей. Потому что система его устраивает – его не устраивает, что она работает не на него.

И еще. Как ни странно, Навальный говорит, что он главный противник действующей власти. Но почему-то его агитационные материалы в Москве встречали 69 % жителей, а материалы его "главного противника" – 61 %. А вот материалы оппозиционных партий чуть ли не вдвое меньше: КПРФ – 40 %, "Справедливой России" – 36 %, "Яблока" – 41 %.

Точно также почему-то, если 20 % полагает, что преимущественный доступ к СМИ имеет кандидат партии власти (что неудивительно), то на втором месте по этому показателю Навальный, провозгласивший себя борцом с властью – 12 %.

И точно также он на втором месте после кандидата партии власти по ответам на вопрос о том, в чью пользу будут совершены фальсификации и нарушения на выборах 8 сентября.

Что естественно, потому что борьба сегодня идет не между принципами, а между теми, кто их имеет, и теми, у кого их нет. Между кандидатами оппозиционных партий и принципом всеядности: "хватай всех".

Новая политика 6.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...