Вопросам подготовки научно-преподавательских кадров в сфере религиозных отношений в образовательных и научных организациях было посвящено заседание комиссии по «межнациональным» (межэтническим) отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями при Совете Федерации, прошедшее на минувшей неделе. Само заседание провёл заместитель председателя СФ Андрей Турчак, однако наиболее примечательным событием, по мнению многих СМИ, стало выступление предстоятеля Русской Православной старообрядческой Церкви (РПСЦ) Митрополита Корнилия (Титова), которое отличалось особым, в целом свойственным старообрядцам, консервативным подходом к оценке как религиозного образования, так и образования в целом.

Отправным тезисом в выступлении Митрополита Корнилия стало утверждение о неотъемлемой связи религии и образования: «Во все времена религия имела важное значение в деле построения и развития общественных и государственных институтов. Духовная жизнь оказывает решающее действие на семью, общественные отношения, даже политику. Религиозность органически присуща человеку, и история не знает ни одного безрелигиозного общества. Таким образом, естественным является процесс взаимосвязи религии и образования».

Это разительным образом расходится с тем, что мы видим сегодня в сфере так называемых «реформ образования», радикально устраняющих какое-либо влияние религии на воспитание и образование подрастающих поколений. Они кардинальным образом разрушают не только традиционные образовательные каноны, складывавшиеся столетиями в России, но и даже на деле подтвердившую свою эффективность советскую систему образования. Радикально расходятся и цели прежних и нынешних образовательных подходов. Если традиционное русское образование формировало человека Духа, если советское создавало человека-творца, то нынешнее плодит квалифицированного потребителя. И это не метафора.

Квалифицированный потребитель – продукт либерального эксперимента 

Бывший министр образования Андрей Фурсенко прямо говорил о целях нынешних реформ, утверждая, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца. А сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя». Это известная крылатая цитата, которая приведена в качестве одного из главных тезисов этого деятеля нынешнего российского образования даже в Википедии на страничке, посвященной деяниям Фурсенко.

И здесь важно обратить внимание на то, что именно на этот тезис опираются многие образовательные структуры не только светского характера, но и религиозные. А ведь он основан на принципе отчуждения человека от собственного государства, от собственного общества. Ведь если человек – это «квалифицированный потребитель», то здесь мы постепенно подходим к трансформации человека. К выставлению его в качестве высшей ценности, к некому обожествлению человека – превращению самого человека в культ, что неоднократно критиковал и нынешний патриарх Московский и всея Руси Кирилл, говоря о том, что культ человека переворачивает с ног на голову всё человеческое, традиционное бытие.

Человек-потребитель, человек как самоцель, как высшая ценность – такой человек никогда не будет жертвовать собой ради своего народа, государства, ради своего общества, он никогда добровольно не пойдёт на смерть, а значит, не будет с оружием в руках сражаться «за други своя», за своё Отечество, потому что он сам есть высшая ценность, его жизнь есть некий абсолют, который ставится превыше всего.

Этот принцип обожествления человека часто присутствует в качестве магистральной линии многих образовательных религиозных учреждений и в первую очередь нетрадиционной ориентации.

И здесь мы подходим к тезису о том, что не всякое религиозное образование одинаково полезно. Существует очень много так называемых религиозных образовательных учреждений, которые основаны, например, радикальными исламистскими сектами, где преподаются такие богословские тезисы и такие образовательные догматы, якобы основанные на Священном писании, на Коране, которые толкают человека на осуществление терактов, превращают его в экстремиста, культивируют в нём нетерпимость.

То же самое касается многих американских сект, которые в свою очередь навязывают нам культ стяжательства и наживы, основываясь на протестантском тезисе о том, что если Бог тебя любит, то, значит, ты богат, а если ты беден, значит, Бог тебя не любит. Это тезис абсолютизации идеи крайнего потребительства, совершенно чужд для русского, для православного сознания, для сознания представителей традиционных народов, населяющих Россию, в т.ч. и традиционных мусульман, буддистов и иудеев. Он совершенно переворачивает с ног на голову всё наше бытийное мировоззрение, но, тем не менее, такие секты существуют не только на Западе.

Часто во главе таких «образовательных учреждений» стоит архетип некоего «пастора доллара», который призывает всех любить некоего Джизуса, потому что тот в ответ будет любить вас и даст вам много денег, то есть приведёт вас к обогащению. И это разрушает традиционное восприятие веры русского человека и представителей тех народов и тех традиционных религий, которые составляют наше государство и наше общество. Последствия такого разрушения не менее тяжки для Спасения, если мы говорим о религии, сколь и последствия распространения идей терроризма.

Деструктивность либеральных подходов 

Либерализация подходов к образованию в целом в итоге привела к тому, что так называемые духовно-образовательные учебные заведения появляются сегодня как грибы после дождя. Но в основном это протестантские, католические или исламистские учебные центры, разрушающие основы нашей традиционной духовности, привносящие в сознание нашей молодёжи псевдорелигиозные сурроргаты. И происходит это именно потому, что наше законодательство в области регулирования межрелигиозных отношений предельно либерально.

Взять хотя бы пресловутый 125-й федеральный закон о веротерпимости. Так вот в этом законе религиозной организацией считается и признаётся, по сути, любая организация, которая называет себя религиозной организацией. На это, кстати, обратил внимание в своём выступлении и Митрополит Корнилий, прямо указав на необходимость разделения традиционных и нетрадиционных религий, конфессий и подходов к созданию образовательных учреждений. «С точки зрения этого закона, всё едино, будь то Церковь или новоявленные многочисленные секты. Поэтому, говоря о развитии духовного и религиозного образования, надо провести чёткую грань между его традиционными и нетрадиционными версиями. Хотя бы в этом вопросе отделить традиционное образование от сектантских суррогатов» — отметил предстоятель РПСЦ.

По сути, с точки зрения этого закона, всё едино, будь то Русская православная Церковь Московского Патриархата, Русская Православная старообрядческая Церковь, которая неизменна в своих подходах, догматах и канонах с момента принятия крещения на Русь, или же новоявленные многочисленные т.н. «христианские церкви», а на самом деле секты, сотнями появляющиеся. Так быстро, что их успевают регистрировать. Не говоря уже об экзотических сектах, типа «летающего макаронного монстра», или гремевшего ещё недавно на всю страну «церкви бога Кузи», которые находятся с традиционными конфессиями в равном статусе. И всё по закону.

Закон не делает различий между традиционными мусульманами России, и, например, многочисленными исламистскими структурами, сеющими в умах молодых мусульман идеи псевдорелигиозного экстремизма и терроризма. Отсюда огромное количество сект, совершенно чудовищным образом извращающих смысл религии, суть наших традиций, которые создают религиозные учебные заведения, плодящие либо квалифицированных потребителей, либо радикалов и экстремистов, взрывающих российское общество.

А ведь именно такого рода секты особо преуспели в создании образовательных учреждений.

Но хорошо ли это для нас, для нашего общества, для народов России, для нашей молодёжи, что сектантское религиозное образование так стремительно развивается и процветает? Подрывая сами основы нашей русской цивилизации, всегда стоявшей на Традиции наших народов, на традиционном христианстве, то есть православии, и на традиционном исламе, а не на их новомодных модернизированных суррогатах.

Подготовка образовательных кадров – дело рук госдуарства 

Отдельно следует обратить внимание на необходимость подготовки квалифицированных кадров для осуществления теологического, или религиозного образования. И здесь мы не можем обойтись без участия государства, потому что нужен некий набор критериев, который мог бы отсечь от этого процесса подготовки теологических религиозных кадров откровенных сектантов, экстремистов, проповедующих культ наживы или культ ненависти к представителям других конфессий.

Но для начала нам необходим единый образовательный канон подготовки именно преподавателей. И этот образовательный канон не должен быть либеральным. Отсутствие же единых критериев порождает то, что на сегодняшний день всего один человек защитился по теологии. Такая скудность как раз и является следствием того, что сегодня очень сложно понять те критерии, по которым можно было бы отобрать действительно полноценных теологов, которые бы не разрушали наше общество, а созидали развитие, но не каких попало, а традиционных религий. В традиционных образовательных структурах должна стоять некая внутренняя защита, способная отсечь проходимцев и сектантов. Но вместе с ними, зачастую, отсекается значительное количество вообще желающих защититься по теологическим наукам.

Именно поэтому важно, чтобы государство разработало некие критерии подготовки преподавательских кадров и взяло под контроль, по крайней мере, на начальном этапе, именно процесс обучения преподавателей и отсечения всех деструктивных элементов, выведения их за скобки религиозного и теологического образования. Тогда мы получим действительно полноценного гражданина, укоренённого в своём народе, в своей Традиции, в своей истории, а не квалифицированного потребителя, не радикала, не экстремиста, и не проповедника культа стяжательства и наживы.

«Да, надо содействовать развитию традиционного духовного образования, — отметил Митрополит Корнилий в своём выступлении — но, при этом, сдерживать влияние чужеродных для России, не традиционных для нас образовательных канонов». Сваливая же всё в одну кучу, без разбора, мы рискуем утонуть в потоке образовательных проектов, инициируемых и поддерживаемых, как правило, извне, и направленных как раз на разрушение нашей идентичности, нашей Традиции. А это, учитывая то, что подготовленные таким образом духовные кадры займут в дальнейшем значимые позиции — очень опасно.

ИсточникЗавтра
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments