Политический эксперт и экономист Михаил Делягин, который сейчас находится в Симферополе на конференции против антируссизма, антисеминизма, национализма и шовинизма в Крымском государственном университете, заявил, что у него при прослушивании выступающих возникло сильное ощущение, что международное право умерло.

«Международного права больше нет. И когда Россию хвалят за то, что мы являемся последним серьёзным оплотом закона и порядка в мире, это, конечно, правда, и это очень приятно, когда вас хвалят. Но такое ощущение, что мы чего-то не понимаем. Потому что международного права нет с 99-го года, когда американцы уничтожили Югославию.

И соблюдение международного права в сегодняшних условиях является каким-то ритуалом и каким-то странным самопожертвованием», — говорит эксперт в эфире свой передачи на Царьграде «Мобильный Делягин».

По его словам, безусловно, есть международное право, которое действует и которое должно действовать. Оно регламентирует, как правильно плавать по морям, чтобы корабли не сталкивались, как правильно вести торговлю, чтобы «не обманывали слишком сильно».

«Но мы уже и сейчас видим на примере Украины, что когда мы ведём торговлю по правилам, нам объясняют, что все деньги, которые должны нам, нам не должны, а мы должны все деньги, которые могут просто вообразить себе наши якобы партнёры. Хотя, на самом деле, это уже не партнёры, это уже мелкие жулики и мошенники. И в этой ситуации предстоит колоссальная работа, о которой боятся даже заикнутся. Это работа, связанная с тем, что можно разделить международное право на ту его часть, которая как бы должна действовать, потому что без этого невозможно жить, самолёты должны летать, корабли должны ходить по морям, интернет должен функционировать, и должно быть много работать других сложных механизмов, которые носят глобальный характер, или международный характер», — говорит Делягин.

Он уверен, что то международное право, к которому в России привыкли, является уже избыточным, потому что в очень большой степени игнорируется Западом — теми самыми людьми, которые когда-то, поколение назад, его создавали.

«И вот нам нужно очень чётко разделить, что мы выполняем, и что мы будем выполнять дальше. А от чего мы должны отказаться. Это совсем нетривиальная задача, юристам очень сложно её даже вообразить себе, потому что юрист по определению консерватор, юрист — это человек, который говорит, что когда-то было подписано, должно действовать всегда», — признает эксперт.

Он приводит в пример ситуацию с западными санкциями.

«А с какой стати российские юридические и физические лица платят свои долги странам или их юридическим лицам, которые ввели против нас санкции? Не проще было бы разрешить не платить эти долги тем, кто в состоянии их не платить? Понятно, что если я должен французам и регулярно езжу во Францию, я должен платить долги. А если я должен французам и меня с ними ничего не связывает, так я могу подождать, пока французы не признают, скажем, федеральную целостность Российской Федерации. Это напрашивается, это само собой естественно, это предлагалось ещё во время закона Магнитского, но российская бюрократия боится думать об этом до сих пор. А придётся думать скоро», — предсказывает эксперт.

comments powered by HyperComments