В России с 23 июня началось голосование по поправкам в Конституцию. Власть «пиарит» социальные нововведения, а оппозиция видит только обнуление президентских сроков. За эти рамки публичная дискуссия, как правило, не выходит. В то же время за медийным шумом и критическими возгласами не видно действительно важных, системообразующих поправок. Это очевидно даже при беглом анализе вынесенных на всенародное голосование изменений.

Судите сами. Статьи 67 и 79 — о суверенитете, преемственности и защите исторической правды, 68 и 69 — о культурной и языковой самобытности русского и других народов России, 71 — разграничение полномочий федеральной и муниципальной власти, 72 и 75 — социальные поправки. Статьи 80, 81, 82 и 83 — о правах и обязанностях Президента Российской Федерации. И целый раздел — статьи 77, 78, 81, 95, 97, 103, 110, 119 и 129 — провозглашает курс на национализацию элит. Это самая объемная и прописанная в деталях часть предлагаемых поправок. В чем же их значимость и почему им не уделяется должного внимания?

Элита любого государства разнообразна, она состоит из экономической, культурной, интеллектуальной, управленческой, военной и других групп. Каждая принимает значимые для всей страны решения на своем уровне, но все же основной всегда была и остается государственная бюрократия, иерархически организованная от президента и глав других ветвей власти до руководителей министерств и ведомств, губернаторов и глав городов. От них в конечном счете зависит судьба государства и судьбы миллионов людей. В особенности это справедливо для России с ее традицией организации госуправления.

Тотальная национализация системы госуправления — главный элемент конституционной реформы. Без этого российское государство в исторической перспективе нежизнеспособно. Любой гражданин, бизнесмен, ученый или артист по-прежнему сможет иметь двойное гражданство, владеть счетами и собственностью за рубежом, но только не госслужащие. Губернаторы, депутаты, судьи, члены правительства и глава государства — никогда. Это противоречит национальным интересам и здравому смыслу, поскольку от их добросовестного служения зависит жизнь каждого.

Национализация элит — стратегически важный пункт государственной безопасности. Вспомним, что произошло на Украине и в Грузии, когда национальная бюрократия была на корню скуплена западными кураторами. В ключевой момент, когда нужно было разогнать незаконный путч, чиновники саботировали указания верховной власти. К чему это привело, все знают. Подобных примеров несуверенных государств с воспитанной на гранты Сороса и USAID элитой достаточно на пространстве СНГ. Депутаты принимают нужные зарубежным кураторам законы, министры трепетно прислушиваются к мнению международных организаций, а судьи трактуют законы согласно «общепринятым нормам международного права». Еще ни одно государство не пришло к процветанию благодаря такому внешнему управлению.

О глобальном смысле переформатирования государственной службы говорил наш Президент в том самом послании Федеральному Собранию 15 января этого года: «Смысл, миссия государственной службы именно в служении, и человек, который выбирает этот путь, должен прежде всего для себя решить, что он связывает свою жизнь с Россией, с нашим народом, и никак иначе, без всяких полутонов и допущений». Это обязательная норма для госслужащих и моральный ориентир для всех остальных.

Никаких других опций и вариантов, если стал представителем государства. Никаких полутонов и послаблений. Государственные чиновники высшего ранга — это действительно особая каста, но она не должна выделяться привилегиями, внешними атрибутами или богатством. В обмен на власть настоящая элита отрекается от многих возможностей, части свобод и перспектив для себя и своих семей. Даже гипотетически депутат, министр или губернатор не должны связывать свое будущее и финансовые интересы с другими странами. «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф.6:21). А сердце должно быть только на Родине.

В сумме предлагаемые поправки должны переформатировать сам принцип отбора элит, провозгласить кадровую чистку чиновников, судей и народных избранников, а далее — сформировать новую культуру отношений народа и чиновников, единое этическое руководство для всех ветвей власти. Но даже это не будет окончательным решением.

Предлагаемые поправки — это минимально необходимые условия для дальнейших перемен и выживания страны в конкурентной борьбе наций. Владимир Владимирович в этом смысле никогда не действует радикально, не рубит канаты и не жжет мосты, но лишь открывает историческое окно возможностей. Дальше должны начаться серьезные процессы в правовом, политическом и социальном поле. Вдобавок к формально закрепленным декларациям необходимо принять сотни и тысячи федеральных законов и подзаконных актов, которые конкретно будут регулировать независимость власти от внешнего влияния: материальных и других интересов за рубежом, отсутствие гражданства и так далее.

То же самое нужно сделать в социальной сфере — обеспечить основной закон действующими правовыми актами о защите семьи, детей и благосостоянии граждан. Это большая работа и серьезная проверка для тех, кто случайно прилип к бюджетным потокам или просиживает штаны на хлебной должности. Таких дармоедов и нахлебников в системе госуправления остаться не должно. Сети высокопоставленных саботажников, умеющих любое решение Президента запутать в бюрократической волоките и коррупционных сетях, начнут вскрываться сразу после голосования. Инерция правящих элит при попытке их реформирования, как правило, огромна.

Помимо прочего, голосование по поправкам — это не привычные нам выборы депутатов или президента. Мы не голосуем за личности или партийные программы. Каждый наш голос — это выбор долгосрочной стратегии, которая прописана в главном правовом документе страны. С ним потом будет работать Конституционный суд, будут сверяться многочисленные законы, указы и вообще любые правовые акты. Именно поэтому оппозиция уходит от обсуждения поправок по существу — потому что содержательных аргументов против каждого из пунктов нет, их в целом поддерживает подавляющее большинство населения. Любую трезвую дискуссию по существу пытаются свести к пресловутому «обнулению», которое по значимости идет на двадцатом-тридцатом месте после суверенитета, преемственности истории и национализации элит.

Формально Президенту хватило бы легальных оснований принять поправки после голосования простым большинством в Госдуме и Совете Федерации, но Владимир Владимирович решил провести плебисцит, чтобы обеспечить реальную легитимность основного закона. Напомним, в 1993-м году явка на голосовании по принятию Конституции составила 54,8%, из них ЗА проголосовали 58,4%. Минимальный перевес тогда обеспечил многолетний политический курс и легитимность ельцинской Конституции на 27 лет. Сейчас же явка и поддержка необходимых изменений должны показать очевидный перевес.

Как бы то ни было, именно сейчас Президенту и народу придется столкнуться с самым ожесточенным сопротивлением ориентированных Запад и собственное благосостояние групп элит. Напротив, настоящая элита жертвенного типа, элита служения, должна взять власть в свои руки.

comments powered by HyperComments