Когда «Русский мир» действительно заработает

Александр Швырков

Термин «Русский мир» с одной стороны обозначает некую теоретическую концепцию, а с другой – совокупность конкретных людей из плоти и крови, людей с вполне определенными материальными потребностями.

Поэтому в своей статье я хочу осветить два аспекта, связанных с так понимаемым Русским миром: один теоретический, а другой – практический, так сказать, материальный.

Начну с теоретического.

Можно, вероятно, считать, что к настоящему времени культурная составляющая концепции Русского мира вполне разработана. По крайней мере, она разработана настолько, чтобы можно было апеллировать к этой концепции в политической деятельности, чтобы можно было выстраивать на ее основе вполне структурированный, непротиворечивый политический дискурс.

В то же время очевидно, что идеология Русского мира носит достаточно ограниченный характер, является, так сказать, региональной (в отличие от либерализма, коммунизма и т.п.). Она может «работать» только в отношении людей, которые являются носителями русского языка, каким-либо образом связывают себя с Россией, русской культурой и т.п. Конечно, таких людей немало (как утверждают, до 300 млн.), однако потенциал расширения Русского мира за границы этого «контингента», является довольно ограниченным[1].

Тем не менее, несмотря на ее, этой идеологии, изначальную ограниченность, региональность, существует необходимость в соотнесении ее с «мировыми» идеологиями, такими, как коммунизм, либерализм, фашизм и т.п.

Обусловлена эта необходимость именно всемирным характером этих идеологий, тем, что они «покрывают» (или могут покрывать) любую часть планеты, любой человеческий «контингент».

В какой мере идеология Русского мира противоречит той или иной из этих идеологий, в какой сосуществует, в какой дополняет (конкретизирует, развивает и т.д.)? Эти вопросы требуют прояснения. В силу сложившейся мировой конъюнктуры эта задача особенно актуальна в отношении либерализма, либеральной демократии.

Думаю, что огульно отрицать либеральные и демократические ценности с позиций Русского мира неправильно. Несмотря на то, как соответствующие концепции используются Западом, и либерализм, и теория демократии – это, бесспорно, ценнейшее достояние человечества. В разработку идей, их составляющих, внесли свой вклад величайшие умы. Поэтому выстраивание отношений с этими идеологиями должно вестись предельно осторожно и взвешенно – прежде всего для того, чтобы не оттолкнуть русскоязычную молодежь (особенно живущую не в России), для которой идеи либерализма и демократии уже давно стали неотъемлемыми элементами мировоззрения. Даже если мы уверены (чаще всего, имея для этого все основания), что под прикрытием этих идей западные олигархии осуществляют «ползучую колонизацию», ведут информационные и прочие войны (в том числе и против Русского мира), прямая атака на них (т.е., идеи демократии и либерализма), скорее всего ни к чему хорошему не приведет. В том числе и для самого Русского мира.

Возможно, здесь пригодится так называемое «политическое айкидо», то есть прием, суть которого в том, чтобы сначала подстроиться под идеологическое влияние оппонента, а затем мягко и ненавязчиво перехватить идеологическую инициативу. Помню, несколько лет назад, еще до Майдана, я предлагал украинской Партии Регионов сделать нечто подобное по отношению к идеологии украинского национализма. Что правда, ничего из мной предложенного сделано не было. Не стану утверждать, что именно это явилось причиной краха упомянутой партии и В. Януковича, однако пренебрежение идеологическими вопросами, несомненно, этот крах приблизило. В случае Русского мира важно не повторить подобную ошибку и правильно выстроить отношения с упомянутыми идеологиями.

Как известно, айкидо как боевое искусство рассчитано на применение в том случае, когда противник существенно превосходит тебя по силовым показателям. Скажу больше, пожалуй, эффективность применения айкидо увеличивается с увеличением силы и массы противника – если, конечно, ты мастер. Сегодня Запад по своим ресурсам, очевидно, существенно превосходит Россию, поэтому применение политического айкидо будет вполне разумной стратегией.

И раз уж речь зашла о ресурсах, самое время обратиться к материальному аспекту в продвижении идеологии Русского мира – как я и обещал в начале статьи.

Как я уже говорил выше, концепция Русского мира в настоящее время уже развита достаточно, чтобы обеспечить словами того, кто ее придерживается (разумеется, с некоторыми ограничениями, очевидным образом следующими из сказанного о соотношении данной концепции и мировых идеологий). Поэтому именно материальные ресурсы должны сегодня выйти не передний план.

Однако термин «материальные ресурсы» следует понимать в расширенном смысле. Что это за расширенный смысл, станет ясно из следующего примера.

50 лет назад советская коммунистическая идеология и американская идеология либеральной демократии широко шагали по поверхности планеты (сегодня продолжает шагать только американская). И та, и другая идеология были хорошо разработаны, охватывали почти все аспекты жизни общества. Однако, кроме этих идеологий, и та, и другая страна представляли (а США до сих пор представляет) мощнейшие экономики, военно-промышленные комплексы, системы образования и науки. Именно поэтому, во-первых, на продвижение соответствующих идеологий были (у США – до сих пор есть) деньги – например, на издание литературы, производство фильмов, передач, проведение конференций и проч., и, во-вторых, каждая из идеологий однозначно ассоциировалась с этой самой экономической/военной/научно-образовательной мощью.

При этом еще неизвестно, что больше работало на распространение и укрепление данных идеологий – собственно пропагандистские средства (пусть и дорогостоящие), или же именно упомянутая ассоциация. Почему-то мне кажется, что все-таки второе. Возможно потому, что создать исправно работающую экономику, ВПК, науку и проч. значительно труднее, чем некую идеологическую концепцию, а значит и силы, такую экономику создавшие, оцениваются как более серьезные, чем те, что занимаются только лишь созданием и продвижением идеологии.

Последняя фраза позволяет увидеть главную проблему, стоящую сегодня перед идеологией Русского мира. Суть ее в том, что она, эта идеология – это всего лишь идеология. Конечно, она достаточно четко ассоциируется с неким культурным, историческим багажом (или, как сейчас принято говорить, «кодом»), возможно, отчасти с военной силой. Однако она, к сожалению, пока не ассоциируется с экономической мощью, мощью науки и т.п. Поэтому и не производит особого впечатления даже на тех людей, которые в культурном плане ощущают себя принадлежащими к Русскому миру.

Вывод из сказанного прост: настоящая, действительно эффективная пропаганда Русского мира (а значит, и его победное шествие если не по планете, то, по крайней мере, по территории бывшего Советского Союза) должна начинаться не столько с усложнения и совершенствования соответствующей идеологической концепции и средств ее «доставки», а с планомерной, серьезной, взаправдашней работы по возрождению экономической мощи России, развитию ее «человеческого капитала», социальной, образовательной, научной сферы. То есть, работы по созданию России, которая действительно станет образцом для подражания.

И тогда, возможно, Русскому миру другая «реклама» просто не понадобится.



[1] Конечно, можно рассматривать Россию в качестве Катехона, а русский народ – как народ-богоносец, то есть, мыслить их в мировом контексте, однако француз, немец или китаец останется, скорее всего, равнодушным по отношению к тем идеям, на которых зиждется соответствующая концепция и уж точно не станет причислять себя к Русскому миру.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Швырков
Швырков Александр Иванович (р. 1977) — кандидат философских наук, доцент кафедры философии, истории и социологии Брянского государственного технического университета. Член Российской ассоциации политической науки. Регулярно публикует научные статьи в ведущих политологических, философских и социологических журналах. В качестве эксперта участвует в круглых столах и конференциях, посвященных обсуждению политических и социальных проблем.