Президент США Дональд Трамп продолжает крушение старого, лицемерного мира, в котором глобалисты едва не одержали верх, фактически уже создав единый мир по лекалам западной цивилизации. Такой мир, очевидно, был бы крайне несправедлив и жесток, так как не оставлял несогласным — а это большинство человечества — шанса на собственное мнение, свою цивилизационную идентичность, свой образ мысли, жёстко подавляя всякое инакомыслие.

Западный образ жизни и мысли волюнтаристически был объявлен универсальным, и человечество явно пасовало перед таким напором, находясь в растерянности, но помощь пришла изнутри, из самого центра Запада. Надежда человечества на многополярность — это Дональд Трамп, хотел он этого или нет, но по своей воле или помимо её он продолжает двигать мир к более справедливому многополярному устройству.

На сей раз Трамп решил нанести удар по лживому и предельно лицемерному миропорядку, логовом которого всё ещё остаётся громоздкая, крайне неэффективная и давно не отвечающая своим изначальным задачам ООН. Всё это Трамп решил поставить под сомнение, сделав несколько изящных ходов, на которых стоит остановиться подробнее.

Но прежде надо всё же оговориться: ООН была хороша в рамках двухполюсного мира, где СССР и США — два противостоящих центра этих двух полюсов — делили мир на два лагеря, имея все возможности принудить друг друга к исполнению международного права, соблюдению договоров и прочих юридических формальностей.

После распада СССР от международного права остались одни декорации. Точнее, США могли, конечно, по доброй воле сохранить действующую правовую модель и в отсутствии оппонента, надзирающего за её соблюдением. Но они не захотели этого делать, и в марте 1999-го, начав бомбить Югославию, всё перечеркнули.

Дальше все просто от страха перед жестокой Америкой, разрушающей бомбардировками даже европейские города, а не только японские, делали вид, что международное право существует и всё продолжается, как прежде, хотя все понимали, что источником легальности стал Вашингтон, а никакой не Нью-Йорк (та ещё альтернатива), где и находится штаб-квартира ООН.

Для начала Трамп вышел из соглашения с Ираном, ограничивающего его ядерную программу в обмен на снятие санкций. Действие крайне непонятное для Запада, ибо Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) был пиком консолидации Запада на пути к однополярному миру. Полное единство позиций западных союзников, не только ограничивающее Иран в его ядерных устремлениях, но и открывающее, по сути, эту страну для реальных прозападных реформ.

Именно тогда западные НКО чувствовали себя в Иране наиболее вольготно, уже пристреливаясь к цветной революции, а либеральное лобби в иранских элитах реально подняло голову.

И тут Трамп со своим выходом из СВПД. Какой удар по западному единству! А ведь это было только началом.

Формально обосновывалось это тем, что новые санкции окончательно порвут иранскую экономику в клочья. Заставят Иран приползти на коленях и просить пощады — так это подавалось американским элитам. Но вместо этого Иран получил свободу рук: спокойно, без оглядки на какие-либо обязательства начал заниматься своей программой полноценно, в полную силу, запустил первый военный спутник, серьёзно продвинулся в ракетной программе — и вообще наконец мобилизовался, зачистив либеральные прозападные сети и начав действовать действительно суверенно. Без иллюзий относительно Запада и американских «сделок».

Тут как нельзя кстати в октябре 2020 года, то есть за месяц до американских президентских выборов, истекает срок действия ограничений ООН на военные поставки в Иран. Вашингтон тут же пригрозил требованиями продления эмбарго. Но тут в ход может пойти та последняя соломинка, за которую хватаются сторонники сохранения статус-кво, — право вето России в Совете Безопасности. То есть грози, не грози, но в Совбезе это не пройдёт.

На этот случай у Трампа, как и у любого американца, всегда есть план Б — запустить «механизм самоуничтожения иранской ядерной сделки». Да, была такая мина замедленного действия заложена в этот самый СВПД.

Согласно резолюции Совбеза ООН за номером 2231, на основании которой юридически и действует СВПД, в случае обнаружения нарушений любая страна — участница соглашения может запустить этот механизм. То есть если кому-то из участников соглашения показалось, что Иран нарушает соглашение, и для обоснования есть хоть какие-то доказательства, то резолюция 2231 как бы автоматически отменяется, а санкции и эмбарго, наоборот, вводятся.

Этим и грозят сегодня воспользоваться США в случае, если Россия или Китай (или оба) наложат вето на требование продления эмбарго в отношении поставок оружия в Иран. Но вот незадача — из сделки-то США вышли ещё в мае 2018-го. То есть никакого права запускать какие-либо механизмы в отношении СВПД американцы уже не имеют. Приехали. Но когда юридические формальности и вообще соблюдение закона волновали американские элиты?

Иран тоже не отмалчивается и предупреждает, что в случае продления эмбарго перестанет соблюдать какие-либо ограничения относительно нераспространения ядерного оружия, выйдя из соответствующего договора. Но даже не это главное. По сути, «механизм самоуничтожения» резолюции 2231 представлял собой уникальный инструмент обхода права вето: ведь запустить его могла любая страна-участница без согласования с Совбезом.

Если бы американцы не вышли из соглашения тогда, в 2018-м, они сейчас могли бы этим инструментом воспользоваться и никакое вето им бы не помешало. Но они вышли — и теперь это будет незаконно. Однако Трамп всё равно собирается им воспользоваться. И если это произойдёт, тогда нынешним союзникам США придётся как-то реагировать: либо признать «самоуничтожение», вопреки очевидному нарушению закона, либо пойти против США ради торжества закона.

Любой из вариантов создаст напряжённость, так как либо расколет западную коалицию, либо окончательно выведет из строя механизм принятия решений в рамках Совета Безопасности ООН.

Либо произойдёт и то и другое, особенно если сначала решение о запуске «механизма самоуничтожения» резолюции будет воплощено, а затем оспорено и отменено.

Таким образом, Трамп создал ситуацию, в которой любой из двух возможных вариантов нанесёт сокрушительный удар по остаткам давно не работающей модели. Либо он смирится с окончанием действия эмбарго на поставки оружия в Иран, что нанесёт Америке непоправимый имиджевый ущерб, зафиксировав победу Ирана (но на это в свете грядущих выборов Трамп вряд ли согласится), либо запустит «механизм самоуничтожения», ещё раз нарушив международное право, окончательно поставив себя вне закона и при этом добив единство западного мира, которого и так уже нет.

Что говорить, беспроигрышная шахматная комбинация, проведённая Трампом, ставящая крест на том, что остаётся балластом, не дающим двигаться вперёд, занимая место и не давая создать новую правовую модель, фиксирующую новую реальность многополярного мира, грядущего на наших глазах.

Конечно, как всегда бывает в таких ситуациях, у этой коллизии есть и третий путь: вообще прекратить конфронтацию с Ираном, признать его суверенитет и право на ядерные разработки ради собственной безопасности, оставить попытки сместить действующий иранский режим и начать сотрудничать на равных. И при этом ничего не нарушая. Всё это также вполне мог бы сделать Трамп, войдя в историю как президент-миротворец, устранивший предпосылки войны. Ведь война с Ираном нужна кучке ястребов в американских элитах, а простым американцам, избирателям Трампа нужен мир и стабильное развитие — без войн и агрессивных авантюр. Но это уже будет совсем другая история.

ИсточникRT
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments