Сильная и развивающаяся Россия – это только Россия мощных регионов, провинциальных городов и сел. Работая в своем регионе, на своей земле, на своем предприятии, русский человек должен чувствовать себя основой государства – самодостаточным центром местной жизни. Напротив, массовая миграция на постоянное место жительства в областные центры и в столицу – явление болезненное для страны таких масштабов, как Россия.

В Москву люди перебираются чаще всего не из-за заоблачных амбиций или расширения бизнеса, а по причине банального отсутствия работы в своем регионе. Необходимо лишь обеспечить минимально необходимые условия для работы или ведения своего бизнеса, фермерского хозяйства, образования и культурной жизни – и наши люди с удовольствием будут развивать свой родной край.

Только развитие регионов сможет, в свою очередь, обеспечить экономический суверенитет и продовольственную безопасность. На сегодняшний день общие показатели зависимости нашей страны от импорта, согласно данным Росстата, дают мало поводов для оптимизма. Общий товарный импорт не уменьшился, а только вырос с 22,3 млрд долларов в 2000 году до 212 млрд в 2018 – почти в десять раз. Больше всего за это время мы стали закупать импортной продукции химической промышленности, станков и транспортных средств. Их общий импорт возрос с 12,7 млрд до 146,7 млрд долларов в 2018 году – почти в двенадцать раз! Также на порядок увеличился импорт текстиля, драгоценных камней и металлов. Почти в десять раз вырос импорт безалкогольных и алкогольных напитков, лекарственных средств, черных металлов и электроники, которую в России почти не производят. При этом 20% товаров мы закупаем в Китае, 10% в Германии, остальные – в разной пропорции в странах ближнего и дальнего зарубежья. В приведенной информации мы опираемся только на данные по итогам 2018-го года, и не можем судить даже о показателях предыдущего года, поскольку в официальной статистике Росстата она пока не фигурирует.

Такие данные заставляют задуматься, потому что Россия, во-первых, еще в 2014-м году провозгласила курс на импортозамещение, а во-вторых, относится к тем немногим странам, которые могут полностью обеспечить собственную продовольственную безопасность почти во всех областях: от вылова красной рыбы до сыроварения. В промышленности у нас даже после распада Советского Союза и разрыва прежних производственных цепочек остаются внушительные природные запасы, технологические мощности, остатки научной базы и специалисты, способные обеспечить относительно автономное производство. Если умножить это на производственные и потребительские способности пространства ЕАЭС, то суммарно мы сможем в перспективе прокормить, одеть и посадить за руль наших автомобилей не только себя, но и все ближайшие страны. В свою очередь, доступность углеводородов и продуктов питания для населения обеспечат конкурентные преимущества по сравнению с экономиками других стран.

Кажется, для успешного импортозамещения у нас пока есть все: атомная и гидроэнергетика, внушительные запасы углеводородов, сохранившаяся научно-образовательная база и развитая коммуникационная инфраструктура. Однако запас профильных технических специалистов с каждым годом сокращается вместе со значительным креном образовательной системы в сторону гуманитарных дисциплин. Дорожная, железнодорожная и прочая инфраструктура также нуждаются в серьезной модернизации.

Для этого нам нужна здоровая децентрализация трудоспособного населения, а для этого, в свою очередь, внятная идеологическая повестка и концепция развития. Чтобы молодые семьи видели долгосрочную карьерную и жизненную перспективу в своем регионе – в сельском ли хозяйстве, машиностроении или IT-индустрии. Нужен пересмотр самой концепции импортозамещения, в которой производство местных товаров и продуктов станет лишь «верхушкой айсберга» – финалом программы комплексного развития регионов. Реальное импортозамещение может стать результатом здоровой децентрализации, локализации регионального производства и поддержки малых сельхозпредприятий. Мобилизационное импортозамещение без развития потенциала российской глубинки в долгосрочной перспективе ситуацию не спасет.

Когда был сделан резкий крен в сторону импортозамещения, стало понятно, что государством в это будут вложены большие деньги. Тогда некоторые компании начали имитировать бурную деятельность, взяли под свои проекты заведомо неподъемные целевые кредиты и субсидии. Большинство в итоге обанкротилось, так и не представив на российский рынок реальной местной продукции. В итоге продукты только подорожали, на что справедливо обратил внимание наш Президент, дав указание принять меры для прекращения роста цен.

В итоге экономическая теория и теперь уже практика дают один и тот же рецепт: для обеспечения соотечественников здоровыми продуктами нет другого рецепта, кроме развития регионов и сельских территорий. В Центральной Европе, в Скандинавии и даже в соседней Беларуси работают тысячи мелких фермерских хозяйств, обеспечивающих себя и соседние страны качественными продуктами. Промышленный суверенитет или автаркия касаются уже развития наукоемких областей экономики в странах ЕАЭС, общих норм и кооперации в границах общего Таможенного союза.

Для реализации этих планов недостаточно еще двух-трех нацпроектов, которые все равно не складываются в цельный проект или идеологию развития. Все вместе они заработают только вкупе с общим энтузиазмом и включением всего общества в проекты федерального значения. Большой евразийский проект должен быть дополнен разнообразием хозяйственных укладов и региональным разделением труда.

Ростовский крестьянин, архангельский рыболов, рязанская доярка, кузбасский шахтер и магнитогорский металлург должны почувствовать себя хозяевами своей земли и творцами современной России – ее центром и единственным двигателем. Тогда никто не будет сбегать как от стихийного бедствия со своей малой Родины, с плодородных лугов, гудящих заводов и бескрайних лесов. Российскую историю будут творить регионы.

comments powered by HyperComments